Величие и сила природы

Величие и сила природы. Стоит ли ценить момент?

Вы когда-нибудь наблюдали столь захватывающий вид, когда в один момент смешиваются все цвета природы и перед вами предстаёт завораживающее зрелище опьянительной красоты?

В этот момент в голове возникает чувство эйфории и желание стать ближе к истокам нашего бытия.

Закройте глаза. Представьте, что вы стоите на моём месте, взобрашвись на одну из вершин уже давно затухшего вулкана.

Под вашими ногами находится спящий великан, который хранит в себе историю нашей планеты.

Тревожные чувства от того, что в любой момент он может проснуться и показать миру всю свою силу, заполняют ваши мысли.

Вы стоите на самой вершине и вдыхаете свежий, солёный, морской воздух, от которого вам становится немного прохладно.

Но как только вы открываете глаза, перед вашим взором появляется долина, окрашенная, как палитра у художника.

Вы забываете о всех переживаниях и тревога, которые вас преследуют, молча всматриваясь в величиственные пейзажи природы.

Вот такие чувства испытывал я стоя на этом месте.

Мы наткнулись на него совершенно случайно, из-за сбившегося навигатора на нашем телефоне, который повёл нас сквозь горный хребет, а не по асфальтированной дороге.

Наша бедная машинка БМВ, о которой я уже писал, с трудом справлялась с крутыми подъемами.

Но результатом той поездки я остался доволен.

Всё это показывает, что иногда неверно выбранный путь может стать одним из самых счастливых моментов в вашей жизни.

Источник



Грандиозность и величие природы

Прежде, чем начать читать мой краткий компендий, советую любознательным читателям посмотреть фото, размещенные на сайтах:
http://7oom.ru/pejzazhi-prirody.htm,
http://7oom.ru/tropy.htm,
http://7oom.ru/kartinki-priroda.htm,
http://7oom.ru/priroda-v-foto-zima-2.htm,
http://7oom.ru/zhivotnye-i-ix-detenyshi.htm

Один из моих книжных шкафов заполнен альбомами фотографий, сделанных во время странствий по миру. Это тоже своеобразная фотоэнциклопедия мировых природных чудес, или зафиксированных мгновений счастья. Путешествовать, наблюдать природу, улавливать ее тайны и восторгаться этим счастьем — значит жить. Жить счастливо и жить согласно с природой — одно и то же.

В ряду высоких эстетических наслаждений человека лежит наслаждение природой. Радость видеть и понимать есть самый прекрасный дар природы. Даже в прекраснейших своих грезах человек не может вообразить ничего прекраснее природы. Счастье — это быть с природой, видеть ее, говорить с ней. Умиление и восторг, которые мы испытываем от созерцания природы, — это воспоминание о том времени, когда мы были животными, деревьями, цветами, землей. Точнее: это — сознание единства со всем, скрываемое от нас временем (Л.Н.Толстой).

Я природой живу и дышу,
Вдохновенно и просто пишу,
Растворяясь душой в простоте,
Я живу на земле в красоте.

Наблюдая величественные водопады или извержения Кракатау, грозные тайфуны или грандиозные океанические течения, даже — обычные грозы или снегопады, каждый раз убеждаешься в мощи природы и собственной малости в стоянии пред ее величественным великолепием и мощью (что, кстати, великолепно отражают рекомендуемые мной снимки). Мне трудно согласиться с тем, что мы, даже добывшие энергию из ядра и научившиеся поворачивать реки, способны конкурировать с могущественными силами природы, когда даже наши высочайшие достижения часто работают больше во зло, чем во благо. Как писал тот же Лев Николаевич, в безнравственном обществе все изобретения, увеличивающие власть человека над природою, человек способен обратить в несомненное и очевидное зло.

Сила природы, воистину, велика. Ближе всего к Божеству в этом мире находится природа. Грандиозные вещи делаются грандиозными средствами. Одна природа делает великое даром. Даже в прекраснейших своих грезах человек не может вообразить ничего прекраснее природы. Творения природы совершеннее творений искусства. Благая природа так обо всем позаботилась, что повсюду ты находишь чему учиться. В природе все мудро продумано и устроено, всяк должен заниматься своим делом, и в этой мудрости — высшая справедливость жизни. Только то прочно и устойчиво, только то и имеет будущее, что сделано в согласии с природой. В своих орудиях человек обладает властью над внешней природой, тогда как в своих целях он скорее подчинен ей. Глуп тот, кто не доволен тем, что происходит по законам природы. Как великий художник, природа умеет и с небольшими средствами достигать великих эффектов.

Природа всегда сильнее принципов. Природа — творец всех творцов. В природе нет ничего бесполезного. Природа нравится, влечет к себе и воодушевляет только потому, что она естественна. Природа не терпит неточностей и не прощает ошибок. Природа — единственная книга, каждая страница которой полна глубокого содержания. Природа не имеет органов речи, но создает языки и сердца, при посредстве которых говорит и чувствует. Природу нельзя застигнуть неряшливой и полураздетой, она всегда прекрасна. То, что противно природе, к добру никогда не ведет. Нет ничего более изобретательного, чем природа. Изучение и наблюдение природы породило науку. Что такое истина? Соответствие наших суждений созданиям природы. Природа щедра в своих действиях и бережлива в предлагаемых ею причинах. Природа не терпит неточностей и не прощает ошибок. Природа не признает шуток, она всегда правдива, всегда серьезна, всегда строга; она всегда права; ошибки же и заблуждения исходят от людей. Природа не стареет, вместо увядших произведений она рождает новые. Природа насмехается над решениями и повелениями князей, императоров и монархов, и по их требованию она не изменила бы ни на йоту свои законы.

Поблагодарим мудрую природу за то, что нужное она сделала легким, а тяжелое ненужным.

Человек совершил огромную ошибку, когда возомнил, что может отделить себя от природы и не считаться с ее законами. Природа — приятный наставник, и даже не столько приятный, сколько осторожный и верный. Человек может развиваться только в контакте с природой, а не вопреки ей. Наблюдайте природу и следуйте дорогой, которую она вам указывает. В природе должен черпать человек правила для своего поведения, если желает быть вполне счастливым. Благо людей и мира на Земле, безопасность планеты и торжество «царства разума» — это дело всех и каждого. Поэтому, приходя в гости к природе, не делай ничего, что счел бы неприличным делать в гостях.

Природа не для всех очей
Покров свой тайный подымает.
Мы все равно читаем в ней.
Но кто, читая, понимает?

Все мы дети одного корабля по имени Земля, значит, пересесть из него просто некуда. Есть твердое правило: встал поутру, умылся, привел себя в порядок — и сразу же приведи в порядок свою планету. Человек несчастен лишь потому, что не знает природы.

…Леса без птиц
И земли без воды.
Всё меньше
окружающей природы,
Всё больше —
окружающей среды».
Р. И. Рождественский

Мы получили в наследство невыразимо прекрасный и многообразный сад, но беда в том, что мы никудышные садовники. Мы не позаботились о том, чтобы усвоить простейшие правила садоводства. Незнание природы — величайшая неблагодарность.

Первозданную природу надо беречь не меньше, чем мы бережем картины Рафаэля, Кёльнский собор, индийские храмы; их при желании можно восстановить. Уничтожая или ставя под угрозу многие виды животных на Земле, люди обедняют тем самым не только окружающую нас Природу, но и самих себя.

Есть просто храм,
Есть храм науки,
А есть еще — природы храм,
С лесами, тянущими руки
Навстречу солнцу и ветрам.
Он свят в любое время суток,
Открыт для нас в жару и стынь.
Входя сюда,
Будь сердцем чуток,
Не оскверняй его святынь.

Читайте:  Игры нас природе с детьми

Всё рожденное в природе обязательно умирает, но это не является окончательной гибелью, ибо из смерти старого восходит новое, и это происходит непрерывно. Земля никогда не возвращает без излишка то, что получила. Если каждый человек на кусочке своей земли сделал бы всё, что он может, как прекрасна была бы земля наша.

Я бы умер с тайной радостью
В час, когда взойдет луна.
Овевает странной сладостью
Тень таинственного сна.

Беспредельным далям преданный,
Там, где меркнет свет и шум,
Я покину круг изведанный
Повторенных слов, и дум.

Грань познания и жалости
Сердце вольно перейдет,
В вечной бездне, без усталости,
Будет плыть вперед, вперед.

И все новой, странной сладостью,
Овевает признак сна.
Я бы умер, с тихой радостью,
В час, когда взойдет луна.

Написал по памяти, сто пудов, что с неточностями.
Природу нельзя застать неряшливой и полураздетой. Точно. Нас застать в этом виде можно.
Когда нибудь она жестоко проучит нас за эту неряшливость.

Источник

25 моментов, доказывающих невероятную силу природы

Природа — самая утонченная и одновременно пугающая сила Вселенной. Несмотря на самые современные технологии, достижения науки и техники человек все так же беспомощен перед силой природы. Удивительно, как сила природы воплощается в самых разрушительных и мирных явлениях одновременно.

Познакомьтесь с викторией амазонской — гигантской водной лилией с самым крупным цветком в мире

Волна цунами накрывает Мияко, Япония, 2011

Извержение вулкана сопровождается мощной молнией. Кордон-Каулле, Чили

Застенчивость кроны — феномен, при котором кроны деревьев не соприкасаются друг с другом и образуют купол с каналообразными прожилками

Гигантская волна

Снимок с воздуха разлива лавы вулкана Килауэа на Большом острове, Гавайи, США

Поразительная красота

Шельфовое облако обвивается вокруг основания шторма. Разве это не удивительно?

Это фото точно с нашей планеты?

Воплощение силы и красоты!

Дерево, скованное льдом, выглядит инопланетно

Ульи принимают самые замысловатые формы и возникают в самых неожиданных местах!

Невероятно, но это корни одного дерева!

Завораживающий водопад Сельяландсфосс, Исландия

Закат на Стеклянном пляже, Калифорния. Вода долгое время шлифовала стекло, чтобы превратить его в эти гипнотические бриллианты!

Природа всегда найдет выход

Снежное королевство, Камчатка, Россия

Я нашел этот камень на одном из исландских пляжей

Вся мощь жизни

Это кислотное озеро потрясающего голубого цвета образовалось в вулканическом кратере, Камчатка, Россия

Источник

Величие и реконструкция природы (216 картинок)


Иллюстрации, насколько было возможно, подобраны с максимальным соответствием
облику исчезнувшего мира. К некоторым рисункам сделаны подписи — наводите курсор и читайте.
Продолжение в комментариях после основного файла, т.к. текст слишком велик.

На утренней пробежке по прибрежному парку Ванкувера я увидел ворон, которые вытаскивали отбросы из дыры, проделанной в пакете с мусором. Это напомнило мне африканскую сцену: грифы, вырывающие внутренности из трупа бегемота. Крупнейший из грифов Африки — ушастый — обладает широким, мощным клювом, специально приспособленным к разрыванию кожи таких гигантов. Двенадцать тысяч лет назад здесь, в Северной Америке, кондоры-терраторны, некоторые виды которых достигали 5.5 метров в размахе крыльев, такими же могучими клювами вскрывали брюхо у трупов наземных ленивцев.


Ленивцев размеров с бегемота.


Слоны трех совершенно различных типов (и четырех видов — прим. переводчика) принимали пылевые ванны и валили деревья на пространстве от Новой Англии до Аризоны. Три вида гепардов охотились на стремительных вилорогов и уникальных американских длинноногих свиней, напоминающих антилопу. Не менее 5 видов других крупных кошек жили среди экстравагантной смеси разных видов верблюдов, лам, оленей, лошадей и бизонов. Если добавить к этому «ужасных волков», вооруженных самыми страшными челюстями среди всех собачьих, гигантских бобров размером с теленка и громадных броненосцев-глиптодонтов, а также самого могучего хищника среди млекопитающих всех времен – степного плоскомордого медведя, выходит, что Северная Америка содержала больше видов крупных животных, чем сама Африка, и выглядела, как супер-Серенгети сегодняшнего дня.


Пробегая по парку дальше, я подумал: «Как странно, что любители бега и пикников вокруг меня ничего или почти ничего не знали об этом. Как странно, — думал я, — что люди больше слышат о динозаврах, которые исчезли 65 миллионов лет назад, чем об удивительном множестве млекопитающих и птиц, которых видели, на которых охотились и которым несомненно давали имена первые люди, пришедшие на американский континент. Еще более странным было то, что это незнание не казалось результатом равнодушия: через несколько сотен метров я пробежал мимо маленькой девочки в майке с надписью: «Скажи об исчезающих видах громко!» Всего лишь 30 тысяч лет назад крупные животные обитали на всех участках земной суши, не покрытых льдом.

В Евразии жили гигантские олени, гигантские лисы, ТРИ вида носорогов, дикие лошади, бегемоты, бизоны, мамонты, прямобивневые лесные слоны, кинжалозубые кошки, леопарды, гиены, волки, львы.


в Австралии — сумчатые травоядные размером больше буйвола, нелетающие джениорнисы — аналоги эму весом в 150 кг и гигантские наземные рептилии;

на Мадагаскаре – гориллоподобные лемуры и громадные нелетающие эпиорнисы массой в полтонны,


в Новой Зеландии – знаменитые моа, самые высокие птицы всех времен, и хокиои — величайшие орлы, когда-либо взлетавшие в небо.


В Южной Америке же обитали такие создания, что их и вообразить трудно. Это множество видов из эндемичного отряда Xenarthria – броненосцы и глиптодонты ростом с молодого быка, с ног до головы покрытые костяной броней и вооруженные тяжелой шипастой булавой на конце хвоста,


многочисленные виды наземных ленивцев, объедавших листья с вершин деревьев.


Наконец, отряд уникальных «южных копытных» или Notoungulata . Они совершенно независимо приобрели свои собственные копыта и пропорции тела, поразительно напоминающие аналогии с других континентов. К моменту появления в Южной Америке человека там водились южноамериканские псевдо-бегемоты, всевдо-верблюды, даже псевдо-слоны. В бассейне Амазонки жила крупнейшая бокошейная черепаха в мире с панцирем длиной более 2 метров.


Все континенты, за исключением Антарктиды, а также большинство крупных островов произвели бы на современного наблюдателя впечатление Серенгети того или иного рода. Затем, между 20 и 10 тысячами лет назад — как раз перед тем, как люди создали первые постоянные земледельческие поселения — таинственный спазм вымирания смел с лица Земли большинство видов этой «мегафауны» [наземные животные, масса тела которых превышает сорок килограмм, в группу включают рептилий, млекопитающих и птиц – прим. переводчика].

Тем не менее, крупные животные продолжали вымирать долгое время после основного кризиса: последний на Земле мамонт исчез с острова Врангели лишь 4 тысячи лет назад, когда были уже построены египетские пирамиды, а Новая Зеландия потеряла своих последних гигантских птиц моа только в Средние века.

Ни одно из пяти массовых вымираний фауны, которое разрывало плавное течение жизни на нашей планете, ни один из множества более мелких кризисов не был сконцентрирован, на сколько мы можем судить, на крупных животных в такой избирательной манере. Массовое вымирание, уничтожившее динозавров в конце Мелового периода, привело к гибели, к примеру, и множество морских животных — аммонитов размером с копейку и микроскопических фораминифер.

Читайте:  Сколько типов воды в природе

Вымирание крупных животных Ледникового периода вот уже более столетия ставит в тупик ученых. Уже в 1876 году Альфред Руссель Уоллес, параллельно с Дарвиным открывший эволюцию и естественный отбор, написал отрывок, который часто цитируется: «Мы живем в зоологически исправленном мире, из которого недавно исчезли все самые крупные, самые свирепые, самые причудливые формы; и этот мир, несомненно, гораздо более благоприятен для нас. Тем не менее такое внезапное вымирание множества крупных млекопитающих не в одном месте, но на половине земной поверхности является поразительным фактом, о котором едва ли кто-нибудь задумывался в достаточной мере».

Первоначально Уоллес думал, что вымирание было вызвано «колоссальными недавними физическими изменениями, известными как «Ледниковый период», однако позднее он изменил свое мнение, написав в 1911 году, когда ему шел 88 год: «…я убежден, что скорость вымирания такого количества крупных млекопитающих в действительности обусловлена посредничеством человека». Ученые до сих пор, грубо говоря, делятся на сторонников двух теорий Уоллеса: одна группа предпочитает более раннюю, т. е. что климатические изменения уничтожили мегафауну, тогда как другая принимает более поздний взгляд: крупные животные были уничтожены при «посредничестве человека».

Так как этот спор продолжается и в конце ХХ века, будет справедливым признать: точка зрения, что «это сделали люди» становится все более вероятной. Для тех, кто разделяет мнение, что за исчезновение мегафауны несет ответственность человек, вымирание видов в наше время предстает просто как продолжение процесса, которые начался с вымирания шерстистого носорога, мамонта и наземного ленивца. И этот процесс вполне логично достиг кульминации в ХХ веке, когда на грань исчезновения человек поставил несколько видов самых больших представителей мегафауны Земли – китов.

Сторонники теории вымирания, вызванного человеком, такие как Поль Мартин, Джеред Даймонд, Эдвард Вильсон и Тим Фланнери признают, что данная точка зрения еще не доказана в каждом отдельном случае исчезновения того или иного представителя мегафауны. Однако свидетельства в поддержку этого в целом настолько убедительны, что вся проблема превращается, говоря словами позднего Исаака Азимова, в «глупый повод для спора» – ответственность лежит на человеке. Даже если люди не выбили животных полностью в результате охот, в чем я полностью уверен, они постепенно захватили жизненное пространство. Крупные животные в таких условиях очень уязвимы. Они нуждаются в больших количествах пищи и, следовательно, в широких пространствах для ее поиска. Они относительно немногочисленны – это в лучшем случае. Они медленно растут и у них мало детенышей, которые рождаются через большие промежутки времени.

Глупо это или нет, но вопрос об ответственности за исчезновение крупных животных продолжает вызывать интенсивные, даже эмоциональные споры среди ученых. И эта интенсивность, насколько я могу судить, указывает, что данное противоречие затрагивает весьма болезненные экологические предположения… которые выходят за рамки собственно проблемы недавней гибели гигантских млекопитающих как таковой.

Объяснение гибели мегафауны через деятельность человека говорит о том, что, например, первые люди, достигшие Австралии и обеих Америк, истребили больше видов млекопитающих и птиц, чем европейские колонисты, которые последовали за ними на эти континенты.


Это предположение весьма далеко от идеи, которая импонирует всем, кто верит в экологическую безвредность «коренных» или «аборигенных» народов. В число тех, кто убежден в подобной «безвредности» входят самые разнообразные люди: от идеалистов, которые верят, что «аборигенные» народы слишком «духовны», чтобы приносить вред миру дикой природы, до тех, кто считает, что они слишком «примитивны», чтобы это сделать. Один палеонтолог, имени которого мы не будем называть, принадлежащий к последней категории, сказал мне недавно, что это абсурд – думать, что американских мамонтов могла истребить «кучка индейцев с заостренными палками».

Мнение о том, что все люди, «примитивные» или иные, – жили в гармонии с окружающей природой до того, как начался подъем промышленности и технологии, – остается общепринятым. «Чтобы облегчить давление на природу, – говорят нам, к примеру, сторонники движения «Юнабомбер» в манифесте «Индустриальное общество и его будущее», — … необходимо всего лишь избавиться от индустриального общества». Не так много людей поддержало бы методы «Юнабомбера» в привлечении внимания к этой идее, однако сама идея импонирует многим. Весьма уважаемый сторонник теории эволюции Эрнст Майр полагает, например, что «истинно разумные» формы жизни «тщательно избегали» бы развития «особо сложных технологий», а эколог Давид Судзуки утверждает, что мы могли бы восстановить «священную связь» аборигенных народов с их землей путем отказа от «одержимости технологией».

Зачатком истины в этих идеях является неоспоримый факт, что промышленное развитие колоссально усилило процессы разрушения окружающей среды человеком. Скорость, с какой виды исчезают сегодня буквально в сотни раз выше той, с которой они погибали в доиндустриальное время. Хотя нам и удалось задержать буквально на грани исчезновения большинство почти истребленных крупных «харизматических» видов (таких как бизон, киты-полосатики или арабский орикс), огромное число менее ярких, «низших» организмов (микроорганизмов, растений, грибов, беспозвоночных, земноводных и рыб), которых уничтожил человек со времен промышленной революции уже значительно превысило число видов, истребленных нами до ее начала. Тем не менее, это не следует понимать так, что до появления современной промышленности вымирание живых существ по вине человека было незначительным.

В этой статье я собираюсь доказать, что до промышленной революции люди уничтожили более чем в два раза больше видов млекопитающих и в более чем в десять раз больше видов птиц, чем после нее. Доиндустриальный экологический сдвиг таких масштабов предполагает, что глубокие изменения в отношениях человека и мира дикой природы произошли задолго до того как «черная сатанинская мельница» появилась в северной Англии в конце 18 столетия. Какая-то более ранняя революция должна была наделить человека беспрецедентной властью над окружающими его видами живых существ. И, более того, она должна была состояться за тысячи, а не за сотни лет до нашего времени.

Существуют свидетельства о том, что такая революция действительно имела место. Между 50 и 30 тысячами лет назад — как раз перед главной волной вымирания крупных животных – возникла процветающая человеческая культура и технологии, которые Джеред Даймонд назвал «Великим скачком». Впервые в человеческой истории возникает искусство, включающее в себя резные барельефы, живопись и музыкальные инструменты. Одновременно появляются резец, шило, иглы, сети и рыболовные ловушки, жировые лампы, ножи в форме лезвия и наконечники копий.


Ключ, открывший весь этот кладезь новой культуры и технологий заключался, как полагает Джеред, в новом уровне лингвистических способностей. В заключении данной статьи я выскажу утверждение, что «Великий скачок» дал нашему виду такую власть, которую больше не могла экологически контролировать и вмещать в себя дикая природа. Хотя «Великий скачок» был именно тем, чем он был – буквальным прыжком к беспрецедентному усложнению и изощренности человеческой культуры – уникальные способности, в совокупности приведшие к его возникновению, развивались в течение сотен тысяч лет до него.

Речь, возможно, не такая сложная синтаксически, как современные языки, должна была существовать задолго до «Великого скачка». Также задолго до этого должна была существовать охота. В последние 20 лет было немодным утверждать, что люди охотились на крупных животных ранее 40 тысяч лет назад. Однако недавние открытия хорошо оформленных тяжелых метательных копий в Шнингене, Германия, датированных временем от 380 до 400 тысяч лет назад, только подтвердили другие свидетельства о практике подобной охоты. Более того, шнингенские копья были сделаны с большим мастерством и расчетом: каждое изготовлено из ствола 30-летней ели; в каждом из этих копий боевой конец вырезан из комля ствола, где древесина наиболее твердая; каждое копье имеет одни и те же пропорции; также, как и в современных дротиках, центр тяжести расположен на расстоянии трети длины копья от боевого конца. Все это требует значительных затрат времени и высокого мастерства при изготовлении: выбор подходящего дерева, создание приблизительной конструкции копья и, наконец, его изготовление. Другими словами, эти гоминиды, представители даже не параллельного нам вида «разумных» людей – неандертальцев, а еще более древнего, предкового для двух наших видов человека гейдельбергского (Homo heiderbengensis), не жили в рамках спонтанной культуры «пяти минут», предполагающей оппортунистические действия в ответ на текущую ситуацию. Скорее мы видим здесь значительную глубину планирования, изощренности конструирования и терпения в вырезании дерева; все то, что связывают с современным человеком.

Читайте:  Тематическое планирование quot Пробуждение природы quot календарно тематическое планирование старшая подготовительная группа


Человеческая технология предшествовала появлению искусства, музыки и даже сложной речи. Корни ее уходят на 2,5 миллиона лет в прошлое, к грубым галечниковым орудиям, благодаря которым было дано имя нашему предполагаемому предку — Homo habilis или «человек умелый». Идея, что наш вид может на неком этапе своей истории почему-то решить, что он отказывается от технологии, кажется, по крайней мере на мой взгляд, столь же невероятной, как и идея отказа от самого разума.


Самый вероятный шанс остановить разрушение биосферы при сохранении воздействия на значительную ее часть вполне может заключаться в максимальной мобилизации наших технологических достижений, а не в попытке снизить нашу зависимость от них. Таким образом, как это ни парадоксально, но «простая» жизнь, которая обычно ассоциируется с «аборигенными» или «коренными» народами – то есть образ жизни с минимальным возможным воздействием на мир дикой природы – может быть достигнут только путем возрастания изощренности наших технологий. До того, как об этой возможности начнут размышлять настолько серьезно, насколько она этого заслуживает, люди должны полностью осознать действительные факты их экологической истории. Если объяснение вымирания мегафауны через деятельность человека окажется правильным, то должно быть совершенно ясно, что экологическая гармония не достижима с помощью подражания образу жизни «аборигенных» народов.

Поскольку исчезновение живых существ по вине человека – одна из самых серьезных проблем нашего времени, можно было бы ожидать, что люди будут активно обсуждать вопрос об ответственности человека за катастрофическое вымирание крупных животных. Тем не менее, большинство людей – и большинство действительно образованных, любящих природу людей – остаются очень далеки от таких дискуссий. Они не только не осознают, что наш вид уничтожил большую часть крупных животных планеты за последние 15 тысяч лет, большинство из этих людей даже не знает, что такие животные вообще когда-то жили на нашей Земле.

Недавно я услышал на презентации телепрограммы о дикой природе Австралии, что например, «…до того, как человек прибыл в Австралию, у кенгуру не было врагов». Нет ничего более далекого от правды. Когда первые представители Homo sapiens прибыли в Австралию от 70 до 50 тысяч лет назад, на кенгуру уже охотились самые разнообразные хищники, включая сумчатого «волка» Thylacinus cynocephalus, достигавшего размеров койота;


сумчатого «льва» Thylacoleo carnifex размером с африканскую львицу, а также гигантские рептилии, подобные 7-ми метровому варану Megalania prisca.

Гигантский хищник, такой как Megalania, должен был поедать свою долю кенгуру, но его атаки, вероятно, были сфокусированы прежде всего на более крупных травоядных — таких как вымершие сумчатые «носороги» Австралии.


Эти животные были членами группы дипротодонов (Diprotodonidae), крупнейший род которой, собственно дипротодоны (Diprotodon), состоял из двух или более видов, почти достигавших размеров черного носорога. Они, также как и носороги, передвигались на четырех колоннообразных конечностях.


Крупные хищники, вероятно, также нападали на сумчатое животное размером с буйвола, зигоматуруса (Zygomaturus), жившего, вероятно, в болотах и водоемах


а также на странного, причудливого палорчестеса (Palorchestes). Это был сумчатый зверь весом до одной тонны, способный балансировать на задних ногах, когда он тянулся вверх огромными изогнутыми когтями передних лап, чтобы согнуть и подтянуть ветви деревьев к своему короткому хоботу.


Несколько видов гигантских плосколицых кенгуру, исчезли вслед за вышеупомянутыми аналогиями носорогов, буйволов и наземных ленивцев.


Восемь крупных видов «обычных» кенгуру и пять видов вомбатов тоже были уничтожены либо, в нескольких случаях, приобрели карликовые размеры в результате катастрофического эволюционного сокращения размеров тела в ответ на тот же экологический кризис, который уничтожал наиболее крупных животных континента. Прибавьте к этой причудливой коллекции вымерших гигантов семейство рогатых черепах-мейоланий, некоторые из видов которых достигали размера легковой автомашины и веса в несколько сотен кг,

Источник

uCrazy.ru

Нет, мы не будем рассказывать о цунами, наводнениях и прочих стихийных бедствиях. Мы расскажем о более спокойном, медленном, но очень сильном и твердом желании жить, которое преодолевает все препятствия на своем пути и заставляет нас поражаться силе и величию природы.

У растений иногда есть чему поучиться. Они не сдаются несмотря ни на что. И выживают в самых неподходящих условиях.

Внутреннее давление клеток растений очень высокое. В биологии оно называется тургор.

Растение впитывает воду за счёт осмотических процессов. Тургор помогает растениям находится в вертикальном положении и пробивать почву, асфальт и другие препятствия для своего роста.

Вначале семена активно поглощают воду, набухают и начинают прорастать. В клетках проростков возникает огромное гидростатическое давление, которое и позволяет им преодолевать толщу земли, а если необходимо, то и асфальт.

У растений есть специальные приспособления, которые помогают им пробивать землю. Например проросток кукурузы пробивает землю плотно свёрнутыми, наподобие шила, листочками, а проростки фасоли преодолевают сопротивление почвы согнутым вдвое концом стебля. У клещевины стебель закручивается петлёй, чтобы приподнять лежащий сверху ком земли.

Набухающие семена гороха учёные-анатомы используют даже для разъединения костей черепа человека, которые соединены зубчатым швом, а для этого нужна очень большая сила.

Проростки семян показывают давление до семи атмосфер.

Пустынные шампиньоны пробивают твёрдую асфальтоподобную корку пустынных такыров, а обыкновенные шампиньоны пробивают бетонные и асфальтовые покрытия дорог и тротуаров, бетонированные полы гаражей и складов.

Гифы некоторых грибов способны пробуравливать тонкие пластинки из мрамора, известняка, золота. Проникновение это чисто механическое, обусловленное только огромным внутриклеточным давлением развивающейся гифы.

В период роста у грибов сильно возрастает тургорное давление, ткани плодового тела становятся исключительно упругими. Это давление достигает семи атмосфер и равно давлению в шинах десятитонного самосвала.

Явление фотосинтеза, в ходе которого, по сути, образуются вещества из солнечного света, воды и углекислого газа помогает растениям выживать даже в труднодоступных местах и на скалах.

Источник