Таланту А П Чехова Родник Птицы

Таланту А. П. Чехова. Родник! Птицы!

Серж Пьетро 1 Около полудня бричка свернула с дороги вправо, проехала немного шагом и остановилась.
Послышалось тихое, очень ласковое журчанье и не прекратилось,
почувствовалось, что к лицу прохладным бархатом прикоснулся какой-то другой воздух, не как в степи всегда.
Из холма, склеенного природой из громадных, уродливых камней, сквозь трубочку из болиголова,
вставленную каким-то неведомым благодетелем, тонкой струйкой бежала вода.
Она падала на землю — прозрачная, весёлая, сверкающая на Солнце — и, тихо ворча,
точно воображая себя сильным и бурным потоком, быстро бежала куда-то влево, у камней чуть слышно урча.
Недалеко от холма маленькая речка расползалась в лужицу, поворачивая под ветлу;
горячие лучи и раскалённая почва, жадно выпивая её, отнимали у неё силу;
но немножко далее она, вероятно, сливалась с другой такою же речонкой,
потому что шагах в ста от холма по её течению зеленела густая, пышная осока-краса,
из которой, когда подъезжала бричка, с криком вылетело три бекаса.
Наступила тишина. Где-то не близко плакал чибис под мелодию — всегда одну,
и изредка раздавался писк трёх бекасов, прилетавших поглядеть, не уехали ли непрошеные гости в свою сторону;
мягко картавя, журчал ручеёк, но все эти звуки не нарушали тишины,
не будили застывшего воздуха, впитавшего теплоту,
а, напротив, вгоняли природу в дремоту.
Наконец, бричка тронулась в путь. Холмы всё еще тонули в лиловой дали, и не было видно их конца;
мелькал бурьян, булыжник, проносились сжатые полосы;
и всё те же грачи да коршун, солидно взмахивающий крыльями, летали над степью без конца.
Воздух всё больше застывал от зноя и тишины, покорная природа цепенела в молчании.
Ни ветра, ни бодрого, свежего звука, ни облачка. Всё было, словно в ожидании.
Но вот, наконец, когда Солнце стало спускаться к западу,
степь, холмы и воздух не выдержали гнета, дождались мига
и, истощивши терпение, измучившись, попытались сбросить с себя иго.
Из-за холмов неожиданно показалось пепельно-седое кудрявое облако, словно этого мига ждало и дождалось.
Оно переглянулось со степью: я, мол, готово, — и нахмурилось .
Вдруг в стоячем воздухе что-то порвалось,
сильно рванул ветер и с шумом, со свистом закружился по степи. Началось!
Тотчас же трава и прошлогодний бурьян подняли ропот,
на дороге спирально закружилась пыль, побежала по степи и, увлекая за собой стрекоз, перья, солому,
чёрным вертящимся столбом поднялась к небу и затуманила Солнце, скрыла дорогу к дому!
По степи, вдоль и поперёк, спотыкаясь и прыгая, побежали перекати-поле,
а одно из них попало в вихрь, завертелось, как птица, полетело к небу и у всех на виду,
обратившись там в чёрную точку, исчезло из виду.
За ним понеслось другое, потом третье, два перекати-поле столкнулись в голубой вышине
и вцепились друг в друга, не разнимаясь, как на поединке,
по-старинке.
У самой дороги вспорхнул стрепет, показав бока.
Мелькая крыльями и хвостом, он, залитый солнцем, походил на рыболовную блесну или на прудового мотылька,
у которого, когда он мелькает над водой, крылья сливаются с усиками, полёт у них таков,
и кажется, что усики растут у него и спереди, и сзади, и с боков.
Дрожа в воздухе, как насекомое, играя своей пестротой,
стрепет поднялся высоко вверх по прямой линии, выражая этим ликование,
потом, вероятно испуганный облаком пыли, понёсся в сторону и долго ещё было видно его мелькание.
А вот, встревоженный вихрем и не понимая, в чём дело, из травы вылетел коростель.
Он летел за ветром, а не против, как все птицы; от этого его перья взъерошились, будто он сердит,
весь он раздулся до величины курицы и имел очень грозный, внушительный вид.
Одни только грачи, состарившиеся в степи и привыкшие жить со степными переполохами,
покойно носились над травой или же равнодушно, ни на что не обращая внимания сами,
долбили чёрствую землю своими толстыми клювами.
Подуло свежестью, глухо прогремел гром за холмами.
Хорошо, если бы брызнул дождь над нами!
Ещё бы, кажется, небольшое усилие, одна потуга, и степь взяла бы верх.
Но невидимая гнетущая сила мало-помалу сковала ветер и воздух — сама(!) —
уложила пыль и опять, как будто ничего не было, наступила тишина.
Облако спряталось, загорелые холмы нахмурились, воздух покорно застыл
и одни только встревоженные чибисы где-то плакали и жаловались на судьбу — воздух совсем не остыл,
пропал свежий ветер.
Но вскоре наступил вечер.
_____
А..Чехов. Степь: (Отрывок.)
II.
Около полудня бричка свернула с дороги вправо, проехала немного шагом и остановилась. Егорушка услышал тихое, очень ласковое журчанье и почувствовал, что к его лицу прохладным бархатом прикоснулся какой-то другой воздух. Из холма, склеенного природой из громадных, уродливых камней, сквозь трубочку из болиголова, вставленную каким-то неведомым благодетелем, тонкой струйкой бежала вода. Она падала на землю и, прозрачная, веселая, сверкающая на солнце и тихо ворча, точно воображая себя сильным и бурным потоком, быстро бежала куда-то влево. Недалеко от холма маленькая речка расползалась в лужицу; горячие лучи и раскаленная почва, жадно выпивая ее, отнимали у нее силу; но немножко далее она, вероятно, сливалась с другой такою же речонкой, потому что шагах в ста от холма по ее течению зеленела густая, пышная осока, из которой, когда подъезжала бричка, с криком вылетело три бекаса.
Наступила тишина.
где-то не близко плакал один чибис и изредка раздавался писк трех бекасов, прилетавших поглядеть, не уехали ли непрошеные гости; мягко картавя, журчал ручеек, но все эти звуки не нарушали тишины, не будили застывшего воздуха, а, напротив, вгоняли природу в дремоту.
. бричка тронулась в путь.
Холмы всё еще тонули в лиловой дали, и не было видно их конца; мелькал бурьян, булыжник, проносились сжатые полосы, и всё те же грачи да коршун, солидно взмахивающий крыльями, летали над степью. Воздух всё больше застывал от зноя и тишины, покорная природа цепенела в молчании. Ни ветра, ни бодрого, свежего звука, ни облачка.
Но вот, наконец, когда солнце стало спускаться к западу, степь, холмы и воздух не выдержали гнета и, истощивши терпение, измучившись, попытались сбросить с себя иго. Из-за холмов неожиданно показалось пепельно-седое кудрявое облако. Оно переглянулось со степью — я, мол, готово — и нахмурилось. Вдруг в стоячем воздухе что-то порвалось, сильно рванул ветер и с шумом, со свистом закружился по степи.
Тотчас же трава и прошлогодний бурьян подняли ропот, на дороге спирально закружилась пыль, побежала по степи и, увлекая за собой солому, стрекоз и перья, черным вертящимся столбом поднялась к небу и затуманила солнце. По степи, вдоль и поперек, спотыкаясь и прыгая, побежали перекати-поле, а одно из них попало в вихрь, завертелось, как птица, полетело к небу и, обратившись там в черную точку, исчезло из виду. За ним понеслось другое, потом третье, два перекати-поле столкнулись в голубой вышине и вцепились друг в друга, как на поединке.
У самой дороги вспорхнул стрепет. Мелькая крыльями и хвостом, он, залитый солнцем, походил на рыболовную блесну или на прудового мотылька, у которого, когда он мелькает над водой, крылья сливаются с усиками и кажется, что усики растут у него и спереди, и сзади, и с боков. Дрожа в воздухе, как насекомое, играя своей пестротой, стрепет поднялся высоко вверх по прямой линии, потом, вероятно испуганный облаком пыли, понесся в сторону и долго еще было видно его мелькание.
А вот, встревоженный вихрем и не понимая, в чем дело, из травы вылетел коростель. Он летел за ветром, а не против, как все птицы; от этого его перья взъерошились, весь он раздулся до величины курицы и имел очень сердитый, внушительный вид. Одни только грачи, состарившиеся в степи и привыкшие к степным переполохам, покойно носились над травой или же равнодушно, ни на что не обращая внимания, долбили своими толстыми клювами черствую землю.
За холмами глухо прогремел гром; подуло свежестью. Хорошо, если бы брызнул дождь!
Еще бы, кажется, небольшое усилие, одна потуга, и степь взяла бы верх. Но невидимая гнетущая сила мало-помалу сковала ветер и воздух, уложила пыль, и опять, как будто ничего не было, наступила тишина. Облако спряталось, загорелые холмы нахмурились, воздух покорно застыл и одни только встревоженные чибисы где-то плакали и жаловались на судьбу.

Источник

Вся природа казалось была полна испуга

Схематические диктанты

Указать виды простых предложений, входящих в состав сложных, по образцу: Жарко, и хочется пить. [безличн.], и[безличн.].

I. 1) Мороз и солнце. (А. Пушкин) 2) Мороз, и трудно дышать. 3) Мороз, и под ногами скрипит снег. 4) Болото кончилось, и деревья сомкнулись. 5) Небо быстро тускнело, и на нем стали проблескивать первые звездочки. (В. Мясников)
II. 1) Вдруг стемнело, и он потерял дорогу. 2) Неожиданно тропа выскочила на трассу, и пришлось затормозить. 3) Вспышка померкла на горизонте, и стало темно. 4) Солнце приближалось к горизонту, и стало прохладно. 5) Вечерело, и с наступлением сумерек пустели улицы города.
III. 1) Опять вышла луна, и на каменной поверхности склона появились короткие резкие тени выступов. (В. Пелевин) 2) Листьев было много, и они мягко глушили шаги, пружиня под ногами. 3) Набежавшие тучи полностью скрыли белый диск луны, и в одно мгновение на поляне потемнело.(С. Майоров) 4) Осень, и под ногами ковер из разноцветных листьев. 5) Цветы и травы покрывают зеленый холм, и никогда сюда лучи не проникают. (А. Блок)

Объяснительные диктанты

I. 1) Внезапно солнце зашло за облако, и панорама залива, открывшаяся с высоты, стала производить почти фантастическое впечатление. 2) Место выглядело невероятно красивым, и мы решили остановиться здесь. (Т. Полякова) 3) Засветились огни, и слышнее стал говор. (Л. Толстой)4) Перестрелка стала стихать, и из боковой улицы высыпали оживленные говором солдаты.(Л. Толстой) 5) Где-то в глубине квартиры послышались торопливые шаги, и дверь распахнулась.(А. Адамов) 6) Дорога кончилась, и за поворотом возникли широкие ворота из жердей и домик сторожа за ним. (А. Адамов) 7) Вертолет тарахтел уже где-то вдали, и от него продолжали отделяться крошечные человеческие фигурки. (А. Константинов) 8) Заяц — трус, и тот охотиться любит.(Пословица) 9) День прошел тихо, но в сумерках они заметили человека, бесшумно кравшегося к огромному дереву. (М. Семенова) 10) Его проницательно-грустный взгляд был устремлен в окно, а свободной рукой он гладил сидящую рядом собаку. (В. Пелевин) 11) Недавно дождь прошел, но асфальт уже успел высохнуть. (В. Пелевин) 12) Облака вокруг были высокие и редкие, с ярко-голубой от лунного света кромкой, и небо из-за этого казалось в несколько раз выше, чем обычно. (В. Пелевин) 13) Либо это злая и неумная шутка, либо кто-то вводит тебя в заблуждение. 14) «Я ли взят в плен, или он взят в плен мною?» — думал каждый из них. (Л. Толстой) 15) От ослепительного света мрак вокруг сгустился, зато ярко вспыхнули кольца на шесте шлагбаума. (Стругацкие) 16) Ноги сразу промокли, зато грязь быстро обтерлась о сырую траву. 17) Один мой приятель пытался писать ее портрет, у него тоже ничего не получилось. 18) Свирель запела на мосту, и яблони в цвету. И кто-то поднял в высоту звезду зеленую одну, и стало дивно на мосту смотреть в такую глубину, в такую высоту. (А. Блок) 19) Вокзал по-прежнему жил своей шумной жизнью, и народу к вечеру стало, кажется, еще больше. (А. Адамов)20) Было жутко, и все, не сговариваясь, держались вместе. 21) Кто мне откликнулся в чаще лесной? Старый ли дуб зашептался с сосной, или вдали заскрипела рябина, или запела щегла окарина, или малиновка, маленький друг, мне на закате ответила вдруг? (Н. Заболоцкий) 22) В очарованье русского пейзажа есть подлинная радость, и она открыта не для каждого и даже не каждому художнику видна.(Н. Заболоцкий) 23) Прошло несколько недель, и жизнь моя в Белогорской крепости сделалась для меня не только сносною, но даже и приятною. (А. Пушкин) 24) Я стал читать, и во мне пробудилась охота к литературе. (А. Пушкин)

II. 1) Несколько тревожных минут — и плот снова вышел на мерно вздымавшуюся просторную воду. (И. Ефремов) 2) Мгновение тишины — и возле переправы раздался грохот взрывов. 3) Солнце неожиданно пробилось сквозь завесу облаков — и тут же наступила кромешная тьма. 4) Прыжок — и во все стороны полетели брызги. 5) Все вместе тронулось — и вот толпа валит в пустых равнинах.(А. Пушкин) 6) Несколько минут спуска — и Гриша, довольно улыбаясь, остановил машину на свежей траве. (И. Ефремов)

III. 1) Во тьме трепетно вспыхивали молнии и гремел гром. (В. Шукшин) 2) В Москве вдруг похолодало и который день уже моросил мелкий, нудный дождь. (А. Адамов) 3) На рассвете случилось небольшое землетрясение и произошел снежный обвал. (В. Малов) 4) В небе снуют быстрые облака и клокочут буйные ветры, в нем то гаснет заря, то разгорается утро. (М. Семенова) 5) Время от времени деревья расступались и вверху мелькал треугольник задумавшегося бледного неба. (В. Пелевин) 6) На улице совсем близко полыхнула молния и раскатился гром, и гроза набрала полную силу.(Н. Подольский) 7) К вечеру погода наладилась и стало тепло. 8) Опять вокруг моего дома цвел и благоухал косогор и буйным белым половодьем цвела картошка. (Ф. Абрамов) 9) В дальнем конце села еще пиликала гармошка и звонкий голос старательно выводил частушки. (П. Проскурин) 10) Ночью был ветер и метель была. (П. Проскурин) 11) Вскоре пули начали свистать около наших ушей и несколько стрел воткнулись около нас в землю. (А. Пушкин) 12) Кто они такие и что им надобно? 13) По словам охотников, зверь в этих местах давно вывелся и птица исчезла.

Читайте:  Летние забавы и детская безопасность

IV. 1) Вода сбыла, и мостовая открылась, и Евгений мой спешит, душою замирая, в надежде, страхе и тоске к едва смирившейся реке. (А. Пушкин) 2) Тучи, затянувшие небо, уже подсвечивало желто-розовым, и, похоже, собирался дождь. (В. Мясников) 3) Жара стояла невыносимая, и, казалось, весь город переселился на пляж. (А. Адамов) 4) В лесу еще лежал снег, сильно осевший, плотный, и только вокруг стволов протаяли круглые лунки, застекленные сверху тонким ледком, да чернели высокие зимней резки пеньки. (А. Жуков) 5) Все молчали, и, словно испугавшись общего молчания, лошадь снова оглянулась на хозяина. (Ф. Искандер) 6) Много лет не ходила она по такой теплой летней дороге босыми ногами и теперь шла медленно, совсем одна на большом лугу, и никуда не хотелось ей торопиться. (Ю. Трифонов)

V. 1) При сих словах он поскакал назад, держась одной рукой за пазуху, и через минуту скрылся из виду. 2) Хозяин встретил нас у ворот, держа фонарь под полою, и ввел меня в горницу, тесную, но довольно чистую. 3) Постоялый двор, или, по-тамошнему, умет, находился в стороне, в степи, далече от всякого селения, и очень походил на разбойничью пристань. 4) Он пошел в свою комнату, а я отправился далее, не обращая внимания на досаду Савельича, и скоро позабыл о вчерашней вьюге, о своем вожатом и заячьем тулупе. 5) Старик угрюмо сидел на облучке, отворотясь от меня, и молчал, изредка только покрякивая.

(А. Пушкин)

Предупредительные диктанты

I. Уже давно взошло солнце, но ветер не утихал и волок по небу стаи низких осенних облаков. День был серый, бесприютный. Шумели со свистом голые лесные вершины, и скрипела со стоном надломленная неподалеку береза. У оврага одиноко каркала мокрая ворона, усевшись на сучке старого дуба, и пугала людей.

(По А. Жукову)

II. Погода уже три дня стоит тихая, теплая. На улицах ни клочка снега, и грязное место заменилось блестящей мостовой и быстрыми ручьями. С крыш уже стаивают последние капли, и в палисаднике на деревьях надуваются почки. На дворе сухая дорожка, и около крыльца между камнями зазеленела мшистая трава.
Все предметы ярко освещены, и комната повеселела. Какое-то новое для меня чувство проникает в душу. Мокрая земля, блестящие на солнце ручьи, пахучий сырой воздух и радостное солнце — все мне говорит о красоте, счастье и добродетели.

(По Л. Толстому)

III. Тройка подхватила с места мгновенно, и мы понеслись по ледяной дороге. Обрывистый берег убегал назад, и хмурые и холодные туманные сопки, казалось, надвигались на нас. Было грустно, серо и тихо.
Вдруг возок, скользнув с наклонной льдины, опять опрокинулся, и нам пришлось выйти. Огромные белые льдины обступили нас со всех сторон, закрывая перспективу реки. Дикие и даже страшные в своем величии горы выступали резко из тумана.

(По В. Короленко)

IV. Кое-где на фоне черного леса клубился в сыром воздухе дымок, и искры вылетали и таяли во тьме. В одном месте большая черная скала торчала кверху, и, пробегая по ней, тучи, казалось, задевали за ее вершину. Внизу все еще царствовала темнота, и езда по узкой каменистой дороге не вызывала у нас особой радости.

(По В. Короленко)

Контрольные диктанты

I

Ночь была темной. Луна хотя и взошла, однако же ее скрывали густые облака, покрывавшие горизонт. Совершенная тишина царствовала в воздухе. Ни малейший ветерок не рябил гладкую поверхность заснувшей реки, быстро и молча катившей свои воды к морю. Кое-где только слышался легкий плеск у крутого берега от отделившегося и упавшего в воду комка земли. Иногда утка пролетала над нами, и мы слышали тихий, но резкий свист ее крыльев. Порой сом всплывал на поверхность воды, высовывал на мгновенье свою безобразную голову и, хлестнув по струям хвостом, опускался в глубину. Опять все тихо.
Вдруг раздается глухой, протяжный рев и долго не проходит, как будто застывая в безмолвной ночи. Это олень бродит далеко-далеко и зовет самку. Сердце трепещет от этого звука у охотника, и перед глазами его ясно рисуется гордый рогаль, тихо пробирающийся по камышу.
Лодка между тем незаметно скользит, подвигаемая осторожными ударами весел. Высокая неподвижная фигура Степана неясно вырисовывается на горизонте. Белое длинное весло его двигается неслышно взад и вперед и только изредка переносится с одной стороны лодки на другую. (167 слов)

(По И. Бильфельду)

II

В это утро впервые в своей жизни я услышал поразившую меня игру на пастушьем рожке.
Я смотрел в открытое окно, лежа в теплой постели и подрагивая от холодка зари. Улица была залита розовым светом встававшего за домами солнца. Вот открылись ворота двора, и седой пастух-хозяин, в новой синей поддевке, в помазанных дегтем сапогах и высокой шляпе, похожей на цилиндр, вышел на середину еще пустынной улицы, поставил у ног свою шляпу, перекрестился, приложил обеими руками длинный рожок к губам, надул толстые розовые щеки — и я вздрогнул от первых звуков: рожок заиграл так громко, что даже в ушах задребезжало. 1 Но так было только сначала. Потом он стал забирать выше и жальче и вдруг заиграл что-то радостное, и мне стало весело. Замычали вдали коровы и стали понемногу подбираться, а пастух все стоял и играл. Он играл, запрокинув голову, играл как бы в небо, словно забыв про все на свете. Пастух переводил дыхание, и тогда слышались восхищенные голоса на улице: «Вот это мастер! И откуда в нем духу столько!» Пастух, наверное, тоже слышал это и понимал, как его слушают, и ему это было приятно. (180 слов)

(По И. Шмелеву)

Ходит осень по русской земле.

В просторных полях плавает над росой синяя паутина, и медленно остывает натруженная земля. В прозрачных глубинах речных омутов ленивеют рыбы, едва шевеля плавниками. Стога, окруженные поздней зеленой травой, давно поблекли и вылиняли от сентябрьских дождей. Зато ослепительны изумрудно-сизые озимые полосы, и безмолвно и ярко пылают на опушке рубиновые всплески рябин.
В лесу необычайно тихо. Все замерло, затаив дыхание, и словно ждет какую-то неизбежную кару, а может, прощения и отдыха.
Осень дует на леса, обдавая их мокрым ветром, и тогда глухой недовольный гул валами идет на тысячи верст. Ветры сдувают с лона бессчетных озер заповедную синеву, рябя и осыпая мертвой листвой плесы великих северных рек. Дыхание этих ветров то прохватывает тайгу болотной сединой, то вплетает в нее золотые, оранжевые и серебристо-желтые пряди. Но сосновым и еловым грядам все нипочем, и они все так же надменно молчат либо грозно и страшно гудят, вздымая свои возмущенные гривы, и тогда могучий шум снова катится по бескрайней тайге. (158 слов)

Читайте:  Конспект урока по самопознанию Живительные силы природы

(По В. Белову)

IV

Под легким дуновением знойного ветра море вздрагивало, и, покрываясь мелкой рябью, ослепительно ярко отражавшей солнце, оно улыбалось голубому небу тысячами серебряных улыбок.В пространстве между морем и небом носился веселый плеск волн, набегавших на пологий берег песчаной косы. Все было полно живой радости: звук и блеск солнца, ветер и соленый аромат воды, жаркий воздух и желтый песок. Узкая коса, вонзаясь острым шпилем в безграничную пустыню играющей солнцем воды, терялась где-то вдали. Весла, корзины да бочки беспорядочно валялись на песке. В этот день даже чайки истомлены зноем. Они сидят на песке, раскрыв клювы и опустив крылья, или лениво качаются на волнах.
Солнце начинает спускаться в море, и неугомонные волны играют весело и шумно, плескаясь о берег. Солнце садится, и на желтом песке ложится розоватый отблеск его лучей. И жалкие кусты ив, и перламутровые облака, и волны, набегавшие на берег, — все готовится к ночному покою. Ночные тени ложатся не только на море, но и на берег. Вокруг только безмерное море, посеребренное луной, и синее, усеянное звездами небо. (165 слов)

(По М. Горькому)

Ночь в Балаклаве

В конце октября дни еще по-осеннему ласковые, и Балаклава начинает жить своеобразной жизнью. Уезжают последние курортники, в течение долгого здешнего лета наслаждавшиеся солнцем и морем, и сразу становится просторно, свежо и по-домашнему деловито, точно после отъезда нашумевших непрошеных гостей.
Поперек набережной расстилаются рыбачьи сети, и на полированных булыжниках мостовой они кажутся нежными и тонкими, словно паутина. Рыбаки, эти труженики моря, как их называют, ползают по разостланным сетям, как будто серо-черные пауки, поправляющие разорванную воздушную пелену. Капитаны рыболовецких баркасов точат иступившиеся белужьи крючки, а у каменных колодцев, где беспрерывной серебряной струйкой лепечет вода, судачат, собираясь здесь в свободные минуты, темнолицые женщины — местные жительницы.
Опускаясь в море, садится солнце, и вскоре звездная ночь, сменяя короткую вечернюю зарю, обволакивает землю. Город погружается в глубокий сон, и все замолкает. Лишь изредка хлюпает вода о прибрежный камень, и этот одинокий звук еще больше подчеркивает ничем не нарушаемую тишину. Ночь и молчание сливаются в одном черном объятии. (154 слова)

Источник

Сложноподчиненное предложение. Знаки препинания в СПП.
план-конспект урока по русскому языку (11 класс) на тему

Козловская Анна Александровна

Оборудование: презентация Microsoft PowerPoint, раздаточный материал: таблица «Виды придаточных предложений», задания для самостоятельной работы, опросные листы (для письменного теоретического опроса)

Результат: в ходе урока идет формирование следующих общих компетенций:

ОК 1. Организовывать собственную деятельность, исходя из цели и способов её достижения, определенных руководителем.

ОК 2. Анализировать рабочую ситуацию, осуществлять контроль и коррекцию собственной деятельности.

Приветствие обучающихся. Рапорт дежурного

— На прошлом занятии мы с вами приступили к изучению сложного предложения, вспомнили его определение, рассмотрели виды сложных предложений. Дома вы должны были выучить тот теоретический материал, с которым мы работали. Поэтому сейчас я попрошу вас выполнить задание №1 в ваших рабочих листах. Вам необходимо будет закончить предложения, вставив пропущенные слова.

Заполните пропуски (индивидуальная работа на карточках)

1.Предложения, включающие более одной грамматической основы, называются_________________________________

2.Виды сложных предложений:

ССП __________ БСП

3.Зависимая часть в СП называется ______________________

4 . [ ] – так на схеме предложения обозначают _______________________ часть

5. Чаще всего между частями сложного предложения ставится______________

— Итак, давайте проверим, что у вас получилось. (Обучающиеся читают получившиеся предложения) . Поднимите руки те, кто справился без ошибок.

— Мы с вами вспомнили все самое необходимое, что пригодиться нам с вами при выполнение следующего задания. Посмотрите, пожалуйста, на предложения на слайде. Запишите эти предложения, расставив недостающие знаки препинания, составьте схемы данных предложений.

Запишите предложения. Составьте их схемы, объясните постановку знаков препинания.

  1. Большую мерзлую елку, аромат которой мигом разлетелся во все уголки, втащили в гостиную.
  2. Захар долго стучал и тесал топором, чтобы приладить к ней большой крест.
  3. Когда дерево наконец подняли, оно оказалось слишком высоким.

— Прочитайте первое предложение вместе со знаками препинания. Почему вы поставили в этом предложении запятую? Докажите. Назовите грамматические основы частей СП. Составьте схему предложения (к доске выходит ученик, рисует схему).

— Прочитайте второе предложение вместе со знаками препинания. Почему вы поставили в этом предложении запятую? Докажите. Назовите грамматические основы частей СП. Составьте схему предложения (к доске выходит ученик, рисует схему).

— Прочитайте последнее предложение вместе со знаками препинания. Почему вы поставили в этом предложении запятую? Докажите. Назовите грамматические основы частей СП. Составьте схему предложения (к доске выходит ученик, рисует схему).

  • Обобщение — Итак, еще раз посмотрите, какие предложения перед вами? Подумайте, о чем мы будем говорить сегодня, какие вопросы рассмотрим. Какой будет тема нашего занятия?

Запишите тему занятия.

— А сейчас я попрошу вас снова вернуться к рабочим листам. Посмотрите, пожалуйста, на задание №2 . Перед вами текст и задания к нему. Вам необходимо письменно выполнить данные задания. Обращаю ваше внимание, что первое задание вы выполняете по вариантам. По вариантам мы делимся как всегда от окна.

Прочитайте текст, выполните предложенные к нему задания.

Мы ехали берегом реки на юг, а зима догоняла нас с севера. Однако могло показаться, что она идет нам навстречу. На одной из станций мы соблазнились чудесною лунною ночью, поэтому и легли на берегу, устроив себе постели в лодках. Ночью мне показалось, что кто-то жжет мне пламенем правую щеку. Я проснулся и увидел, что лунная ночь ещё более побелела. Кругом стоял иней, который покрыл и мою подушку. Именно это его прикосновение и показалось мне таким горячим. В это время в соседней лодке встал другой мой спутник, приподняв шкуры, которыми он был покрыт. Весь он казался белым привидением. Когда лодка под ним колыхнулась на воде послышался звон. Это в местах, защищенных от быстрого течения, становились первые «забеги», еще тонкие, ломавшиеся и звеневшие, как хрусталь.

Задания к тексту

1.Выпишите СПП с придаточным изъяснительным (1 вар.)/ определительным (2 вар.), составьте схемы предложений, подчеркните грамматические основы.

2.Найдите в тексте предложение, в котором допущена пунктуационная ошибка; запишите исправленный вариант.

3.Прочитайте выделенное предложение. Переделайте его из простого в сложное. Определите вид придаточной части, составьте схему.

— Для того, чтобы нам удобно было проверять, я попрошу за доской выполнить задание 1 ….. (1вар.), … (2вар.)

— Прочитайте предложение с уже исправленной пунктуационной ошибкой.

  • Конструирование предложений.

Свяжите части предложений, подходящие друг другу по смыслу. Укажите виды придаточных .

1.По всему дому запахло хвоей … когда понемногу слежавшиеся ветви оттаяли

2.Деревья почтительно расступились…чтобы дать старшему собрату развернуться во всей силе.

3. Снег набился в глубокие морщины коры…поэтому толстый, в три обхвата, ствол казался прошитым серебряными нитями.

4. И дышалось возле дуба как-то особенно легко… словно и в глубоком своём зимнем сне источал он вешний аромат цветения.

— Прочитайте получившиеся предложения ( обучающиеся читают предложения)

— Посмотрите на следующее задание в ваших рабочих листах. Прочитайте задание. Понятна ли вам ваша задача?

Перед вами пронумерованные предложения и пронумерованные схемы этих предложений. Найдите для каждого предложения свою схему, запишите только числа.

1. Тропинка, по которой Савушкин повёл Анну Васильевну, начиналась сразу на задах школы.

2. Едва они ступили в лес, тяжко гружёные снегом еловые лапы сомкнулись за их спиной.

3. Несмотря на то, что сороки и вороны, перелетая с дерева на дерево, колыхали ветви, сшибали шишки, обламывали хрупкие, сухие прутики, ничто не рождало здесь ни звука.

4.Казалось, что вся природа была полна испуга и торжественного ожидания.

5. Сильное, переполненное жизнью дерево скопило вокруг себя столько живого тепла, что бедное зверьё не могло бы сыскать себе лучшей квартиры.

— А сейчас я попрошу вас обменяться тетрадями и проверить правильность выполнения данного задания. Кто справился без ошибок?

— А у нас с вами осталось последнее задание. И будет оно носить творческий характер. Обратите внимание, какой теме были посвящены сегодня все разобранные нами предложения? Как вы относитесь к этому времени года? Какими словами вы могли бы описать зиму?

Составьте свои СПП, опираясь на предложенные слова.

3.Снежные шапки. Деревья.

ЗАДАНИЯ ДЛЯ САМОСТОЯТЕЛЬНОЙ РАБОТЫ ПО ТЕМЕ «СЛОЖНОПОДЧИНЕННОЕ ПРЕДЛОЖЕНИЕ. ЗНАКИ ПРЕПИНАНИЯ В СПП»

Задание 2. Прочитайте текст. Выполните предложенные к нему задания.

Мы ехали берегом реки на юг, а зима догоняла нас с севера. Однако могло показаться, что она идет нам навстречу. На одной из станций мы соблазнились чудесною лунною ночью, поэтому и легли на берегу, устроив себе постели в лодках. Ночью мне показалось, что кто-то жжет мне пламенем правую щеку. Я проснулся и увидел, что лунная ночь ещё более побелела. Кругом стоял иней, который покрыл и мою подушку. Именно это его прикосновение и показалось мне таким горячим. В это время в соседней лодке встал другой мой спутник, приподняв шкуры, которыми он был покрыт. Весь он казался белым привидением. Когда лодка под ним колыхнулась на воде послышался звон. Это в местах, защищенных от быстрого течения, становились первые «забеги», еще тонкие, ломавшиеся и звеневшие, как хрусталь.

Задания к тексту

1.Выпишите СПП с придаточными изъяснительными (1 вар.) / определительными (2 вар.), составьте схемы предложений, подчеркните грамматические основы.

2.Найдите в тексте предложение, в котором допущена пунктуационная ошибка; запишите исправленный вариант.

3.Прочитайте выделенное предложение. Переделайте его из простого в сложное. Определите вид придаточной части, составьте схему.

Читайте:  Комплексное занятие quot Природа и человек Лето quot план конспект занятия по окружающему миру подготовительная группа по теме

Задание 3. Свяжите между собой части сложных предложений, подходящих по смыслу. Запишите получившиеся предложения. Укажите виды придаточных.

1.По всему дому запахло хвоей …

2.Деревья почтительно расступились…

3. Снег набился в глубокие морщины коры…

4.И дышалось возле дуба как-то особенно легко…

1…чтобы дать старшему собрату развернуться.

2… словно и в глубоком своём зимнем сне источал он вешний аромат цветения.

3. … когда понемногу слежавшиеся ветви оттаяли.

4. …поэтому толстый, в три обхвата, ствол казался прошитым серебряными нитями.

Задание 4. Найдите для каждого предложения свою схему, запишите подходящее число.

1. Тропинка, по которой Савушкин повёл Анну Васильевну, начиналась сразу на задах школы.

2. Едва они ступили в лес, тяжко гружёные снегом еловые лапы сомкнулись за их спиной.

3. Несмотря на то, что сороки и вороны, перелетая с дерева на дерево, колыхали ветви, сшибали шишки, обламывали хрупкие, сухие прутики, ничто не рождало здесь ни звука.

4.Казалось, что вся природа была полна испуга и торжественного ожидания.

5. Сильное, переполненное жизнью дерево скопило вокруг себя столько живого тепла, что бедное зверьё не могло бы сыскать себе лучшей квартиры.

Источник



Короленко Владимир Галактионович — Мороз

Тут можно читать онлайн книгу Короленко Владимир Галактионович — Мороз — бесплатно полную версию (целиком). Жанр книги: Русская классическая проза. Вы можете прочесть полную версию (весь текст) онлайн без регистрации и смс на сайте Lib-King.Ru (Либ-Кинг) или прочитать краткое содержание, аннотацию (предисловие), описание и ознакомиться с отзывами (комментариями) о произведении.

Мороз

Мороз краткое содержание

Мороз — описание и краткое содержание, автор Короленко Владимир Галактионович, читать бесплатно онлайн на сайте электронной библиотеки Lib-King.Ru.

Мы ехали берегом Лены на юг, а зима догоняла нас с севера. Однако могло показаться, что она идет нам навстречу, спускаясь сверху, по течению реки.

Мороз — читать онлайн бесплатно полную версию (весь текст целиком)

Мороз — читать книгу онлайн бесплатно, автор Короленко Владимир Галактионович

Мы ехали берегом Лены на юг, а зима догоняла нас с севера. Однако могло показаться, что она идет нам навстречу, спускаясь сверху, по течению реки.

В сентябре под Якутском было еще довольно тепло, на реке еще не было видно ни льдинки. На одной из близких станций мы даже соблазнились чудесною лунною ночью и, чтобы не ночевать в душной юрте станочника, только что смазанной снаружи (на зиму) еще теплым навозом, – легли на берегу, устроив себе постели в лодках и укрывшись оленьими шкурами. Ночью мне показалось, однако, что кто-то жжет мне пламенем правую щеку. Я проснулся и увидел, что лунная ночь еще более побелела. Кругом стоял иней, иней покрыл мою подушку, и это его прикосновение казалось мне таким горячим. Моему товарищу, спавшему в одной лодке со мною, – снилось, вероятно, то же самое. Луна светила ему прямо в лицо, и я видел ужасные гримасы, появлявшиеся на нем то и дело. Сон его был крепок и, вероятно, очень мучителен. В это время в соседней лодке встал другой мой спутник, приподняв дохи и шкуры, которыми он был покрыт. Все было бело и пушисто от изморози, и весь он казался белым привидением, внезапно возникшим из холодного блеска инея и лунного света.

– Бр-р… – сказал он. – Мороз, братцы…

Лодка под ним колыхнулась, и от ее движения на воде послышался звон, как бы от разбиваемого стекла. Это в местах, защищенных от быстрого течения, становились первые «забереги», еще тонкие, сохранившие следы длинных кристаллических игол, ломавшихся и звеневших, как тонкий хрусталь… Река как будто отяжелела, почувствовав первый удар мороза, а скалы вдоль горных берегов ее, наоборот, стали легче, воздушнее. Покрытые инеем, они уходили в неясную, озаренную даль, искрящиеся, почти призрачные…

Это был первый привет мороза в начале длинного пути… Привет веселый, задорный, почти шутливый.

По мере того как мы медленно и с задержками подвигались далее к югу, – зима все крепла. Целые затоны стояли уже, покрытые пленкой темного девственно-чистого льда, и камень, брошенный с берега, долго катился, скользя по гладкой поверхности и вызывая странный, все повышавшийся переливчатый звон, отражаемый эхом горных ущелий. Далее лед, плотно схватив уже края реки и окрепшие «забереги», противился быстрому течению. Мороз все продолжал свои завоевания, забереги расширялись, и каждый шаг в этой борьбе отмечался чертой изломанных льдинок, показывавших, где еще недавно было живое течение, отступившее опять на сажень-другую к середине…

Потом кое-где на берегах лежал уже снег, резко оттеняя темную, тяжелую речную струю. Еще дальше – мелкие горные речки присоединялись к этой борьбе. Постепенно прибывая от истоков, они то и дело взламывали свой лед в устьях и кидали его в Лену, загромождая свободное течение и затрудняя ее собственную борьбу с морозом… Черты изломов на реке становились все выше; льдины, выбрасываемые течением на края заберегов, – все толще. Они образовали уже настоящие валы, и порой нам было видно с берега, как среди этих валов начиналось тревожное движение… Это река сердито кидала в сковывавшие ее неподвижные ледяные укрепления свободно еще двигавшимися по ее стрежню льдинами, пробивала бреши, крошила лед в куски, в иглы, в снег, но затем опять в бессилии отступала, а через некоторое время оказывалось, что белая черта излома продвинулась еще дальше, полоса льда стала шире, русло сузилось…

Чем дальше, тем эта борьба становилась упорнее и грандиознее. Река швыряла уже не тонкие льдины, а целые огромные глыбы так называемого тороса, которые громоздились друг на друга в чудовищном беспорядке. Картина становилась все безотраднее. Ближе к берегам торос уже застыл безобразными массами, а в середине он все еще ворочался тяжелыми, беспорядочными валами, скрывая от глаз застывающее русло, как одичалая толпа закрывает место казни. Вся природа, казалось, была полна испуга и печального, почти торжественного ожидания. Пустынные ущелья горных берегов покорно отражали сухой треск ломающихся ледяных полей и тяжелое кряхтение изнемогающей реки.

Еще через некоторое время темная струя в середине тоже побелела: по ней, тихо ворочаясь, сталкиваясь, шурша, – густо плыли белые льдины сплошного ледохода, готового окончательно стиснуть присмиревшее и обессилевшее течение.

Однажды с небольшого берегового мыса мы увидели среди этих тихо передвигавшихся ледяных масс какой-то черный предмет, ясно выделявшийся на бело-желтом фоне. В пустынных местах все привлекает внимание, и среди нашего маленького каравана начались разговоры и догадки.

– Ворона, – сказал кто-то.

– Медведь, – возражал другой ямщик.

Мнения разделились. Одним черная точка казалась не больше вороны, другим – не меньше медведя: отдаленное однообразие этих белых подвижных масс, лениво проплывавших между высокими горами, – совершенно извращало перспективу.

– Откуда же взяться медведю на середине реки? – спросил я у ямщика, высказавшего предположение о медведе.

– С того берега. В третьем годе медведица вон с того острова переправилась с тремя медвежатами.

– Нонче тоже зверь с того берега на наш идет. Видно, зима будет лютая…

– Мороз гонит, – прибавил третий.

Весь наш караван остановился у мыса, ожидая приближения заинтересовавшего всех предмета. Белая ледяная каша между тем тихо подвигалась к нам, и было заметно, что черная точка на ней меняет место, как бы действительно переправляясь по льдинам к нашему берегу.

– А ведь это, братцы, козуля, – сказал наконец один из ямщиков.

– Две, – прибавил другой, вглядевшись.

Действительно это оказались горные козы и действительно их было две. Теперь нам уже ясно были видны их темные изящные фигурки среди настоящего ледяного ада. Одна была побольше, другая поменьше. Может быть, это были мать и дочь. Вокруг них льдины бились, сталкивались, вертелись и крошились; при этих столкновениях в промежутках что-то кипело и брызгало пеной, а нежные животные, насторожившись, стояли на большой сравнительно льдине, подобрав в одно место свои тоненькие ножки…

– Ну, что будет! – сказал молодой ямщик с глубоким интересом.

Огромная льдина, плывшая впереди той, на которой стояли козы, стала как будто замедлять ход и потом начала разворачиваться, останавливая движение задних. От этого вокруг животных поднялся вновь целый ад разрушения и плеска. Льдины становились вертикально, лезли друг на друга и ломались с громким, как выстрелы, треском. По временам между ними открывалась и смыкалась опять темная глубь. На мгновение два жалких темных пятнышка совсем было исчезли в этом хаосе, но затем мы тотчас же заметили их на другой льдине. Опять собрав свои тонкие, дрожащие ножки, козы стояли на другой ледяной площадке, готовые к новому прыжку. Это повторилось несколько раз, и каждый прыжок с рассчитанной неуклонностью приближал их к нашему берегу и удалял от противоположного.

Можно было уже проследить план умных животных. Невдалеке от нас конец мыса выступал острым краем в реку, и здесь льдины, разгоняемые течением, разбивались с особенною силой. Зато более отдаленные, избегавшие линии удара, тотчас же подхватывались отраженной струей и уносились опять к другому берегу реки. Старшая из двух коз, видимо руководившая переправой, с каждым прыжком, очевидно, направлялась на этот мысок, гремевший от напора ледохода… Видела ли она нас или нет, – но наше присутствие она явно не принимала в соображение. Мы тоже стояли на самом мысу неподвижно, и даже большая остроухая и хищная станочная собака, увязавшаяся за нами, очевидно, была заинтересована совершенно бескорыстно исходом этих смелых и трагически-опасных эволюций… Совсем уже близко от берега, в десятке саженей от целой кучки людей, козы все так же были поглощены только столкновением льдин и своими прыжками. Когда льдина, на которой они стояли, тихо кружась, подошла к роковому месту, – у нас даже захватило дыхание… Мгновение… Сухой треск, хаос обломков, которые вдруг поднялись кверху и поползли на обледенелые края мыса, – и два черных тела легко, как брошенный камень, метнулись на берег, поверх этого хаоса.

Источник

Таланту А П Чехова Родник Птицы

диктанты 9 класс

Годовой контрольный диктант Михайловский парк
Я изъездил почти всю страну, видел много мест, удивительных и сжимающих сердце, но ни одно из них не обладало такой внезапной лирической силой, как Михайловское. Там было пустынно и тихо. В вышине шли облака. Под ними, по зелёным холмам, по озёрам, по дорожкам столетнего парка, проходили тени.
Михайловский парк — приют отшельника. Это парк, где трудно веселиться. Он создан для одиночества и размышлений. Он немного угрюм со своими вековыми елями, высок, молчалив и незаметно переходит в такие же величественные, как и он сам, столетние пустынные леса. Только на окраинах парка сквозь сумрак, всегда присутствующий под сводами старых деревьев, вдруг откроется поляна, заросшая блестящими лютиками, и пруд с тихой водой.
Главная прелесть Михайловского парка в обрыве над Соротью и в домике няни Арины Родионовны. Домик так мал и трогателен, что даже страшно подняться на его ветхое крыльцо.
А с обрыва над Соротью видны два синих озера, лесистый холм и наше вековечное скромное небо с уснувшими на нём облаками.

Отлёт гусей.
Когда с деревьев осыпались листья и садоводы стали зарывать в землю виноградные лозы, над станицей полетели дикие гуси. Им предстояло совершить далёкий, трудный путь, и летели они неторопливо, выдерживая строй – птица за птицей и стая за стаей. Утром и днём в холодноватой чистой синеве неба видны были тёмные точки улетавших на юг гусиных стай и слышалось звонкое гоготанье – перекличка в пути. Иногда порыв встречного ветра сбивал летящих сзади молодых гусей, они ломали линию строя, тревожно кружились над степью, и старый вожак, замедлив размеренный лёт, звал их резким, гортанным криком. Они возвращались на свои места, и стая летела дальше, в подёрнутую белой дымкой синеву.
И всё же, бывало, на озере или где-нибудь на мелководье степного ерика оставалась обессилевшая старая гусыня. Ей уже трудно было поспеть за стаей, и она летела одна, часто опускаясь на землю и отдыхая от полёта По длинному ерику плавали юркие нырки, на излучинах, у берега, бродили по болоту тонконогие кулики-поручейники, и одинокая гусыня казалась им великаном. (159 сл.)
(По В.Закруткину.)

Ночь.
Мне нужно было попасть на утиное озеро к рассвету, и я вышел из дому ночью.
Я шёл по мягкой пыльной дороге, спускался в овраги, поднимался на пригорки, проходил реденькие сосновые борки с застоявшимся запахом смолы и земляники, снова выходил в поле никто не догонял меня, никто не попадался навстречу – я был один в ночи.
Иногда вдоль дороги тянулась рожь. Она созрела уже, стояла неподвижно, нежно светлея в темноте.
Скоро дорога, мягкая и беззвучная, ушла в сторону, и я ступил на твёрдую, мозолистую тропку, суетливо вившуюся вдоль берега реки. Плывущие в темноте брёвна изредка сталкивались, и тогда раздавался глухой слабый стук, будто кто-то стукнул обухом топора по дереву. Далеко впереди на другой стороне реки яркой точкой горел костёр, и узкая прерывистая полоска света тянулась от него по воде.
Я пошёл быстрее, прошёл осиновым подлеском и наконец внизу, в небольшом распадке, окружённом со всех сторон густым лесом, увидел костёр. Возле него, подперев рукой голову, лежал человек, смотрел в огонь и негромко пел. (160 сл.)
(По Ю.Казакову.)

Под легким дуновением знойного ветра море вздрагивало, и, покрываясь мелкой рябью, ослепительно ярко отражавшей солнце, оно улыбалось голубому небу тысячами серебряных улыбок. В пространстве между морем и небом носился веселый плеск волн, набегавших на пологий берег песчаной косы. Все было полно живой радости: звук и блеск солнца, ветер и соленый аромат воды, жаркий воздух и желтый песок. Узкая коса, вонзаясь острым шпилем в безграничную пустыню играющей солнцем воды, терялась где-то вдали. Весла, корзины да бочки беспорядочно валялись на песке. В этот день даже чайки истомлены зноем. Они сидят на песке, раскрыв клювы и опустив крылья, или лениво качаются на волнах. Солнце начинает спускаться в море, и неугомонные волны играют весело и шумно, плескаясь о берег. Солнце садится, и на желтом песке ложится розоватый отблеск его лучей. И жалкие кусты ив, и перламутровые облака, и волны, набегавшие на берег, все готовится к ночному покою. Ночные тени ложатся не только на море, но и на берег. Вокруг только безмерное море, посеребренное луной, и синее, усеянное звездами небо. (165 слов) (По М. Горькому
Кругом стояла ничем не нарушаемая тишина и темень. Земля была на ощупь еще теплой, как недавно протопленная печь, дневной жар в воздухе еще не потух, не рассосался в темноте. Несмотря на полное безветрие, время от времени уныло шелестели зеленые пока колосья, словно жаловались кому-то на беспощадное, знойное лето, в которое они уродились, проклюнулись из земли и выросли, да неизвестно, сумеют ли они в такой испепеляющей жаре налить зерна, ради которых люди переносят такие муки. Такие картины память наша хранит как лекарство на случай душевной усталости. Сколько раз после трудового дня я приходил в себя и, успокоенный, засыпал, стоило только закрыть глаза и вспомнить рябины со снующими в них дроздами, запах грибов и двух лосей, жующих кислые яблоки.
Потом я вспомнил, какими ослепительно синими бывают лоскутки неба, когда дни начинают медленно прибавляться, как звенит прокаленным морозом снег, как потом каждая веточка и соринка солнечным светом утепляются в снег и как постепенно весь снежный мир становится синим.
Если вам приходится нелегко, если печаль овладела вашим сердцем, отправляйтесь туда, где у реки, на холме, стоит храм Покрова на Нерли. Вглядитесь в благородные пропорции белого храма, отражающегося свыше восьми веков в водах, и вы увидите, как естественно вписано строение в окружающий пейзаж. Заблуждается тот, кто, увидев храм один раз, считает, что знает его. Эту поэму из камня надо перечитывать многократно, чтобы понять, в чем прелесть этого необыкновенного сооружения. Трудно сказать, когда лучше любоваться им. Весной, когда Клязьма и Нерль разливаются, впитывая в себя ручьи, бегущие из лесов, озер, и вода затопляет луга. В темных, напоминающих густо настоянный чай волнах отражаются березы, ивы и похожие на богатырей-великанов дубы, что старше берез и, наверное, помнят, как владимирскую землю топтали татарские кони и как стояли здесь повозки кочевников. На рассвете, когда над лесами играют солнечные лучи и от всплесков светотени древние стены словно колеблются, светлея час от часу. Покров надо видеть и в дождь, когда огромная туча словно останавливается, чтобы полюбоваться храмом. Храм в том виде, как мы его знаем, лирическая поэма, обращенная к внутреннему миру человека. (175 слов) (По Е. Осетрову)

В природе все прекрасно: и плывущие по небу облака, и березка, шепчущаяся с травой, и суровая северная ель, и лишайник, который карабкается вверх по склону каменистого откоса. Но что может по прелести и очарованию сравниться с водой? Волнуемые ветром волны, отражающие зеленое и голубое, живая жизнь. Так думал я, когда плыл на простом деревянном паруснике по рябоватым просторам Онежского озера. Оно манило прозрачностью и глубиной. Я вспомнил, что в старину воду считали целебной, очистительной силой. Когда при гадании девушки смотрелись в воду перед зеркалом, надеясь увидеть там суженого, то это был обычай испрашивать будущее у воды. Озеро меняло краски. Сначала, когда едва вспыхнул рассвет, вода была холодной и неприветливой. Потом цвет озера стал оловянным. Когда же лучи солнца заиграли на парусе, вода повеяла свежестью, заколебалась, как будто в танце, стала теплой, манящей. Я плыл в мир русской сказки в древние Кижи. Те, кто не бывал там, думают, что Кижи островок, который затерялся среди водных просторов. Однако знающие люди рассказывают, что на озере почти две тысячи островов. (166 слов) (По Е. Осетрову)

Читайте:  Конспект урока по самопознанию Живительные силы природы

Однажды утром я вышел на крыльцо и в изумлении замер: вчерашняя черная земля за ночь стала золотой. Бледно-желтый свет поднимался от земли, засыпанной листьями. Начиналось бабье лето. Дни как бы сделались светлее и чище. Воздух, трава, сухие ветки все затянулось цепкой паутиной, которая тянулась с запада на восток (так дуют осенние ветры), и каждое утро тысячи маленьких паучков, как сказочные ткачи, покрывали всю землю своей пряжей. Ледяное небо по ночам блистало созвездиями: Сириус сверкал в глухой воде озер, как синий алмаз; Сатурн подымался над безмолвием сосновых боров в осенние сумерки; Юпитер закатывался в лугах, за Окой, где уже вяли травы и почернели брошенные и ненужные осенью сенокосные дороги. Иногда в полночь робкий дождь перешептывался в саду с листвой. Я выходил на порог, прислушиваясь к сонному бормотанию дождя, и жалел милых друзей, оставшихся в Москве, потому что они не могли наслаждаться этой картиной. Ночью мне снилась зеленая вода, покрытая листьями лип и берез. Внезапно листья оживали, превращаясь в золотых плоских рыб, и с плеском и брызгами разлетались по воде, испуганные отражением бледного солнца. (172 слова) (По К. Паустовскому)

Теплый безветренный день угас. Только далеко на горизонте, в том месте, где зашло солнце, небо еще рдело багровыми полосами, точно оно было вымазано широкими ударами огромной кисти, омоченной в кровь. На этом странном и грозном фоне зубчатая стена хвойного бора отчетливо рисовалась грубым, темным силуэтом, а кое-где торчавшие над ней прозрачные круглые верхушки голых берез, казалось, были нарисованы на небе легкими штрихами нежной зеленоватой туши. Чуть-чуть выше розовый отблеск гаснущего заката незаметно для глаз переходил в слабый оттенок выцветшей бирюзы. Воздух уже потемнел, и в нем выделялся ствол каждого дерева, каждая веточка, с той мягкой и приятной ясностью, которую можно наблюдать только ранней весной, по вечерам. Слышалось иногда, как густым басом гудит, пролетая где-то очень близко, невидимый жук и как он, сухо шлепнувшись о какое-то препятствие, сразу замолкает. Кое-где сквозь чащу деревьев мелькали серебряные нити лесных ручейков и болотец. Лягушки заливались в них своим торопливым, оглушительным криком; жабы вторили им более редким, мелодическим уханьем. Иногда над головой пролетала с пугливым кряканьем утка да слышно было, как с громким и коротким блеянием перелетает с места на место бекас-баранчик. (177 слов) (А. Куприн)

Аленка положила одежду у березки и вошла в воду, нащупывая песчаное дно ногами. Когда вода дошла до пояса, она присела и, шлепая ногами, поплыла к противоположному берегу; на середине чувствовалось слабое течение, и Аленка, перевернувшись на спину, долго лежала, глядя в беспредельное небо, уже наполнившееся солнцем. Аленка долго плавала, погружая лицо в воду и разглядывая дно и снующих в водорослях рыбок. Под водой был свой мир. На середине реки, где уже лежала густая полоса солнца и под водой было светло, тихое течение замечалось по еле-еле шевелившимся верхушкам водяных трав, а когда она приближалась к затененному берегу, свет и под водой менялся, и там чудились глубокие провалы, заполненные тьмой и тайнами. Тень от тела Аленки коснулась темного рака, шевелящего усами, и он тут же исчез куда-то. Подождав, чтобы вода успокоилась, она опять присмотрелась и увидела: среди разметавшегося куста водорослей сновали рыбешки, неожиданно бросавшиеся врассыпную, но не покидавшие, однако, пределов просторного куста. Стараясь не шевелиться, она следила за ритмическим танцем рыбок, никак не желавших отдаляться от своего куста. (166 слов) (По П. Проскурину)

Вечерний сумрак заливал тайгу, и только на востоке от деревьев шло синевато-мглистое сияние. Глубокая тишина, нарушаемая всплесками рыбы да криками какой-то еще не уснувшей птицы, возившейся неподалеку, казалось, лишь подчеркивала неодолимое наступление ночного покоя. Почти вся протока покрылась толстым слоем неизвестно откуда взявшегося тумана, который клубился в прибрежных кустах. Илюша опасливо шагнул в него и тотчас утонул в нем чуть ли не до подмышек. Оглянувшись, он увидел: костер на высоком берегу дрожал, словно переменчивый золотой куст, стволы кедров в его свете переливались красновато-темным золотом. Впервые щемящее волнение от таинственной красоты ночи вошло в душу юноши, и ему захотелось сделать что-то необыкновенное: побежать, прыгнуть с высоты, полететь. Неожиданно ему показалось, что он услышал тихий, вкрадчивый шорох трущегося у его ног тумана и чей-то голос. У него сильнее забилось сердце, и ему вдруг захотелось скорее оказаться у костра. Нырнув в туман, он почувствовал лицом его влажную прохладу, и, добравшись до воды и вымыв котелок, Илюша вернулся к костру. (156 слов) (По П. Проскурину)
Деревня ещё спала и даже петухи молчали. В мелком оси(нн,н)ике тихо и таинстве(нн,н)о пересвистывались какие (то) птицы. Всё замерло в ожидании з..ри и всё вокруг остывшая за ночь мокрая земля плав..щиеся облака на востоке птицы пересвистывающиеся среди зар..слей мо(жж,ж)евельника и сам я шагающий с удочками к реке мои шаги по росистой траве всё казалось мне в это утро исполне(нн,н)ым такого великого смысла и значения что я пон..мал себя тоже частицей вечности необходимым дополнением нового дня. Мне больно было мять траву землю хотелось слышать себя в этом пр..тихшем перед з..рею мире и слушать живую тишину и этих стра(нн,н)ых птиц посвистывающих, как люди. В мокрой д..ли под сизыми расплавле(нн,н)ыми облаками показалось солнце я уже был на реке и видел как р..ждалось это начало всех начал как запели жаворонки как засветился туман над водой как выпрыг..вали с плеском и грохотом в этот легкий туман речные рыбы славя (по) своему солнце и как в..сели на листьях осоки синие стр..козы дожидаясь солнечных лучей. (Г. Семёнов)

Источник

Таланту А. П. Чехова. Родник! Птицы!

Серж Пьетро 1 Около полудня бричка свернула с дороги вправо, проехала немного шагом и остановилась.
Послышалось тихое, очень ласковое журчанье и не прекратилось,
почувствовалось, что к лицу прохладным бархатом прикоснулся какой-то другой воздух, не как в степи всегда.
Из холма, склеенного природой из громадных, уродливых камней, сквозь трубочку из болиголова,
вставленную каким-то неведомым благодетелем, тонкой струйкой бежала вода.
Она падала на землю — прозрачная, весёлая, сверкающая на Солнце — и, тихо ворча,
точно воображая себя сильным и бурным потоком, быстро бежала куда-то влево, у камней чуть слышно урча.
Недалеко от холма маленькая речка расползалась в лужицу, поворачивая под ветлу;
горячие лучи и раскалённая почва, жадно выпивая её, отнимали у неё силу;
но немножко далее она, вероятно, сливалась с другой такою же речонкой,
потому что шагах в ста от холма по её течению зеленела густая, пышная осока-краса,
из которой, когда подъезжала бричка, с криком вылетело три бекаса.
Наступила тишина. Где-то не близко плакал чибис под мелодию — всегда одну,
и изредка раздавался писк трёх бекасов, прилетавших поглядеть, не уехали ли непрошеные гости в свою сторону;
мягко картавя, журчал ручеёк, но все эти звуки не нарушали тишины,
не будили застывшего воздуха, впитавшего теплоту,
а, напротив, вгоняли природу в дремоту.
Наконец, бричка тронулась в путь. Холмы всё еще тонули в лиловой дали, и не было видно их конца;
мелькал бурьян, булыжник, проносились сжатые полосы;
и всё те же грачи да коршун, солидно взмахивающий крыльями, летали над степью без конца.
Воздух всё больше застывал от зноя и тишины, покорная природа цепенела в молчании.
Ни ветра, ни бодрого, свежего звука, ни облачка. Всё было, словно в ожидании.
Но вот, наконец, когда Солнце стало спускаться к западу,
степь, холмы и воздух не выдержали гнета, дождались мига
и, истощивши терпение, измучившись, попытались сбросить с себя иго.
Из-за холмов неожиданно показалось пепельно-седое кудрявое облако, словно этого мига ждало и дождалось.
Оно переглянулось со степью: я, мол, готово, — и нахмурилось .
Вдруг в стоячем воздухе что-то порвалось,
сильно рванул ветер и с шумом, со свистом закружился по степи. Началось!
Тотчас же трава и прошлогодний бурьян подняли ропот,
на дороге спирально закружилась пыль, побежала по степи и, увлекая за собой стрекоз, перья, солому,
чёрным вертящимся столбом поднялась к небу и затуманила Солнце, скрыла дорогу к дому!
По степи, вдоль и поперёк, спотыкаясь и прыгая, побежали перекати-поле,
а одно из них попало в вихрь, завертелось, как птица, полетело к небу и у всех на виду,
обратившись там в чёрную точку, исчезло из виду.
За ним понеслось другое, потом третье, два перекати-поле столкнулись в голубой вышине
и вцепились друг в друга, не разнимаясь, как на поединке,
по-старинке.
У самой дороги вспорхнул стрепет, показав бока.
Мелькая крыльями и хвостом, он, залитый солнцем, походил на рыболовную блесну или на прудового мотылька,
у которого, когда он мелькает над водой, крылья сливаются с усиками, полёт у них таков,
и кажется, что усики растут у него и спереди, и сзади, и с боков.
Дрожа в воздухе, как насекомое, играя своей пестротой,
стрепет поднялся высоко вверх по прямой линии, выражая этим ликование,
потом, вероятно испуганный облаком пыли, понёсся в сторону и долго ещё было видно его мелькание.
А вот, встревоженный вихрем и не понимая, в чём дело, из травы вылетел коростель.
Он летел за ветром, а не против, как все птицы; от этого его перья взъерошились, будто он сердит,
весь он раздулся до величины курицы и имел очень грозный, внушительный вид.
Одни только грачи, состарившиеся в степи и привыкшие жить со степными переполохами,
покойно носились над травой или же равнодушно, ни на что не обращая внимания сами,
долбили чёрствую землю своими толстыми клювами.
Подуло свежестью, глухо прогремел гром за холмами.
Хорошо, если бы брызнул дождь над нами!
Ещё бы, кажется, небольшое усилие, одна потуга, и степь взяла бы верх.
Но невидимая гнетущая сила мало-помалу сковала ветер и воздух — сама(!) —
уложила пыль и опять, как будто ничего не было, наступила тишина.
Облако спряталось, загорелые холмы нахмурились, воздух покорно застыл
и одни только встревоженные чибисы где-то плакали и жаловались на судьбу — воздух совсем не остыл,
пропал свежий ветер.
Но вскоре наступил вечер.
_____
А..Чехов. Степь: (Отрывок.)
II.
Около полудня бричка свернула с дороги вправо, проехала немного шагом и остановилась. Егорушка услышал тихое, очень ласковое журчанье и почувствовал, что к его лицу прохладным бархатом прикоснулся какой-то другой воздух. Из холма, склеенного природой из громадных, уродливых камней, сквозь трубочку из болиголова, вставленную каким-то неведомым благодетелем, тонкой струйкой бежала вода. Она падала на землю и, прозрачная, веселая, сверкающая на солнце и тихо ворча, точно воображая себя сильным и бурным потоком, быстро бежала куда-то влево. Недалеко от холма маленькая речка расползалась в лужицу; горячие лучи и раскаленная почва, жадно выпивая ее, отнимали у нее силу; но немножко далее она, вероятно, сливалась с другой такою же речонкой, потому что шагах в ста от холма по ее течению зеленела густая, пышная осока, из которой, когда подъезжала бричка, с криком вылетело три бекаса.
Наступила тишина.
где-то не близко плакал один чибис и изредка раздавался писк трех бекасов, прилетавших поглядеть, не уехали ли непрошеные гости; мягко картавя, журчал ручеек, но все эти звуки не нарушали тишины, не будили застывшего воздуха, а, напротив, вгоняли природу в дремоту.
. бричка тронулась в путь.
Холмы всё еще тонули в лиловой дали, и не было видно их конца; мелькал бурьян, булыжник, проносились сжатые полосы, и всё те же грачи да коршун, солидно взмахивающий крыльями, летали над степью. Воздух всё больше застывал от зноя и тишины, покорная природа цепенела в молчании. Ни ветра, ни бодрого, свежего звука, ни облачка.
Но вот, наконец, когда солнце стало спускаться к западу, степь, холмы и воздух не выдержали гнета и, истощивши терпение, измучившись, попытались сбросить с себя иго. Из-за холмов неожиданно показалось пепельно-седое кудрявое облако. Оно переглянулось со степью — я, мол, готово — и нахмурилось. Вдруг в стоячем воздухе что-то порвалось, сильно рванул ветер и с шумом, со свистом закружился по степи.
Тотчас же трава и прошлогодний бурьян подняли ропот, на дороге спирально закружилась пыль, побежала по степи и, увлекая за собой солому, стрекоз и перья, черным вертящимся столбом поднялась к небу и затуманила солнце. По степи, вдоль и поперек, спотыкаясь и прыгая, побежали перекати-поле, а одно из них попало в вихрь, завертелось, как птица, полетело к небу и, обратившись там в черную точку, исчезло из виду. За ним понеслось другое, потом третье, два перекати-поле столкнулись в голубой вышине и вцепились друг в друга, как на поединке.
У самой дороги вспорхнул стрепет. Мелькая крыльями и хвостом, он, залитый солнцем, походил на рыболовную блесну или на прудового мотылька, у которого, когда он мелькает над водой, крылья сливаются с усиками и кажется, что усики растут у него и спереди, и сзади, и с боков. Дрожа в воздухе, как насекомое, играя своей пестротой, стрепет поднялся высоко вверх по прямой линии, потом, вероятно испуганный облаком пыли, понесся в сторону и долго еще было видно его мелькание.
А вот, встревоженный вихрем и не понимая, в чем дело, из травы вылетел коростель. Он летел за ветром, а не против, как все птицы; от этого его перья взъерошились, весь он раздулся до величины курицы и имел очень сердитый, внушительный вид. Одни только грачи, состарившиеся в степи и привыкшие к степным переполохам, покойно носились над травой или же равнодушно, ни на что не обращая внимания, долбили своими толстыми клювами черствую землю.
За холмами глухо прогремел гром; подуло свежестью. Хорошо, если бы брызнул дождь!
Еще бы, кажется, небольшое усилие, одна потуга, и степь взяла бы верх. Но невидимая гнетущая сила мало-помалу сковала ветер и воздух, уложила пыль, и опять, как будто ничего не было, наступила тишина. Облако спряталось, загорелые холмы нахмурились, воздух покорно застыл и одни только встревоженные чибисы где-то плакали и жаловались на судьбу.

Читайте:  Д Н Мамин Сибиряк трагедия жизни главного уральского писателя

Источник

Имя твое (93 стр.)

По-крестьянски старательно добрав из казанка остатки ухи, Захар, брякнув ложками, выставил его из-под полога, откинулся на спину.

– Ты спи, – сказал он сыну. – Покурю, сам вымою…

– Мы так, батя, не договаривались, – не согласился Илюша, выскользнул из-под полога, сбежал с казанком к воде, на ходу хватая пучок травы; теперь вечерний сумрак уже основательно заливал тайгу, и только на востоке от вершин деревьев шло синевато-мглистое сияние.

Глубокая тишина, нарушаемая всплесками рыбы да криками какой-то птицы, возившейся на мелководье неподалеку, лишь подчеркивала это неодолимое наступление ночного покоя. Почти вся протока была покрыта толстым слоем неизвестно откуда взявшегося, клубящегося у берега тумана; Илюша опасливо шагнул в него и тотчас утонул в нем чуть ли не до подмышек; ни рук, ни казанка не было видно. Илюша оглянулся, костер на высоком берегу дрожал, словно переменчивый золотой куст, стволы кедров в его свете сочились, переливаясь красновато-темным золотом. Впервые смутное, щемящее волнение от таинственной красоты ночи вошло в его душу; захотелось сделать что-то необычное: побежать, прыгнуть с высоты, полететь; что-то обострилось в нем до такой степени, что он услышал тихий, вкрадчивый шорох трущегося у его ног тумана. И еще ему показалось, что он слышит чей-то нежный голос, словно кто-то позвал его. У него сильнее забилось сердце, захотелось скорее отбежать от берега и оказаться рядом с отцом. Он сдержался, нырнул в туман, почувствовав его влажную прохладу лицом, ощупью подобрался к воде и тщательно вымыл казанок и ложки. И только потом, стараясь не торопиться, вернулся к костру, поставил казанок и ложки просушиться. Захар сонным голосом позвал его из полога спать.

Читайте:  Летние забавы и детская безопасность

– Сейчас, батя, иду, иду, – отозвался он тихо, не шевелясь, широко открытыми, немигающими глазами глядя на огонь, всем своим существом ощущая, какая большая, скрытая в ночи жизнь вокруг и что, по сути дела, ему мало что ведомо в ней, ему даже почти ничего не известно об этом большом сдержанном человеке, спящем рядом, за пологом, своем отце, хотя он любил его как-то пронзительно, до дрожи, до боли в сердце с тех самых пор, как узнал.

– Батя, – окликнул он негромко, стараясь не потревожить покоя вокруг.

– Что, сынок? – сонно отозвался Захар.

– Скажи, батя, ты о Густищах-то вспоминаешь?

Уловив в голосе сына непривычную грусть, Захар открыл глаза, сон у него как-то сразу пропал.

– Думаю, Илья, как не думать, вся жизнь, считай, там прошла.

Захар говорил вначале из-под полога, затем выбрался наружу, подбросил в огонь сучьев, устроился рядом с Илюшей и тотчас потянул из кармана кисет. Говорить ему не хотелось, лучше бы помолчать, но какое-то предчувствие подсказывало ему, что сейчас нужно, несмотря на трудный день, не спеша посидеть у костра, может, и потолковать о чем-нибудь вдвоем. В кустах что-то шумно затрещало; оба насторожились, а Захар быстро, привычным движением подтянул к себе ближе топор, лежавший у костра, но все опять затихло, лишь еще раз слабый шум послышался где-то очень далеко.

– Зверь балует, что ли, – подумал вслух Захар. – Тут лоси есть, кабаны, медведь попадается… Правда, редко, напуган он теперь везде нашим братом. – Несколько минут они еще чутко прислушивались к тайге. – Знаешь, Илья давай как-нибудь выберем часок посвободней, я тебе все расскажу про Густищи, парень ты уже взрослый, пятнадцать лет на свете топаешь.

Достав из костра малиново раскаленную с одного конца ветку, Захар прикурил; становилось прохладнее, комарье вроде бы начинало подзатихать, хотя они уже привыкли к нему, почти не замечали укусов.

Источник



Работа с текстом на основе заданий части В ЕГЭ по русскому языку
тест по русскому языку (10 класс) по теме

Угринова Наталья Александровна

Данную работу с текстом (6 вариантов по 12 заданий в каждом + ответы) можно предложить в начале урока для быстрой проверки и своевременной корректировки знаний учащихся 10 — 11 кл.

Скачать:

Вложение Размер
rabota_s_tekstom_po_zadaniyam_chasti_v.rar 96.93 КБ

Предварительный просмотр:

  1. Из предложений 1 – 3 выпишите все местоимения и укажите их разряд.
  2. Из 2 предложения выпишите страдательные причастия настоящего времени.
  3. Из предложений 3 – 4 выпишите все частицы.
  4. Среди предложений 2 – 5 найдите предложение с обособленным обстоятельством.
  5. Из предложения 7 выпишите словосочетание со связью ПРИМЫКАНИЕ.
  6. Из предложения 9 выпишите словосочетание со связью СОГЛАСОВАНИЕ.
  7. Укажите тип подчинительной связи в словосочетании ВЫМЫВ КОТЕЛОК (предложение 9).
  8. Укажите тип подчинительной связи в словосочетании УВИДЕЛ ОГЛЯНУВШИСЬ (предложение 5).
  9. Из предложения 6 выпишите слово, образованное приставочно-суффиксальным способом.
  10. Укажите способ образования слова ЧТО-ТО (предложение 6).
  11. Укажите способ образования слова ПРИБРЕЖНЫХ (предложение 3).
  12. Среди предложений 1 – 9 найдите сложное предложение с придаточным определительным.
  1. Из предложений 1 – 3 выпишите все местоимения и укажите их разряд.
  2. Из 2 предложения выпишите страдательные причастия настоящего времени.
  3. Из предложений 3 – 4 выпишите все частицы.
  4. Среди предложений 2 – 5 найдите предложение с обособленным обстоятельством.
  5. Из предложения 7 выпишите словосочетание со связью ПРИМЫКАНИЕ.
  6. Из предложения 9 выпишите словосочетание со связью СОГЛАСОВАНИЕ.
  7. Укажите тип подчинительной связи в словосочетании ВЫМЫВ КОТЕЛОК (предложение 9).
  8. Укажите тип подчинительной связи в словосочетании УВИДЕЛ ОГЛЯНУВШИСЬ (предложение 5).
  9. Из предложения 6 выпишите слово, образованное приставочно-суффиксальным способом.
  10. Укажите способ образования слова ЧТО-ТО (предложение 6).
  11. Укажите способ образования слова ПРИБРЕЖНЫХ (предложение 3).
  12. Среди предложений 1 – 9 найдите сложное предложение с придаточным определительным.

По теме: методические разработки, презентации и конспекты

Подготовка к выполнению задания части С ЕГЭ по русскому языку на уроках литературы. ( на примере анализа 2-й главы романа м. Булгакова «Мастер и Маргарита»).

Цели урока: подготовить к написанию сочинения по заданию части С; (научить умению излагать мысли о тематике текста, поднимаемой проблеме, позиции автора;- обучать умению выражать собственное мне.

«Лингвистический анализ учебно-научных текстов части А ЕГЭ по русскому языку»

Данную разработку и предложенные в ней формы работы по формированию универсальных учебных действий при обучении лингвистическому анализу учебно-научных текстов можно использовать как на от.

РАБОТА С ТЕКСТОМ КАК ОСНОВА УСПЕШНОЙ ПОДГОТОВКИ К ЕГЭ и ГИА ПО РУССКОМУ ЯЗЫКУ (из опыта)

Материалы, представляющие собой описание методик или методических приёмов по формированию филологических компетенций обучающихся, заявленных в кодификаторе содержания Кимов ЕГЭ и ГИА.

Статья «Работа с текстами разных стилей при подготовке к ЕГЭ по русскому языку»

Статья для сборника «Жанрово-стилевой подход в преподавании русского языка и литературы (XI Ушаковские чтения)».

Статья «ОБУЧЕНИЕ ПРИЕМАМ АРГУМЕНТАЦИИ ПРИ ВЫПОЛНЕНИИ ЗАДАНИЙ ЧАСТИ С ЕГЭ ПО РУССКОМУ ЯЗЫКУ»

Творческая часть ЕГЭ по русскому языку (сочинение) призвана проверить и объективно оценить коммуникативную компетентность выпускников. Это самый сложный вид работы, всегда вызывающий большое количеств.

Работа с текстом как эффективное средство подготовки к ОГЭ по русскому языку

Взят отрывок из текста Маранцмана В.Г., разбит на предложения, составлены задания в формате ОГЭ 2019г.

Источник