Преподавание Александру подарило Аристотелю множество возможностей и изобилие ресурсов Он создал библиотеку

40 цитат Аристотеля, который доказывают, что именно он был величайшим умом человечества

40 цитат Аристотеля, который доказывают, что именно он был величайшим умом человечества

Аристотель был греческим философом и ученым, родившимся в македонском городе Стагире, Халкидики, на северной периферии классической Греции.

40 цитат Аристотеля, который доказывают, что именно он был величайшим умом человечества

В восемнадцать лет он присоединился к Академии Платона в Афинах и оставался там до возраста тридцати семи лет (около 347 г. до н.э.).

Его труды охватывают многие предметы — в том числе физику, биологию, зоологию, метафизику, логику, этику, эстетику, поэзию, театр, музыку, риторику, лингвистику, политику и правительство — и составляют первую всеобъемлющую систему западной философии.

Вскоре после смерти Платона Аристотель покинул Афины и, по просьбе Филиппа Македонского, воспитывал его сына — Александра, впоследствии ставшего великим полководцем.

40 цитат Аристотеля, который доказывают, что именно он был величайшим умом человечества

Преподавание Александру подарило Аристотелю множество возможностей и изобилие ресурсов. Он создал библиотеку, которая помогала в создании многих из его сотен книг.

40 цитат Аристотеля, который доказывают, что именно он был величайшим умом человечества

Взгляды Аристотеля на физическую науку глубоко укоренились в средневековой науке. Их влияние распространилось на эпоху Возрождения и систематически не заменялось до Просвещения и теорий, таких как классическая механика.

40 цитат Аристотеля, который доказывают, что именно он был величайшим умом человечества

В метафизике аристотелизм глубоко повлиял на иудео-исламскую философскую и теологическую мысль в средние века и продолжает влиять на христианское богословие, особенно на схоластическую традицию католической церкви.

Вот самые важные цитаты Аристотеля.

1) «Познание себя — начало всей мудрости».

2) «Благодарность быстро стареет».

3) «Не было еще ни одного великого ума без примеси безумия».

4) «Воспитание разума без образования сердца — это совсем не образование».

5) «Мастерство никогда не бывает случайным. Это всегда результат высокого намерения, искреннего усилия и разумного исполнения; оно представляет собой мудрый выбор из многих альтернатив — выбор, а не случайность, определяет вашу судьбу».

6) «Чтобы избежать критики, ничего не говори, ничего не делай, будь ничем».

7) «Недостаточно выиграть войну; более важно организовать мир».

8) «Удовольствие в работе делает совершенство в работе».

9) «Щедрый человек — это тот, кто дает подходящему человеку подходящую вещь в подходящее время».

10) «Ничто не истощает и не разрушает человека, как продолжительное физическое бездействие».

11) «Что такое друг? Единственная душа, обитающая в двух телах».

12) «Надежда — это сон наяву».

13) «Счастье зависит от нас самих».

14) «Счастье — это смысл и цель жизни, цель и конец человеческого существования».

15) «Любой может рассердиться — это легко, но злиться на правильного человека и в нужной степени, в нужное время, для правильной цели, и в правильном направлении — это не просто и не подвластно каждому».

16) «Друг для всех — друг никому».

17) «Те, кто хорошо воспитывает детей, заслуживают большего, чем тех, кто их производит; потому что они только даровали им жизнь, те, которые хорошо умеют жить».

18) «Образованные отличаются от необразованных, так как живые отличаются от мертвых».

19) «Тот, кто преодолел свои страхи, действительно будет свободен».

20) «Те, кто знают, делают. Те, которые понимают, учат».

21) «Я считаю храбрее того, кто побеждает свои желания, чем того, кто побеждает своих врагов, ибо самая тяжелая победа — над собой».

22) «Величайшие преступления совершаются из-за стремления к избытку, а не к предметам первой необходимости».

23) «Бедность является родителем революции и преступности».

24) «Высокопоставленный человек должен больше заботиться о правде, чем о том, что думают люди».

25) «Все человеческие действия имеют одну или несколько из этих семи причин: случайность, природу, принуждение, привычку, разум, страсть и желание».

26) «Учителя, которым дети обязаны воспитанием, почтеннее, чем родители: одни дарят нам только жизнь, а другие — добрую жизнь».

27) «В наши самые мрачные моменты мы должны сосредоточиться, чтобы увидеть свет».

28) «Энергия ума есть сущность жизни».

29) «Не всегда одно и то же — быть хорошим человеком и хорошим гражданином».

30) «Тот, кто не может быть хорошим последователем, не может быть хорошим лидером».

31) «Человек достигший полного совершенства, выше всех животных; но зато он ниже всех, если он живет без законов и без справедливости».

32) «Все люди по природе желают знания».

33) «Чем больше вы знаете, тем больше понимаете, что не знаете».

34) «Жить — значит делать вещи, а не приобретать их».

35) «Природа ничего не делает бесполезно».

36) «Во всех вещах природы есть что-то чудесное».

37) «Мудрые люди говорят, когда им есть что сказать, дураки говорят, потому что они должны что-то сказать».

38) «Единственное стабильное государство — это то, в котором все люди равны перед законом».

39) «Корни образования горькие, но фрукты сладкие».

40) «Жизнь требует движения».

Возможно, мудрые изречения величайшего философа окажутся полезными и вам!

Понравилась статья? Подпишитесь на канал, чтобы быть в курсе самых интересных материалов

Источник

Левиафан, или Материя, форма и власть государства церковного и гражданского

Источник: Гоббс Т. Сочинения: В 2 т. – Т. 2. – М.: Мысль, 1991.

Красным шрифтом в квадратных скобках обозначается конец текста на соответствующей странице печатного оригинала указанного издания

Глава XIII. О естественном состоянии человеческого рода в его отношении к счастью и бедствиям людей

Люди равны от природы. Природа создала людей равными в отношении физических и умственных способностей, ибо хотя мы наблюдаем иногда, что один человек физически сильнее или умнее другого, однако если рассмотреть все вместе, то окажется, что разница между ними не настолько велика, чтобы один человек, основываясь на ней, мог претендовать на какое-нибудь благо для себя, а другой не мог бы претендовать на него с таким же правом. В самом деле, что касается физической силы, то более слабый имеет достаточно силы, чтобы путем тайных махинаций или союза с другими, кому грозит та же опасность, убить более сильного.

Что же касается умственных способностей (я оставляю в стороне искусства, имеющие свою основу в словах, и особенно искусство доходить до общих и непреложных правил, называемое наукой, – таковыми правилами обладают немногие, и то лишь в отношении немногих вещей, ибо правила эти не врожденные способности, родившиеся с нами, а также не приобретенные (как благоразумие) в [c.93] процессе наблюдения над чем-то другим), то я нахожу в этом отношении даже большее равенство среди людей, чем в отношении физической силы. Ибо благоразумие есть лишь опыт, который в одинаковое время приобретается в равной мере всеми людьми относительно тех вещей, которыми они с одинаковым усердием занимаются. Невероятным это равенство делает, возможно, лишь пустое самомнение о собственной мудрости, присущее всем людям, полагающим, что они обладают мудростью в большей степени, чем простонародье, т.е. чем все другие люди, кроме них самих и немногих других, которых они одобряют потому ли, что те прославились, или же потому, то являются их единомышленниками. Ибо такова природа людей. Хотя они могут признать других более остроумными, более красноречивыми и более образованными, но с трудом поверят, что имеется много людей столь же умных, как они сами. И это потому, что свой ум они наблюдают вблизи, а ум других – на расстоянии. Но это обстоятельство скорее говорит о равенстве, чем о неравенстве, людей в этом отношении. Ибо нет лучшего доказательства равномерного распределения какой-нибудь вещи среди людей, чем то, что каждый человек доволен своей долей.

Из-за равенства проистекает взаимное недоверие. Из этого равенства способностей возникает равенство надежд на достижение целей. Вот почему, если два человека желают одной и той же вещи, которой, однако, они не могут обладать вдвоем, они становятся врагами. На пути к достижению их цели,(которая состоит главным образом в сохранении жизни, а иногда в одном лишь наслаждении) они стараются погубить или покорить друг друга. Таким образом, выходит, что там, где человек может отразить нападение лишь своими собственными силами, он, сажая, сея, строя или владея каким-нибудь приличным именем, может с верностью ожидать, что придут другие люди и соединенными силами отнимут его владение и лишат его не только плодов собственного труда, но также жизни или свободы. А нападающий находится в такой же опасности со стороны других.

Из-за взаимного недоверия – война. Вследствие этого взаимного недоверия нет более разумного для человека способа обеспечить свою жизнь, чем принятие предупредительных мер, т.е. силой или хитростью держать в узде всех, кого он может, до тех пор пока не убедится, что нет другой силы, достаточно внушительной, чтобы быть для него опасной. Эти меры не выходят за рамки требуемых для [c.94] самосохранения и обычно считаются допустимыми. Так как среди людей имеются такие, которые ради одного наслаждения созерцать свою силу во время завоеваний ведут эти завоевания дальше, чем этого требует безопасность то и другие, которые в иных случаях были бы рады спокойно жить в обычных условиях, не были бы способны долго сохранять свое существование, если бы не увеличивали свою власть путем завоеваний и ограничились бы только обороной. Отсюда следует, что такое увеличение власти над людьми, поскольку оно необходимо для самосохранения человека, также должно быть позволено ему.

Мало того, там, где нет власти, способной держать всех в подчинении, люди не испытывают никакого удовольствия (а напротив, значительную горечь) от жизни в обществе. Ибо каждый человек добивается, чтобы его товарищ ценил его так, как он сам себя ценит, и при всяком проявлении презрения или пренебрежения, естественно, пытается, поскольку у него хватает смелости (а там, где нет общей власти, способной заставить людей жить в мире, эта смелость доходит до того, что они готовы погубить друг друга), вынудить у своих хулителей большее уважение к себе:

у одних – наказанием, у других – примером.

Таким образом, мы находим в природе человека три основные причины войны: во-первых, соперничество; во-вторых, недоверие; в-третьих, жажду славы.

Первая причина заставляет людей нападать друг на друга в целях наживы, вторая – в целях собственной безопасности, а третья – из соображений чести. Люди, движимые первой причиной, употребляют насилие, чтобы сделаться хозяевами других людей, их жен, детей и скота; люди, движимые второй причиной, употребляют насилие в целях самозащиты; третья же категория людей прибегает к насилию из-за пустяков вроде слова, улыбки, из-за несогласия во мнении и других проявлений неуважения, непосредственно ли по их адресу или по адресу их родни, друзей, их народа, сословия или имени.

При отсутствии гражданского состояния всегда имеется война всех против всех. Отсюда видно, что, пока люди живут без общей власти, держащей всех их в страхе, они находятся в том состоянии, которое называется войной, и именно в состоянии войны всех против всех. Ибо война есть не только сражение, или военное действие, а промежуток времени, в течение которого явно сказывается воля к борьбе путем сражения. Вот почему время должно быть [c.95] включено в понятие войны , так же как и в понятие погоды. Подобно тому как понятие сырой погоды заключается не в одном или двух дождях, а в ожидании этого в течение многих дней подряд, точно так же и понятие войны состоит не в происходящих боях, а в явной устремленности к ним в течение всего того времени, пока нет уверенности в противном. Все остальное время есть мир .

Читайте:  Листериоз Причины симптомы диагностика и лечение патологии

Неудобство подобной войны. Вот почему все, что характерно для времени войны, когда каждый является врагом каждого, характерно также для того времени, когда люди живут без всякой другой гарантии безопасности, кроме той, которую им дают их собственная физическая сила и изобретательность. В таком состоянии нет места для трудолюбия, так как никому не гарантированы плоды его труда, и потому нет земледелия, судоходства, морской торговли, удобных зданий, нет средств движения и передвижения вещей, требующих большой силы, нет знания земной поверхности, исчисления времени, ремесла, литературы, нет общества, а, что хуже всего, есть вечный страх и постоянная опасность насильственной смерти, и жизнь человека одинока, бедна, беспросветна, тупа и кратковременна.

Кое-кому недостаточно взвесившему эти вещи может показаться странным допущение, что природа так разобщает людей и делает их способными нападать друг на друга и разорять друг друга; не доверяя этому выводу, сделанному на основании страстей, он, может быть, пожелает иметь подтверждение этого вывода опытом. Так вот, пусть такой сомневающийся сам поразмыслит над тем обстоятельством, что, отправляясь в путь, он вооружается и старается идти в большой компании; что, отправляясь спать, он запирает двери; что даже в своем доме он запирает ящики, и это тогда, когда он знает, что имеются законы и вооруженные представители власти, готовые отомстить за всякую причиненную ему несправедливость. Какое же мнение имеет он о своих согорожанах, запирая свои двери, о своих детях и слугах, запирая свои ящики? Разве он не в такой же мере обвиняет человеческий род своими действиями, как и моими словами? Однако никто из нас не обвиняет человеческую природу саму по себе. Желание и другие человеческие страсти сами по себе не являются грехом. Грехом также не могут считаться действия, проистекающие из этих страстей, до тех пор пока люди не знают закона, запрещающего эти действия; а такого закона они не могли знать до тех пор, пока он не был издан, а изданным он не мог быть до тех пор, [c.96] пока люди не договорились насчет того лица, которое должно его издавать.

Может быть, кто-нибудь подумает, что такого времени и такой войны, как изображенные мной, никогда не было; да я и не думаю, чтобы они когда-либо существовали как общее правило по всему миру. Однако есть много мест, где люди живут так и сейчас. Например, дикие племена во многих местах Америки 45 не имеют никакого правительства, кроме власти маленьких родов-семей, внутри которых мирное сожительство обусловлено естественными вожделениями, и живут они по ею пору в том животном состоянии, о котором я говорил раньше. Во всяком случае, какова была бы жизнь людей при отсутствии общей власти, внушающей страх, можно видеть из того образа жизни, до которого люди, жившие раньше под властью мирного правительства, обыкновенно опускаются во время гражданской войны.

Хотя никогда и не было такого времени, когда бы частные лица находились в состоянии войны между собой, короли и лица, облеченные верховной властью, В следствие своей независимости всегда находятся в состоянии непрерывной зависти и в состоянии и положении гладиаторов, направляющих оружие друг на друга и зорко следящих друг за другом. Они имеют форты, гарнизоны и пушки на границах своих королевств и постоянных шпионов у своих соседей, что является состоянием войны. Но так как они при этом поддерживают трудолюбие своих подданных, то указанное состояние не приводит к тем бедствиям, которые сопровождают свободу частных лиц.

В подобной войне ничто не может быть несправедливым. Состояние войны всех против всех характеризуется также тем, что при нем ничто не может быть несправедливым. Понятия правильного и неправильного, справедливого и несправедливого не имеют здесь места. Там, где нет общей власти, нет закона, а там, где нет закона, нет несправедливости. Сила и коварство являются на войне двумя основными добродетелями. Справедливость и несправедливость не являются ни телесными, ни умственными способностями. Если бы они были таковыми, они, подобно ощущениям и страстям, должны были бы быть присущи и человеку, существующему изолированно. Но справедливость и несправедливость есть качества людей, живущих в обществе, а не в одиночестве. Указанное состояние характеризуется также отсутствием собственности, владения, Отсутствием точного разграничения между моим и твоим. Каждый человек считает своим лишь то, что он может [c.97] добыть, и лишь до тех пор, пока он в состоянии удержать это. Всем предыдущим достаточно сказано о том плохом положении, в которое поставлен человек в естественном состоянии, хотя он имеет возможность выйти из этого положения – возможность, состоящую отчасти в страстях, а отчасти в его разуме.

Страсти, склоняющие людей к миру. Страсти, делающие людей склонными к миру, суть страх смерти, желание вещей, необходимых для хорошей жизни, и надежда приобрести их своим трудолюбием. А разум подсказывает подходящие условия мира, на основе которых люди могут прийти к соглашению. Эти условия суть то, что иначе называется естественными законами, о которых я более подробно буду говорить в следующих двух главах. [c.98]

45 Гоббс пытается найти эмпирическое доказательство своей формуле войны всех против всех (см. вступит, статью в т. 1 наст, изд., с. 49–50). Однако его представление об образе жизни североамериканских индейцев не соответствовало действительности. В период, когда европейцы познакомились с американскими аборигенами, последние находились на [c.630] высшей фазе родо-племенного строя, имели достаточно развитую племенную и межплеменную организацию. Некоторые из этих племен были воинственными, другие, наоборот, весьма мирными (см.: Энгельс Ф. Происхождение семьи, частной собственности и государства. Гл. Ирокезский род). – 97. [c.631]
Вернуться к тексту

Источник

Лопе де Вега (Лопе Феликс де Вега Карпьо)

А ведь жена при старом муже –
Что плющ, повисший на ветвях:
Когда раскидистому клену
Он обовьет и ствол и крону,
Он юн и свеж, а клен зачах.

Бог любви неумолим:
Он за обиду мстит и губит.

Быть легковерным – глупо и опасно,
И легковерье – это путь страданий.
Но видеть без разумных оснований
Кругом обман – не менее ужасно.

Важнейшее правило искусства гласит, что оно не может подражать ничему иному, кроме правдоподобного.

В деле чести непригоден
Астрологии язык.

В дороге и в тюрьме всегда рождается дружба и ярче проявляются способности человека.

Ведь женщине во мненьи света
Легко упасть, когда весь день
Ей в зеркало глядеть не лень.

Ведь раб не тот, кто стонет под кнутом,
Не тот отшельник, кто по воле неба
Живет в уединении глухом,
И нищ не тот, кто просит корку хлеба.
Но тот и раб, и нищ, и одинок,
Кто в жизни выбрал спутником порок.

Ведь тот, кто больше не полезен,
Забыт и сердцу не любезен.

В любви всегда согласие и лад,
Но букву зачеркнуть – и выйдет ад!

Влюбленных зренье услаждает,
И только тот в любви вкушает
Весь аромат ее, кто зряч.

Во все времена земля была человеку родной матерью, а вода злою мачехой.

Всегда надменна красота.
Да. Но жестокость – некрасива.

Вся доблесть состоит в уменьи
Стать выше, чем слепая страсть,

В чужой не шляйся дом блудливо,
Коль должен свой беречь от зла.

Глаза ревнивцев, повторяю это,
Опаснее любой другой напасти.

Давно известно – меж неравных
Не уживается любовь.

Есть люди, которые не могут полюбить, прежде чем их не оскорбили, и то, что у других вызывает отвращение, только разжигает их страсть.

…Женщине влюбленной
Лукавой быть – немудрено!

Злословить, и остро при этом,
Весьма приятно, милый мой.
Ведь было сказано поэтом:
Злословье греет нас зимой
И освежает жарким летом.

Измена другу – преступленье
Без оправданья, без прощенья.

Как бы ни был влюблен человек, себя он любит еще сильнее.

Когда душа к другой душе стремится,
Она ослеплена и не страшится.

Когда любящий гневается на любимую, это приводит лишь к тому, что любовь становится еще более пылкой и нежной.

Когда мы любим, мы теряем зренье.

Крайняя противоположность любви вовсе не разлука, не ревность, не забвение, не корысть, а ссора.

Кто недостоин высоты,
Тому судьба очнуться павшим.

Кто ловок, различает ясно,
Что пустяки, а что опасно.

Кто мудр, испытывать не станет
Ни женщин, друг мой, ни стекла.

Кто мягко стелет для колен,
Тот голову не прочь отрезать.

Кто не постучался в сердце,
Тот стучится в дверь напрасно!

Кто раз умеет обмануть,
Тот много раз еще обманет.

Кто столько блеска проявил
В искусстве лгать и лицемерить,
Тому дозволено не верить,
Хотя б он правду говорил.

Любая книга – умный друг:
Чуть утомит, она смолкает;
Она безмолвно поучает,
С ней назидателен досуг.

Любовь – вернейшее родство,
И в мире ближе нет его.

Любовь глуха, прошу запомнить,
Она ничьих речей не слышит,
Красуясь на своем престоле.

Любовь, конечно, рай, но райский сад
Нередко ревность превращала в ад.

Любовь могуча и сильна,
Права имеет самодержца,
Измены нет, какой она
Простить была бы не вольна,
Когда услышит голос сердца.

Любовь – огонь, тоска по счастью.
Ее неодолимой власти
Любая тварь подчинена.

Любовь подобна придворному, который все поступки, идущие от сердца, прикрывает маской учтивости.

Любовь ревнивые замки
Волшебной силой отмыкает.

Любовью оскорбить нельзя,
Кто б ни был тот, кто грезит счастьем;
Нас оскорбляют безучастьем.

Мирская слава – вспышка пакли.
Пылает миг – и гаснет вдруг.

Надежда на счастье, пусть даже обманчивая, никогда не причиняет человеку зла, потому что она облегчает жизнь.

…Нам ценна
Любовь, когда она вольна.

На сто обманутых красавиц,
Каков бы ни был средь людей их чин,
Всегда пятьсот обманутых мужчин.

Наша воля ни над чувством,
Ни над временем не властна.
Видим мы, что нас любили,
Лишь когда любовь утратим.

Невежливость между равными некрасива, со стороны же начальника она есть тирания.

Недаром какой-то мудрец сказал, что половиной своей красоты женщины обязаны портнихам.

Недаром ярость и благоразумие изображают в образе юнца и старика. Юнец готов руками выдернуть хвост у дикого коня и падает, поверженный на землю. А старец не спеша, по волоску, лошадке хвост укоротит.

Непоправимым оскорбленьям.
Приносит время исцеленье.

…Нет для любящих сердец
Уместней кары, чем венец.

Нет! Никогда не умирает тот,
Чья жизнь прошла светло и беспорочно,
Чья память незабвенная живет,
В сердцах людей укоренившись прочно.

Нет ядовитее сосудов
Для чувства смертного мужчины,
Чем эти женские глаза.

Ничто не усиливает любви так, как неодолимые препятствия.

Получше всякого обмана –
В беседе с умным человеком
Сказать ему простую правду.

Плащ на золотой подкладке
Все прикроет недостатки.

Поверьте мне: любовь уходит
Путем, которым входит ревность.

Поверьте, признак мудреца – великодушное забвенье.

Помни, друг: трудней найти
Друга, нежели подругу.

Прелестниц ветреных, мой друг,
Мы страстно любим, но не вечно.
Мы любим долго и сердечно
Лишь добродетельных подруг.

Прелесть в женщине, конечно, –
Быть новой и меняться вечно.

Природу трудно изменить,
Но жизнь изменчива, как море.
Сегодня – радость, завтра – горе,
И то и дело рвется нить.

Проклятая любовь всему виной.
Кто ей поддастся, тот утратит разом
Свою свободу, мужество и разум.

Читайте:  Смотровая площадка на Высоцком

Раз сделать глупость – не беда.
Беда – хотеть ее исправить.
И глупость первую оставить
Нам безопаснее всегда.

Раздражению неведомы полутона.

Свободу, царство, счастие нашел
Тот, кто избрал при жизни ореол
Высокой чести и бессмертной славы.

Сильней любви в природе нет начала.

Слугу не терпят, если он
Кой в чем искусней господина.

Служить великодушным людям
Приятней всяких награждений.

Танцы прелестью своей,
В полете, в радостном порыве
Красавиц делают красивей,
Дурнушек делают милей.

Тем, кто в бой вступил с судьбой,
Не о гордости пустой,
А о долге печься надо.

Тот, кто любит, но в разлуке
Подавить не может ревность,
Тот любви не знает, ибо
Нет любви, где нет смиренья

Уважать женщин – это долг, которому всякий честный человек должен повиноваться с рождения.

У женщины – как опыт учит нас
Здоровье с красотою неразлучны.

Учтивость отомкнет везде
Расположенье и доверье,
А глупое высокомерье –
Ключ к неприязни и вражде.

Человеку рождение не прибавляет заслуг и не отнимает их у него, ибо оно не зависит от его воли, но за свои поступки, как хорошие, так и дурные, он полностью отвечает сам.

Чем больше трудностей в борьбе,
Тем и победа будет краше.

…Чужой секрет
Мучительнее всех несчастий!

Шепчет кривда, шепчет ложь,
А правда громко говорит.

Я знаю твердо, что любовь пройдет,
Когда два сердца разделяет море.

Любовь, деньги и заботы скрыть невозможно: любовь – потому, что она творит глазами, деньги – потому, что они сказываются в роскоши того, у кого водятся, а заботы – потому, что они написаны на челе человека.

Порыв рождается душой,
Осуществленье – грудью смелой,
Отвага – внутреннею силой,
Гордыня – тайным размышленьем,
Решимость – пламенным желаньем,
Одушевление – надеждой,
Неколебимость – мощью духа,
Непримиримость – раздраженьем,
Общительность – благоразумьем,
Бесстрашие – высокомерьем,
Великодушье – благородством,
Влюбленность – прелестью предмета,
Благожелательность – радушьем,
Отчаянье – самозабвеньем,
Все дружелюбное – любовью,
А грозное – ревнивым сердцем.

Как много смерть несет открытий,
И перемен, и превращений
В любой державе или доме.

Знай, о друзьях и об идеях,
О женщинах и о картинах
Не следует судить поспешно.
Друзья нам могут изменить;
Идеи требуется взвесить;
В картины надобно всмотреться.
А женщины являют часто
Прекрасный облик без души.

Источник

Все люди созданы равными

Это утверждение, в которое все хотят верить и которое многие мечтают опровергнуть, принадлежит одному из крупнейших английских философов Дж. Локку (1632–1704 гг.). В 1679 г. Локк издает свой труд под названием «Два трактата о государственном правлении», где обосновывает этот спорный тезис. Сторонники утверждения превратили его со временем в лозунг, под которым проходили выступления масс и революции.

Те, кто убежден в правоте Локка, рассуждают примерно следующим образом. Все люди едины по происхождению, по строению, по своей биологической природе. Не существует в обществе естественного деления на высших и низших. Все мы совершаем какую-то работу, каждый по-своему приносит пользу обществу. Люди разделяют общие обязанности по отношению к коллективу, в котором состоят. Мы в равной степени ответственны за свои поступки.

Каждый человек заслуживает уважительного отношения, поскольку в обществе равных нет наиболее почтенных. Существует и более убедительный довод, не воспринимаемый, однако, атеистами: все люди равны перед Богом. Таким образом, сам образ жизни и основы религиозной веры служат подтверждением того, что люди действительно рождены равными. Отсюда делаются далеко идущие выводы.

Во-первых, каждый человек имеет одинаковые с остальными права, не может быть ущемлен в них законом, но находится под защитой государства наравне с прочими гражданами. Во-вторых, любой вправе довольствоваться теми благами цивилизации, которые позволяют себе другие члены общества. В-третьих, люди непременно должны быть равны в имущественном отношении. Никто не может владеть большим, чем остальные, поскольку это будет ущемлением имущественных прав людей. Необходимо, чтобы государство поддерживало справедливое равное распределение материальных благ.

Английский философ Джон Локк

В-четвертых, все люди должны одинаково трудиться, за исключением, конечно, инвалидов и пожилых. Никто не должен быть иждивенцем и кормиться за счет других. В-пятых, полное равенство в обществе означает отсутствие титулов, званий, рангов и т. п. Никто не может стоять выше других людей.

Нельзя не признать справедливость слов сторонников Локка, однако нельзя и игнорировать тот факт, что их доказательство необходимости равенства хотя и основано на верных посылках, но ведет к неверным выводам. Получается некая уравниловка, против которой и восстают оппоненты ревнителей всеобщего равенства. Не могут быть люди равными. Мы рождаемся с разным цветом глаз, волос, кожи. У нас разные голоса и разные темпераменты. Люди обладают совершенно различными способностями, которые реализуются в неодинаковых условиях.

Мы живем, наконец, в разной природной обстановке, в результате географическое положение, климат и имеющиеся в нашем распоряжении ресурсы автоматически накладывают свой отпечаток на индивидуальность каждого. В другой местности живут уже совершенно непохожие люди.

Интересы, пристрастия, наклонности, увлечения тоже различны у разных людей. Даже близнецы отличаются один от другого по своему характеру и особенностям поведения. Люди не могут одинаково думать, одеваться, разговаривать, однотипно выполнять одну и ту же работу.

Разные потребности заставляют нас приобретать всевозможные предметы, которые не понадобятся другому человеку. И неодинаковые приобретения требуют неодинаковых затрат. Значит, в финансовом плане люди не могут сравняться. Как не смогут сравняться и в имущественном отношении. Кто-то покупает в качестве украшения дома хрусталь, а кто-то картины, но между картиной и вазой никогда не будет поставлен знак равенства.

Вызывает протест одинаковая оплата труда. Начнется хаос, когда всем будут платить одинаковую сумму, в т. ч. исправным и трудолюбивым работникам наравне с прогульщиками и отъявленными лентяями. При этом даже одинаково трудолюбивые работники имеют разные врожденные способности, а потому не могут быть равны между собой, поскольку лучший должен непременно получать большее вознаграждение.

Идея равенства во времена Французской революции проникала во все сферы человеческой жизни (игральная карта с символикой Равенства — Egalite)

Однако железная логика противников Локка тоже не выдерживает серьезной критики. Эти люди предлагают взамен общество равных возможностей и закон «определенного места», а верующим вместо равной любви Господа предоставили кармическое учение о судьбе. Из всего этого следует, что люди в условиях демократии и свободы изначально имеют равные стартовые возможности. Те, кто не в состоянии использовать свой шанс, должны занимать худшие места в жизни. С этим нельзя согласиться.

Получается, будто политического режима достаточно, чтобы люди с детства воспитывались единственно правильным образом и приобрели способности и таланты. Налицо смехотворность этой наивной веры. Никакая демократия не может обеспечить полноценное воспитание личности. Это подтверждается также и фактами. Компьютерный анализ реакций обучающихся играм грудных младенцев показал, что все дети, кроме страдающих наследственным слабоумием, гениальны. Получается, что «серая масса» глупцов появляется в результате в корне неверного воспитания.

Невозможно принять и утверждение, будто у человека заранее есть место в жизни, т. е. «рожденный ползать летать не может». Согласно закону «определенного места», люди не выбирают себе ремесла, но напротив, ремесла нас находят и заставляют работать. В соответствии со статусом занятия человек приобретает определенное уважение со стороны окружающих. В результате положение человека в обществе предопределено.

С трудом верится в справедливость этого сомнительного правила, носящего громкое название закона. Достаточно вспомнить, что на Западе только за период 1980–1992 гг. было создано свыше 11,7 млн новых профессий. Естественно, люди, рожденные до 1980 г., не вошли в жизнь запрограммированными на эти 11 млн занятий, благодаря которым многие нашли себя. Таким образом, никакого заранее запланированного места в жизни у человека нет и быть не может.

Длительные споры оказались бесплодны. У каждой стороны есть веские аргументы в пользу правоты Локка или против его высказывания. И одновременно у каждой стороны имеются совершенно неприемлемые суждения. Одни настаивают на уравниловке вплоть до обезличивания, другие утверждают, что есть категория людей «второго сорта». Готового ответа на вопрос, действительно ли равны люди, не существует. Хочется верить, что все люди, несмотря ни на что, равны.

Однако сразу возникает новый вопрос: в чем проявляется это равенство? Вариант ответа типа «равны в неравенстве» напоминает оксюморон. Правильный вариант ответа известен лишь отчасти. Во-первых, равенство заключается в уважении. Каждый заслуживает уважения, даже если не может приносить пользу обществу. Калеки, инвалиды, слабоумные люди и другие заслуживают того, чтобы к ним относились по-человечески.

Во-вторых, равенство предполагает возможности для самосовершенствования. Каждый человек должен получить шанс выучиться, раскрыть в себе тайные таланты, овладеть тем ремеслом, к которому проявляет склонности. А вот насколько человек проявит свои способности и познания, сколько принесет пользы окружающим, зависит от него одного.

В-третьих, равенство заключается и в праве на понимание, моральную поддержку и психологическую помощь. Каждый из нас несколько раз в течение жизни испытывает острую потребность в психологической помощи, каждый хоть раз мечтает быть выслушанным, каждому требуется понимание со стороны окружающих.

Таковы важнейшие условия существования равенства между людьми, и соблюдать эти условия необходимо повсеместно. Таким образом, люди равны и должны получать от жизни почти всего поровну. Но при этом слабым требуется больше защиты, сильным — больше работы, в которой они смогли бы реализовать весь свой потенциал. А творческим личностям требуется больше свободы для самовыражения. Очевидно, что построить такую жизнь удастся только тогда, когда будут решены важнейшие социальные проблемы. А они будут решены тогда, когда люди почувствуют себя равными.

Это не замкнутый круг, просто оба процесса должны протекать одновременно. Преобразование социума послужит гарантией равенства людей, а плоды этого равенства принесут новые перемены в общественной жизни. Любопытно, насколько глубоким должен быть передел структуры общества. Он должен сохранять основы нашего социального существования, но при этом иметь бесконечную творческую глубину.

Олицетворением Равенства (Egalite) во время Французской революции служил образ женщины

Сама перестройка социума должна носить творческий характер, поскольку людям придется создавать для себя новые места в жизни, чтобы обрести долгожданное равенство. Если же люди просто оставят прежние места с целью занять новые, то, как объясняют философы, никакого эффекта от этого не получится. На освободившиеся места придут другие люди, тоже недовольные своим уделом. Переход с места на место не приведет к положительным изменениям, но только вызовет большее раздражение у обделенных.

Поэтому ради становления всеобщего равенства необходимо уничтожать старые места и создавать вместо них новые, на которых все будут равны между собой. Иными словами, нам всем необходимо основательно потрудиться, чтобы добиться настоящего равенства. Локк сказал: «Все люди созданы равными». Звучит спорно. Но, возможно, его слова следует понимать так, что все люди рождены для того, чтобы стать равными.

Читайте также

Люди «под микроскопом»

Люди «под микроскопом» Столь уникальная группа населения, которая по собственному желанию проживает на территориях, называемых не иначе как радиационный источник, в свое время очень заинтересовала медиков, радиобиологов и радиоэкологов.В середине 90-х даже наблюдался

10. Люди гор и люди моря

10. Люди гор и люди моря Корея – страна небольшая: с запада на восток километров триста, с юга на север – не более пятисот. Но каждую пятницу вечером на основных магистралях страны, выходящих из больших городов, начинается настоящее столпотворение – это корейцы едут на

Читайте:  Отношение человека к природе в искусстве презентация

10. Люди гор и люди моря

10. Люди гор и люди моря Корея – страна небольшая: с запада на восток километров триста, с юга на север – не более пятисот. Но каждую пятницу вечером на основных магистралях страны, выходящих из больших городов, начинается настоящее столпотворение – это корейцы едут на

10. Люди гор и люди моря

10. Люди гор и люди моря Корея – страна небольшая: с запада на восток километров триста, с юга на север – не более пятисот. Но каждую пятницу вечером на основных магистралях страны, выходящих из больших городов, начинается настоящее столпотворение – это корейцы едут на

1.5. Бензин и люди

1.5. Бензин и люди После столь затянувшегося разговора о самолетах, моторах и заводах пора наконец перейти к обсуждению главной составляющей военной авиации. «Лучший самолет – это самолет, в кабине которого сидит лучший пилот». Это правило – на все времена, и оно было тем

Электрические люди

Электрические люди Один из самых первых случаев изучения феномена так называемых «электрических людей» относится к 1846 году. 15 января юная француженка Анжелика Котэн, которой только-только исполнилось четырнадцать лет, испытала странное состояние, длившееся десять

Люди Совершенно понятно, что противостояние линейных флотов Великобритании и Германии не может рассматриваться иначе, как через призму противостояния их творцов – адмиралов Джона Арбетнота Фишера и Альфреда фон Тирпица. При этом трудно сказать, чьи заслуги оказались

«Люди гор» и «люди долины»

«Люди гор» и «люди долины» В Мизораме, восточной индийской провинции на границе с Бирмой, Михаэль принадлежал к «людям гор». Внизу жили «люди долины» – их братья, но «люди гор» практически не общались с ними. Здесь, в «горах», все было строже – и традиции, и законы, и власть

Люди Контроль и сбор любой статистики самым тесным образом связаны с классификацией людей, деятельности и явлений, а также с идеей последовательности, закономерности и детерминизма348. Парадокс, однако, заключается в том, что эти классификации по-разному использовались в

Люди Англичане – люди ли они? Или Страна запретов и табу Английское общество очень консервативно. Живя среди англичан, важно знать, как надо. Это такой своеобразный пароль, код «свой – чужой», по которому британец распознает в собеседнике родную душу или, наоборот,

52. Люди из Китая

52. Люди из Китая За время моих владимирских одиссей повстречались мне два человека из Китая с поразительными судьбами. Один из них – уже упомянутый Юй Ши Линь, с которым мы тайно ели голубей. Подробности его истории я узнал позднее, и они заслуживают особого

Тоже люди

Тоже люди Вообще, еще до этого случая мне уже приходилось сталкиваться с действиями КГБ. Первый раз меня не выпустили в США в 1976 году. Так и не объяснив причины – может, и правильно сделали, я бы точно поменял наш коммунистический «рай» на их капиталистический «ад». Ссадили

А где ж люди?

А где ж люди? Назавтра я отправился в журнал «Советский экран» за командировкой. Командировки мне давали безотказно — деньги казенные, домой их было не снести, а ездить самим не хотелось: семья, дети, любовницы, городские хлопоты. Оставил я красивой Наташе заявление — все

3.3.1. Люди

3.3.1. Люди К сожалению, утечек особо опасных возбудителей, которые попали в руки создателей биологического оружия, было много. Пожалуй, слишком много. Однако имена тысяч людей, пострадавших в процессе разработки и испытаний биологического оружия, не известны.Немало

Живите, воюя с равными

Живите, воюя с равными От времени до времени немного яду: это вызывает приятные сны. А в конце побольше яду, чтобы приятно умереть. Уметь спать – не пустячное дело: чтобы хорошо спать, надо бодрствовать в течение целого дня.Десять истин должен найти ты в течение дня: иначе

Источник



Томас Гоббс

То, что может сделать такое равенство невероятным, есть лишь суетное представление о собственной мудрости, присущее всем людям, полагающим, что они облада­ют мудростью в большей степени, чем простонародье, т. е. чем все другие люди, кроме них самих и немногих других, которых они одобряют потому ли, что они прославились, или же пото­му, что они являются их единомышленниками. Ибо такова природа людей. Хотя они могут признать других более остро­умными, более красноречивыми и более образованными, но с трудом поверят, что имеется много людей столь же умных, как они сами. И это потому, что свой ум они наблюдают вблизи, а ум других – на расстоянии. Но это обстоятельство скорее говорит о равенстве, чем о неравенстве людей в этом отношении. <…>

Из-за равенства проистекает взаимное недоверие. …Из-за взаимного недоверия – война.

…Таким образом, мы находим в природе человека три основ­ные причины войны: во-первых, соперничество; во-вторых, не­доверие; в-третьих, жажду славы.

Первая причина заставляет людей нападать друг на друга в целях наживы, вторая – в целях собственной безопасности, а третья – из соображений чести. Люди, движимые первой причиной, употребляют насилие, чтобы сделаться хозяевами других людей, их жен, детей и скота; люди, движимые второй причиной, употребляют насилие в целях самозащиты; третья же категория людей прибегает к насилию из-за пустяков вроде слова, улыбки, из-за несогласия во мнении и других проявлений неуважения, непосредственно ли по их адресу или по адресу их родни, друзей, их народа, сословия или имени.

При отсутствии гражданского состояния всегда имеется война всех против всех.Отсюда очевидно, что, пока люди живут без общей власти, держащей всех их в страхе, они находятся в том состоянии, которое называется войной, и именно в состоянии войны всех против всех. Ибо война есть не только сражение, или военное действие, а промежуток времени, в течение которого явно сказывается воля к борьбе путем сражения. Вот почему время должно быть включено в понятие войны, так же как и в понятие погоды. Подобно тому как понятие дурной погоды заключается не в одном или двух ливнях, а в наклонности к этому в течение многих дней подряд, точно так же и понятие войны состоит не в происходящих боях, а в явной устремлен­ности к ним в течение всего того времени, пока нет уверенности в противном. Все остальное время есть мир.

Неудобство подобной войны. …В таком состоянии нет места для трудолюбия, так как никому не гарантированы плоды его труда, и потому нет земледелия, судоходства, морской торговли, удобных зданий, нет средств движения и передвижения вещей, требующих большой силы, нет знания земной поверхности, исчисления времени, ремесла, литературы, нет общества, а, что хуже всего, есть вечный страх и постоянная опасность насильственной смерти, и жизнь человека одинока, бедна, беспросветна, тупа и кратковременна. <…>

В подобной войне ничто не может быть несправедливым. Состо­яние войны всех против всех характеризуется также тем, что при нем ничто не может быть несправедливым. Понятия правиль­ного и неправильного, справедливого и несправедливого не имеют здесь места. Там, где нет общей власти, нет закона, а там, где нет закона, нет несправедливости. Сила и коварство являются на войне двумя кардинальными добродетелями. Справедли­вость и несправедливость не являются ни телесными, ни умст­венными способностями.

Страсти, склоняющие людей к миру. Страсти, делающие лю­дей склонными к миру, суть страх смерти, желание вещей, необходимых для хорошей жизни, и надежда приобрести их своим трудолюбием. А разум подсказывает подходящие усло­вия мира, на основе которых люди могут прийти к соглашению. Эти условия суть то, что иначе называется естественными зако­нами, о которых я более подробно буду говорить в следующих двух главах [с. 149–155].

О причинах, возникновении и определении государства. Цель государства – главным образом обеспечение безопас­ности. <…>

…Каковая не гарантируется естественным законом. В самом деле, естественные законы (как справедливость, беспристрастие, скромность, милосердие и (в общем) поведение по отношению к другим так, как мы желали бы, чтобы поступали по отноше­нию к нам) сами по себе, без страха какой-нибудь силы, застав­ляющей их соблюдать, противоречат естественным страстям, влекущим нас к пристрастию, гордости, мести и т. п. А со­глашения без меча лишь слова, которые не в силах гарантиро­вать человеку безопасность. <…>

Происхождение государства. Такая общая власть, которая была бы способна защищать людей от вторжения чужеземцев и от несправедливостей, причиняемых друг другу, и, таким образом, доставить им ту безопасность, при которой они могли бы кормиться от трудов рук своих и от плодов земли и жить в довольстве, может быть воздвигнута только одним путем, а именно путем сосредоточения всей власти и силы в одном человеке или в собрании людей, которое большин­ством голосов могло бы свести все воли граждан в единую волю. <…>

Это реальное единство, воплощенное в одном лице посредством соглашения, заключенного каждым челове­ком с каждым другим таким образом, как если бы каждый человек сказал каждому другому: я уполномочиваю этого человека или это собрание лиц и передаю ему мое право управлять собой при том условии, что ты таким же образом передашь ему свое право и санкционируешь все его действия. Если это совершилось, то множество людей, объединенное таким образом в одном лице, называется государством, по-латыни – civitas. Таково рождение того великого Левиафана или, вернее (выражаясь более почтительно), того смертного бога, которому мы под владычеством бессмертного бога обязаны своим миром и своей защитой. Ибо благодаря полномочиям, данным им каждым отдельным человеком в государстве, указанный человек или собрание лиц пользуется такой огромной сосредоточенной в нем силой и властью, что внушаемый этой силой и властью страх делает этого человека или это собрание лиц способным направлять волю всех людей к внутреннему миру и к взаимной помощи против внешних врагов [с. 192–193].

Определение государства. В этом человеке или собрании лиц состоит сущность государства, которая нуждается в следующем определении: государство есть единое лицо, ответственным за действия которого сделало себя путем взаимного договора меж­ду собой огромное множество людей, с тем чтобы это лицо могло использовать силу и средства всех их так, как сочтет необходимым для их мира и общей защиты.

Что такое суверен и подданный. Тот, кто является носителем этого лица, называется сувереном, и о нем говорят, что он обладает верховной властью, а всякий другой является его подданным. Для достижения верховной власти имеются два пути. Один путь – это физическая сила, например, когда кто-нибудь заставляет своих детей подчиниться своей власти под угрозой погубить их в случае отказа или путем войны подчиняет своей воле врагов, даруя им на этом условии жизнь. Второй путь – это добровольное соглашение людей подчиниться человеку или собранию людей в надежде, что этот человек или это собрание сумеет защитить их против всех других. Такое госуда­рство может быть названо политическим государством, или государством, основанным на установлении, а государство, ос­нованное первым путем, – государством, основанным на при­обретении.

В первую очередь я буду говорить о государстве, основанном на установлении [с. 196–197].

Источник