Сказка с птицей ласточкой

Ласточка

Мальчик осенью хотел разорить прилепленное под крышей гнездо ласточки, в котором хозяев уже не было: почуяв приближение холодов, они улетели.
— Не разоряй гнезда, — сказал мальчику отец, — весной ласточка опять прилетит, и ей будет приятно найти свой прежний домик.
Ласточка кормит птенцовМальчик послушался отца.
Прошла зима, и в конце апреля пара острокрылых, красивеньких птичек, весёлых, щебечущих, прилетела и стала носиться вокруг старого гнёздышка.
Работа закипела; ласточки таскали в носиках глину и ил из ближнего ручья, и скоро гнёздышко, немного попортившееся за зиму, было отделано заново. Потом ласточки стали таскать в гнездо то пух, то пёрышко, то стебелёк моха.
Ласточки таскали в носиках глину и ил из ближнего ручья
Прошло ещё несколько дней, и мальчик заметил, что уже только одна ласточка вылетает из гнезда, а другая остаётся в нём постоянно.
«Видно, она наносила яичек и сидит теперь на них», — подумал мальчик.
В самом деле, недели через три из гнезда стали выглядывать крошечные головки. Как рад был теперь мальчик, что не разорил гнёздышка!
Сидя на крылечке, он по целым часам смотрел, как заботливые птички носились по воздуху и ловили мух, комаров и мошек. Как быстро сновали они взад и вперёд, как неутомимо добывали пищу своим деткам!
Мальчик дивился, как это ласточки не устают летать целый день, не приседая почти ни на одну минуту, и выразил своё удивление отцу. Отец достал чучело ласточки и показал сыну:
— Посмотри, какие у ласточки длинные, большие крылья и хвост в сравнении с маленьким, лёгким туловищем и такими крошечными ножками, что ей почти не на чем сидеть; вот почему она может летать так быстро и долго. Если бы ласточка умела говорить, то такие бы диковинки рассказала она тебе — о южно-русских степях, о крымских горах, покрытых виноградом, о бурном Чёрном море, которое ей нужно было пролететь, не присевши ни разу, о Малой Азии, где всё цвело и зеленело, когда у нас выпадал уже снег, о голубом Средиземном море, где пришлось ей раз или два отдохнуть на островах, об Африке, где она вила себе гнёздышко и ловила мошек, когда у нас стояли крещенские* морозы.
* (Крещенские. Крещенье — старинный зимний праздник. Обычно на крещенье стояли сильные морозы.)
— Я не думал, что ласточки улетают так далеко, — сказал мальчик.
— Да и не одни ласточки, — продолжал отец, — жаворонки, перепела, дрозды, кукушки, дикие утки, гуси и множество других птиц, которых называют перелётными, также улетают от нас на зиму в тёплые страны. Для одних довольно и такого тепла, какое бывает зимою в южной Германии и Франции, другим нужно перелететь высокие снежные горы, чтобы приютиться на зиму в цветущих лимонных и померанцевых рощах Италии и Греции; третьим надобно лететь ещё дальше, перелететь всё Средиземное море.
— Отчего же они не остаются в тёплых странах целый год, — спросил мальчик, — если там так хорошо?
— Видно, им недостаёт корма для детей или, может быть, уж слишком жарко. Но ты вот чему подивись: как ласточки, пролетая тысячи четыре вёрст, находят дорогу в тот самый дом, где у них построено гнездо?

Источник

Ласточки — сказка

Нечаева Алла Все вы знаете красивых, гордых ласточек? Но мало кто знает где и почему они селятся. В деревнях много домов, но не у всех под крышей вьют гнезда птички, особенно эти предвестники весны. Я расскажу вам об одной семье этих грациозных птичек.
В деревне стояло много домов. Под крышей одного ласточки свили гнездо. Во дворе жила кошка и три собаки. Птички строили домик целую неделю. Маленькая девочка, что здесь жила по долгу наблюдала за ними. Частенько клала на завалинку куриные перышки , крошки хлеба, пшено . Птахи сначала с опаской, потом смелее кушали и брали подарки. Потом-тишина. Стала летать только одна ласточка, та что покрупнее.
— Мам, а куда делась вторая птичка?
— Она в гнезде. Скоро у них будут детки. Ты во дворе не шуми, чтоб не пугать их.
— Хорошо мама. Я тихо буду.
Прошептала девчушка. Ей было всего шесть лет.
Прошло не мало дней. Девочка сидела на маленьком стульчике, на табуретке лежал альбом-она рисовала. Сидела так, что гнездо было видно. Ее чуткий слух уловил тоненький писк. Она тихо встала и пошла в дом.
— Мам, там кто-то пищит. Наверное мышь залезла.
— Нет. Это детки у птичек появились.
— А я думала мышь.
— Ты теперь реже там появляйся. Пускай они растут. Как летать начнут-увидим их.
Девочка убежала за калитку поделиться новостью с подружками. Но не забывала и о семье ласточек. Во дворе был построен вольер для куриных деток, для цыпляток. Мама в лоточке ставила им корм: вареные яйца, толченая в пыль скорлупа, пшено, хлебные крошки. А травки полно вокруг. В блюдечках-водичку. Ласточка-папа часто брал корм в вольере и носил своим малышам. Водичку тоже здесь брал. Девочка сказала маме, что птички здесь едят:
— Пускай. Всем хватит.
Сказала мама. В один из солнечных дней на краю гнезда стоял птенчик. Ветерок столкнул его в низ. Попытался махать крылышками, но ничего не получилось.
— Мама! Мама! Птенчик упал! Скорее, а то кошка съест.
— Не кричи. Сейчас иду.
Пока она бегала к родителям- родители птенчика кричали и кружили над ним. Вероятно показывали как нужно взлететь. На помощь пришел папа. Подставил лестницу и вернул непоседу в гнездо. Мы отошли от стены на приличное расстояние. Вот тогда-то они и успокоились. В следующий раз, когда он выпал, родители разделились. Папа летал над детенышем, а мама кружила над кем-то из людей. Шли за ней, видели егозу на земле и возвращали домой. Так было целых пять раз, пока не научились летать.
Весна закончилась. Лето. Вся природа проснулась и зацвела. В саду распустились фруктовые деревья. Они стоят буд-то припорошенные снегом. На клумбах пестрые расцветки цветочных головок. Ласточки начали учить своих деток летать. Их родители не летают, а парят в воздухе. Малыши смешно махали крылышками и опускались не до земли. Они по очереди становились на край гнезда и падали в низ. Потом начинали быстро махать крылышками. Пытались парить как родители и у них здорово получалось. А вот один опускался к самой земле и резко взмывал вверх-садился на ветви деревьев и снова падал в низ.
Как только начали летать, кушать стали сами. Девочка заметила, что над гнилыми яблоками вьется много мошкары. Собрала кучку недалеко от стены дома. От жары они начали гнить сильнее. Мошкары вилась целая стайка. Шустрые птенчики их ловили и ели. Детки были сыты и мошкары не стало.
Птенцы привыкли к хозяевам дома и к их обитателям. Они могли мошек ловить прямо перед носом кошки. А на спящего волкодава садились с верху и что-то искали в шерсти. Огромная псина лежала тихо, не шевелясь Когда в доме были открыты окна, то освоившиеся подросшие птички залетали в дом. Летали под потолком, садились на люстру, на стол и улетали. Позже одна птичка настолько осмелела, что садилась на голову людям.
Все лето семья пернатых охраняла сад от гусениц, комаров, моше. Они лакомились спелыми вишнями, малиной. Когда в подойнике оставалось молоко на террасе то и туда они совали клювики-пили, лакомились напитком.
Вот и подошло к концу лето. Наступила осень. Всеми цветами радуги начала окрашивать все растения. Ласточки стали беспокойными. Летали быстрее, собирались стайками. А щебет стоял на всю округу. Эти грациозные созданя собрались в стайку и улетели в теплые края. Гнездо осталось под крышей дома.
На следующий год прилетела стайка ласточек. Долго кружили над двором. Залетали в гнездо. Чириканье стояло весь день. Остался кто в гнезде или нет-не известно. Но на утро снова прилетели. Старое гнездо чистили, ремонтировали, а рядом построили еще пять гнезд. Ведь птенцов было пять, а шестое-родителей.
Все семейство жило дружно, у них вылупилось полно птенчиков и все были похожи на прошлогодних, на своих родителей в таком-же возрасте.

Читайте:  Макроэволюция и ее доказательства

Источник

Ласточка: Сказка

Жили-были два брата. Старший Нор Бу был богатый и злой. Он ненавидел всех людей, особенно бедных. Обижал слабых и калек, плевал и бросал сор в колодцы соседей. А больше всех обижал он своего младшего брата Хын Бу.

Хын Бу был человек бедный, но добрый и приветливый. У него было много детей. Тесно и голодно было в его ветхом домишке, но вся семья жила дружно.

Однажды пошел Хын Бу к старшему брату попросить немного семян для посева.

Старший брат, как только увидел Хын Бу, сразу догадался, что тот пришел с просьбой. Набросился он с бранью на своего младшего брата и прогнал его.

Хын Бу ни слова не сказал богатому брату и печальный вернулся домой.

Жена увидела, что пришел он с пустыми руками, но не стала жаловаться и укорять мужа.

– Не горюй, когда-нибудь и мы будем жить хорошо, – утешала она его.

Скоро пришла весна и появились первые ласточки. Одна ласточка стала вить гнездо под кровлей бедняка Хын Бу.

– Зачем ты лепишь гнездо под моей бедной кровлей? – сказал Хын Бу ласточке. Она не защитит твое гнездо от холодного ветра, и ты не найдешь на моем дворе ни зерен, ни крошек.

Но ласточка слепила гнездо и вывела птенцов. Птенцы росли, а ласточка без устали – добывала для них корм и весело щебетала.

Однажды змея подползла к гнезду и стала пожирать птенцов.

Хын Бу увидел это, закричал, застучал. Змея испугалась шума и уползла. Но было уже поздно: только один птенчик уцелел из всей ласточкиной семьи. Он выпал из гнезда, сломал себе лапки, но все-таки не достался змее.

Читайте:  Орнамент на стене тонкости выбора и нанесения

Бедняк Хын Бу подобрал птенца и стал лечить его. Из своего платья он выдернул нитки и перевязал ему сломанные лапки. Сделал для птенца мягкое гнездышко. Кормил его мошками.

Птенец поправился, вырос. И осенью Хын Бу выпустил его на волю.

– Лети, ласточка, и будь счастлива! – сказал он.

Ласточка вспорхнула, покружила, как бы прощаясь, над хижиной Хын Бу и скрылась в синем небе.

Прошла зима, и снова настала весна. Ласточки вернулись в деревню, где жили братья Хын Бу и Нор Бу.

Хын Бу сидел печальный возле своего дома. Наступила пора сеять рис и чумизу, а у него не было ничего – ни семян, ни земли.

Вдруг прилетела ласточка, закружилась над его головой, защебетала свою веселую песенку и что-то уронила к его ногам.

Очень удивился Хын Бу, когда увидел на земле обыкновенное семечко тыквы. Он взял это семечко и посадил у своего дома.

Вся семья Хын Бу заботливо ухаживала за тыквой. Тыква быстро росла и скоро обвила стеблями всю крышу. Сперва распустились три белых цветка, потом появилась завязь. К осени на крыше выросли три огромные тыквы. Хын Бу с женой радовались: все-таки свой урожай.

Когда все три тыквы поспели, они бережно сорвали их и решили распилить, чтобы сделать кувшины для воды. Но только они распилили первую тыкву, как из нее посыпались всякие кушанья – такие вкусные, что просто таяли во рту. Все сто болезней излечивались от этих кушаний – вот какие они были!

Распилили вторую тыкву – и появились из нее разные одежды. Каких только одежек тут не было! Вся семья Хын Бу оделась с головы до ног.

Распилили третью тыкву – заблестели перед ними груды золота, серебра, засверкали драгоценные камни.

Но удивительнее всего было то, что сокровища в тыквах не уменьшались, сколько их ни брали. Казалось, их становилось даже больше.

Теперь Хын Бу и его семья ни в чем не нуждались и были счастливы. Выстроили они себе новый просторный дом под черепицей. Не забыли и ласточек – устроили на крыше уютные, загнутые по краям карнизы для их гнезд. С тех пор в Корее все так делают. Была теперь у Хын Бу земля, были сады. Его жена, дети и сам он усердна работали, так как все они любили труд и не привыкли к безделью. Осенью крыша их дома краснела от перца и желтела от тыкв.

Счастливый Хын Бу охотно помогал всем беднякам, которые просили у него помощи.

А Нор Бу, старший брат, от жадности и злости спать перестал. Как это так: нищий Хын Бу стал богатым! А тут еще сварливая жена не давала покоя. И вот пошла она к Хын Бу, чтобы выведать, откуда у него такое богатство.

Вошла в его новый, нарядный дом да так и затряслась от жадности. Губы поджала, вертит головой из стороны в сторону. Жена Хын Бу угостила ее, а сам Хын Бу – человек простодушный, да и скрывать ему нечего было – поведал ей всю историю с ласточкой.

Жена Нор Бу чуть не лопнула от злости. Поспешно вернулась она домой и рассказала обо всем своему мужу. Прибавила при этом, каких трудов ей стоило все разузнать. Хын Бу, мол, зазнался и не то что в дом – к дому близко ее не подпустил. Но все-таки она выведала, откуда у него богатство.

Тут они послали тысячу проклятий и Хын Бу, и его жене, и детям.

Старший брат Нор Бу с нетерпением стал ждать наступления весны.

Но вот и весна пришла. Опять прилетели ласточки. Под крышей дома Нор Бу ласточка слепила гнездо.

Скоро в гнезде появились птенцы.

Как-то раз ласточка улетела за кормом и птенцы остались одни. Богач Нор Бу залез в гнездо и убил птенцов. Лишь одного птенца оставил Нор Бу, но переломал ему ноги… Потом стал лечить его. А когда вылечил, выпустил на волю и сказал:

– Лети куда хочешь, только не забудь: ведь я тебя и лечил и кормил. За доброту мою ты должен щедро заплатить мне. Еще сделай так, чтобы Хын Бу опять стал бедняком, а богатство его перешло ко мне.

Улетел птенец в свою страну. Там рассказал он обо всем ласточкам, и они решили наказать злого Нор Бу. Вновь пришла весна. Прилетели ласточки в деревню, где жили братья Хын Бу и Нор Бу. Нор Бу давно уже сидит у своего дома. Ему не нужно работать – он богат. И вот сидит он в своей волосяной черной шапке и курит маленькую медную трубочку на длинном, тонком чубуке. Лицо его лоснится, заплывшие жиром маленькие глазки закрываются от удовольствия… Нор Бу мечтает о новых богатствах.

Читайте:  Освещение клеток для птиц

Вдруг прилетела и закружилась ласточка, бросила перед ним семечко тыквы и улетела.

Нор Бу дрожащими руками поспешно схватил семечко и, озираясь по сторонам, чтобы никто не увидел, посадил его у своего дома. Вокруг привязал на цепи собак, чтобы никто не мог и подойти к ростку тыквы.

Очень быстро росла тыква. Так же, как тогда у Хын Бу, она покрыла своими стеблями и листьями всю крышу дома, обвила все кругом.

Наступила осень, на крыше Нор Бу поспели три огромные тыквы. Нор Бу сорвал их темной ночью и стал распиливать. Тут же, вся дрожа от жадности, стояла его жена.

Распилил Нор Бу первую тыкву – поползли огромные, чудовищные гусеницы и принялись пожирать его поля и сады.

Не успел он распилить вторую тыкву, выскочили морские разбойники, отобрали все богатства Нор Бу и быстро уплыли за море.

Нор Бу поспешно распилил третью тыкву – и вдруг из тыквы вырвалось страшное огненное пламя. Сгорели в этом пламени жадный богач Нор Бу и его злая жена.

Источник



Ласточка — Ушинский К.Д.

Познавательная история о ласточках, которую отец рассказывает своему сыну. Он говорит о жизни птиц, показывает строение их крыльев, рассказывает о том, в какие страны летают птицы.

Ласточка читать

Мальчик осенью хотел разорить прилепленное под крышей гнездо ласточки, в котором хозяев уже не было: почуяв приближение холодов, они улетели.
— Не разоряй гнезда, — сказал мальчику отец, — весной ласточка опять прилетит, и ей будет приятно найти свой прежний домик.

Мальчик послушался отца.
Прошла зима, и в конце апреля пара острокрылых, красивеньких птичек, весёлых, щебечущих, прилетела и стала носиться вокруг старого гнёздышка.
Работа закипела; ласточки таскали в носиках глину и ил из ближнего ручья, и скоро гнёздышко, немного попортившееся за зиму, было отделано заново. Потом ласточки стали таскать в гнездо то пух, то пёрышко, то стебелёк моха.
Прошло ещё несколько дней, и мальчик заметил, что уже только одна ласточка вылетает из гнезда, а другая остаётся в нём постоянно.
«Видно, она наносила яичек и сидит теперь на них», — подумал мальчик.
В самом деле, недели через три из гнезда стали выглядывать крошечные головки. Как рад был теперь мальчик, что не разорил гнёздышка!
Сидя на крылечке, он по целым часам смотрел, как заботливые птички носились по воздуху и ловили мух, комаров и мошек. Как быстро сновали они взад и вперёд, как неутомимо добывали пищу своим деткам!

Мальчик дивился, как это ласточки не устают летать целый день, не приседая почти ни на одну минуту, и выразил своё удивление отцу. Отец достал чучело ласточки и показал сыну:
— Посмотри, какие у ласточки длинные, большие крылья и хвост в сравнении с маленьким, лёгким туловищем и такими крошечными ножками, что ей почти не на чем сидеть; вот почему она может летать так быстро и долго. Если бы ласточка умела говорить, то такие бы диковинки рассказала она тебе — о южно-русских степях, о крымских горах, покрытых виноградом, о бурном Чёрном море, которое ей нужно было пролететь, не присевши ни разу, о Малой Азии, где всё цвело и зеленело, когда у нас выпадал уже снег, о голубом Средиземном море, где пришлось ей раз или два отдохнуть на островах, об Африке, где она вила себе гнёздышко и ловила мошек, когда у нас стояли крещенские морозы.
— Я не думал, что ласточки улетают так далеко, — сказал мальчик.
— Да и не одни ласточки, — продолжал отец, — жаворонки, перепела, дрозды, кукушки, дикие утки, гуси и множество других птиц, которых называют перелётными, также улетают от нас на зиму в тёплые страны. Для одних довольно и такого тепла, какое бывает зимою в южной Германии и Франции, другим нужно перелететь высокие снежные горы, чтобы приютиться на зиму в цветущих лимонных и померанцевых рощах Италии и Греции; третьим надобно лететь ещё дальше, перелететь всё Средиземное море.
— Отчего же они не остаются в тёплых странах целый год, — спросил мальчик, — если там так хорошо?
— Видно, им недостаёт корма для детей или, может быть, уж слишком жарко. Но ты вот чему подивись: как ласточки, пролетая тысячи четыре вёрст, находят дорогу в тот самый дом, где у них построено гнездо?

Источник