О социальной определенности философского языка

Общественная природа языка. Функции.

Язык – не индивидуальное и не биологическое явление. Социальная сущность языка хорошо видна при сравнении его со звуковой сигнализацией животных, которая опирается на первую сигнальную систему, т.е. на рефлексы и на конкретные предметы. Слово человека – это вторая сигнальная система, заместитель рефлекса или предмета, их знак. (Знак – это материальный предмет, явление или событие, выступающее в качестве представителя другого предмета, свойства или отношения и используемый для приобретения, хранения, переработки и передачи информации).

Общественная природа языка проявляется прежде всего в его связи с народом – творцом, носителем и хранителем данного языка. Наличие общенародного языка – высшее проявление социальности языка. Социальность языка проявляется также в наличии диалектов – территориальных и социальных, которые обусловлены социальным расслоением общества.

Язык общенароден в своей сущности. Его диалектное и профессиональное варьирование не лишает его общих свойств. Самостоятельность языка как общественного явления проявляется в несовпадении государственного и языкового объединения людей, делении людей по религиозному и языковому признаку.

Предназначенность языка быть орудием общения называется его коммуникативной функцией. Общаясь друг с другом, люди передают свои мысли, волеизъявления, чувства и душевные переживания, воздействуют друг на друга в определённом направлении, добиваются общего взаимопонимания.

Экспрессивная функция языка — это его способность выражать информацию, передавать её и оказывать на собеседника воздействие.

По материи, которая используется для построения единиц общения, язык может быть звуковым и письменным. Основная форма языка — звуковая, так как существуют бесписьменные языки, тогда как письменная фиксация (без её озвучивания) делает язык мёртвым.

Дополнительные средства общения бывают звуковыми и графическими. Так, наряду с обычной разговорной речью используются различные звуковые сигналы, например звонки, гудки, телефон, радио и т.п.

Более разнообразны графические дополнительные средства общения. Для всех них характерно то, что они переводят звуковую форму языка в графическую — полностью или частично. Среди графических форм речи, кроме основной формы — общего письма данного народа, необходимо различать:

1. Вспомогательные языки — ручную азбуку (дактилологию) и шрифт Брайля; они были созданы для того, чтобы помочь пользоваться языком лицам, потерявшим слух или зрение. Ручная азбука основана на изображении букв при помощи пальцев; к знакам пальцев добавляются сигналы, помогающие различать аналогичные звуки; например, кисть на груди означает звонкий, кисть, удаленная от груди — глухой звук. Точечный шрифт слепых был создан Луи Брайлем; буквы изображаются при помощи комбинации шести точек.

2. Специализированные системы сигнализации, например: телеграфные азбуки (азбука Морзе), дорожные знаки, сигнализация флагами, ракетами и т. п.

3. Научная символика — математическая, химическая, логическая и т. п.

Схема коммуникативного процесса. План содержания и план выражения.

План выражения — определённым образом организованная область материальных средств, служащих для передачи языковых сообщений. Противополагается плану содержания, под которым понимается воплощаемый в языке «мир мысли» — определённым образом организованная область того, что может быть предметом языкового сообщения.

Как в плане выражения, так и в плане содержания глоссематика выделяет форму и субстанцию. Таким образом, язык членится на четыре сферы, или стратума: форма выражения, субстанция выражения, форма содержания, субстанция содержания. Форма обоих планов специфична для отдельного языка и не зависит от субстанции, определяемой через понятия формы (сети отношений между элементами того или иного плана) и материала (нерасчленённой массы звуков или идей) и трактуемой как материал, расчленённый посредством формы.

Одной из основных идей глоссематики является тезис о параллелизме в организации звуковой и смысловой сторон языка. Вместе с тем утверждается наличие в обоих языковых планах наряду с означающими и означаемыми таких элементов, которые не соотносимы однозначным образом с сущностями противоположного плана. Они называются фигурами выражения и содержания. Именно этим определяется целесообразность членения естественного языка на план выражения и план содержания; для знаковых систем, в которые не входят незнаковые единицы, подобное членение не является необходимым.

Источник

Лекция 5. Социальная природа языка

Проблема языка и общества – одна из главных проблем теории языка. Язык возникает, развивается и существует как явление общественное. Его основная функция – обслуживать общество, обеспечить общение людей.

Язык выполняет в обществе следующие социальные функции:

1) Коммуникативная – основная социальная функция языка, так как язык – главная форма общения, которая даёт возможность людям понять друг друга.

2) Познавательная – даёт название окружающему, при этом называются не отдельные предметы, явления, признаки, а обобщённые понятия о них. Язык – средство формирования и выражения мысли.

3) Экспрессивная – это способность языка выражать информацию, передавать её и оказывать воздействие на собеседника.

4) Регулятивная – обеспечивает взаимодействие людей, определяет их социальные роли.

5) Эстетическая – создает художественные произведения, это функция выражения прекрасного через язык.

6) Этнокультурная – объединяет людей как носителей одного языка.

Свои функции язык может выполнять только в процессе коммуникации.

Понятие «общества» включает в себя не только множество людей, но еще и систему разных отношений между ними. Проблема взаимоотношений языка и общества включает в себя разные аспекты:

1. Функции языка в обществе;

2. Варианты языка (литературная форма, просторечия и диалекты);

3. Язык и этносы. Языковые ситуации и языковые политики. Многоязычие в социальном аспекте;

4. Язык как продукт культуры.

Исследованием этих проблем занимается наука социолингвистика. Предметом изучения социолингвистики является язык как социальное, общественное явление. В центре внимания находится проблема социальной дифференциации языка, а также проблемы образования национальных языков, взаимодействия языка и культуры.

В зависимости от направления и подхода в исследовании проблемы «язык и общество» различают диахроническую и синхроническуюсоциолингвистику. Диахроническая (историческая) социолингвистика изучает социально обусловленные закономерности функционального развития языка в разных исторических и социально-экономических условиях. Синхроническая социолингвистика изучает формы существования и функционирования языка в определенный период истории общества. Чаще ее интересуют современные проблемы языкового развития и функционирования языка определенного народа.

Основу социолингвистики составляют понятия языковая ситуация и языковая политика.

Под языковой ситуацией понимается: 1) совокупность всех форм существования одного или нескольких языков, обслуживающих данное общество; 2) их функциональное распределение по социальным слоям (группам) и социальным ролям.

Под языковой политикой понимают всю практику сознательного регулирования стихийных языковых процессов. Это совокупность мер по сохранению или изменению функционального распределения языков, по введению новых или сохранению старых языковых норм.

Лекция 6. Язык как системно – структурное образование.

Концепции системно – структурной организации языка

План:

1. Понятие «система» и «структура»

2. Концепции системно – структурной организации языка

3. Парадигматические и синтагматические связи языковых единиц

4. Принципы организации языковой структуры

Язык – орудие общения, поэтому он должен быть организован как целое, обладать структурой и образовывать единство своих элементов как некоторую систему.

Структура – единство разнородных элементов в пределах целого.

Система – совокупность элементов, организованных связями и отношениями в целое. Язык – это система, которая подчинена только своему естественному порядку. Язык – это система произвольных знаков.

О языке как системе впервые стал думать Фердинанд де Соссюр. Он писал: «Язык есть система, которая подчиняется только своему собственному порядку». «Язык – это система произвольных знаков». Ф. де Соссюр утверждает, что система имеет приоритет перед составляющими ее элементами. Термин «структура» был введен основоположниками Пражской школы. Структура понимается ими как целое, состоящее из взаимосвязанных и взаимообусловленных элементов.

Новое толкование понятию «структура» дали представители Копенгагенской школы. Они стали рассматривать это понятие только со стороны отношений между элементами.

Рассмотрение любого объекта можно производить на трех уровнях.

1. Элементный. Рассмотрение объекта как совокупности элементов.

2. Структурный. В этом случае объект рассматривается как совокупность отношений между его элементами.

3. Системный. В рамках этого подхода рассматриваемый объект считается единым, связным целым, определенной совокупностью элементов и отношений.

Таким образом, «структура» – совокупность связей и отношений, организующих элементы в составе целого, а «система» – совокупность элементов, организованных связями и отношениями в единое целое.

Совокупность отношений между знаками образует структуру, а вместе они являются системой. Язык как знаковая система помогает раскрыть их строение, благодаря деятельности мышления.

Традиционной является точка зрения, в соответствии с которой в структуре языковой системы выделяют следующие уровни и единицы этих уровней:

1) фонетико-фонологический (единицы – фонемы и звуки);

2) морфологический (единицы – морфемы и слова);

3) лексико-семантический (единицы – слова);

4) синтаксический (единицы – словосочетания и предложения).

Основным понятием языковой системы является понятие языковых единиц.

Единицы языка – это его постоянные элементы, каждый из которых выполняет свою определенную функцию и имеет свое особое назначение.

По своему назначению языковые единицы бывают разных типов:

1. Строевые (фонемы, морфемы);

2. Номинативные (слова, словосочетания);

3. Коммуникативные (предложения).

Различаются два типа отношений между языковыми единицами: парадигматические и синтагматические. Синтагматические отношения связывают между собой компоненты одного высказывания (старый – человек, стар-ик). Парадигматические отношения устанавливаются между двумя взаимозаменяемыми элементами. Например, бой – битва – сражение — поединок.

Однако в науке существует и другая точка зрения, которая основывается на выделении трех структурных плоскостей, или измерений, в языке:

1. измерения уровней;

2. измерения аспектов;

3. измерения планов.

Описание языковой системы в трех структурных измерениях позволяет в наиболее полном виде показать своеобразие единиц каждого уровня и взаимоотношения элементов нижестоящего и вышестоящего уровней.

Лекция 7. Фонология как раздел языкознания.

Проблемы фонологии

План:

1. Понятие о фонеме

2. Учение о фонеме в концепциях различных фонологических школ

Фонология – наука, изучающая звуковой строй языка в структурном и функциональном аспектах. Фонология изучает социально значимые различия и тождества звуковых элементов языка. В этом ее отличие от фонетики, которая исследует физические и акустико-артикуляционные свойства звуков речи.

Базовой фонологической единицей является фонема –минимальная единица языка. Фонема не имеет самостоятельного лексического или грамматического значения, но служит для различения значимых единиц – морфем и слов. Одной из задач фонологии является установление состава фонем в языке и их взаимоотношений. Для решения этой задачи проводится фонологический анализ, который проходит несколько этапов:

1) выделение из текста различительных звуковых признаков;

2) моделирование из них свойственных данному языку звуковых образований;

3) анализ полученных звуковых образований.

На первом этапе происходит определение тождества и различия звуков, находящихся в разных позициях. На втором этапе проводится полный анализ и определения фонем. Классификация фонем рассматривается как третий этап фонологического анализа. Выделяют два типа классификаций:

1) дистрибутивную, основанную на комбинаторных особенностях фонологических единиц;

2) конституциональную, основанную на особенностях фонологических признаков.

Различные типы классификаций представляют деление фонем на различные классы: а) дистрибутивные, и б) конституциональные.

Учение о фонеме было создано в русском языкознании основателем Казанской лингвистической школы И. А. Бодуэном де Куртенэ. Идеи Бодуэна де Куртенэ положили начало образования трех фонологических школ:

Разница в концепциях данных школ состоит в разной трактовке фонемы.

Московская теория фонем основывается на понятии «позиция». Под фонемой здесь понимается ряд позиционно чередующихся звуков.

В рамках Пражской теории фонемупредставляет ряд звуков с одинаковой функциональной характеристикой: анализируются различительные признаки, для которых можно найти оппозиции, то есть противопоставления.

Читайте:  Основы связи человека с природой

ФонологиПетербургской школыговорят об относительной самостоятельности фонемы, поэтому необязательно изучать фонему в составе слова или морфемы.

В связи с разными трактовками фонемы есть разные ответы на два основных вопроса фонологии:

1) Как определить, какую фонему представляют данные звуки?

2) Как определяется состав фонем в языке?

В Московской теории фонем предлагаются такие ответы: 1) чтобы узнать, какую фонему представляет данный звук, надо установить, в какой ряд позиционных чередований он входит; 2) каждый особый ряд позиционных чередований – особая фонема.

Пражская теория фонем дает следующие ответы: 1) чтобы узнать, какую фонему представляет данный звук, надо установить, в какие оппозиции он входит; 2) сколько фонетических единиц с разными функциональными характеристиками, столько и фонем в языке.

Лингвисты Петербургской школы отвечают на вопросы таким образом: 1) в одну фонему объединяются звуки, похожие друг на друга (акустически и артикуляционно); 2) количество, состав фонем в языке определяются по позиции наибольшего различения. Такой позицией для гласных является положение под ударением, для согласных – положение перед гласными.

Источник

Тема 3. Социальная обусловленность языка

Проблема соотношения языка и общества – одна из коренных проблем языкознания. Всё, что создано человеком, невозможно было бы без языка. Язык не только способствует цивилизации, но отражает в себе жизнь народа, весь пройденный народом исторический путь, он становится своеобразным памятником культуры.

Язык возникает, существует и развивается, выполняя ряд важных функций. В различных лингвистических (и не только лингвистических) концепциях «списки» функций языка могут варьироваться, однако большинство из них включают:

Ø коммуникативную функцию (как средство общения);

Ø экспрессивную функцию (как средство выражения мыслей и чувств);

Ø конструктивную/орудийную (как средство формирования и осуществления мышления);

Ø когнитивную (как средство познания, основа познавательной деятельности);

Ø аккумулятивную (накопление общественного опыта) и другие.

Эти функции выделяются учеными при моделировании процессов функционирования языка. В реальной жизни язык всегда живет (функционирует) во всем многообразии взаимодействующих функций.

Функционирование языка возможно только в коллективе его носителей. Рассмотреть функциональную сторону языка можно, лишь учитывая социальные факторы. Социальная обусловленность языка проявляется, прежде всего, в расширении объема социальных функций языка, разнообразии форм его существования, функциональных стилей языка. В культурной и языковой истории человечества огромное значение имело возникновение письма и письменности, формирование литературных языков. Языки становятся полифункциональными, сфера их социального употребления разнообразна, производственный, общественный, научный и культурный опыт народа передается от поколения к поколению, от народа к народу.

Непосредственно связь языка и общества можно обнаружить, исследуя словарный состав языка – образование, значение и употребление слов. Словарный состав языка отражает все изменения в обществе – появление новых явлений и понятий, утрату известных явлений и понятий.

2.Специфика обслуживания общества языком.

Особое место языка в системе общественных явлений.

Проблема связи языка и мышления

Язык – это не природное, а общественное явление. Карл Маркс писал: «Язык как продукт отдельного человека – бессмыслица. Сама речь – это продукт известного коллектива». Общественная сущность языка проявляется в его независимости (с точки зрения владения языком, а не с точки зрения конкретной формы его существования и функционирования) от расовой или социальной принадлежности.

Возникая в обществе наряду с другими общественными явлениями (идеологией, религией, политикой, государством, сферой образования, различными формами культуры и т.д.), язык занимает среди них особое место и обладает своими специфическими чертами. Он обслуживает такие общественные явления и сферы как политика, идеология, религия, система образования, наука, правовое дело и другие аспекты культуры и является их основой. Каждое из этих социальных явлений использует язык, который является выразителем их основных идей, взглядов, понятий, теорий, концепций. Языком обладают только люди. Это вторая сигнальная система, которой нет у животных.

Так как язык – орудие общения и средство обмена мыслями (коммуникативная и когнитивная функции), возникает вопрос о соотношении языка и мышления.

Язык – достояние коллектива, он складывается и существует веками, осуществляет общение членов коллектива. Мышление развивается и обновляется гораздо быстрее, чем язык, но мышление без языка – это только «вещь для себя». Человек использует готовый материал языка (слова, предложения) как «формулы» или «матрицы» не только для выражения известного, но и для нового.

Мышление не может обойтись без языка, но и язык без мышления невозможен. Мы говорим и пишем, думая, и стараемся точнее и яснее изложить свои мысли в языке, то есть, осознавая что-то и желая передать наши мысли другому, мы облекаем их в форму языка.

Таким образом, мысли и рождаются на базе языка и закрепляются в нем. Это не означает, что язык и мышление тождественны. У мышления свои законы, которые изучает логика. Логика различает понятия с их признаками, суждения с их членами и умозаключения с их формами. В языке другие единицы: морфемы, слова, предложения. Логические категории не всегда совпадают с языковыми. Например, не все слова выражают понятия, междометия выражают чувства, желания; местоимения указывают, а не называют и не выражают понятий; собственные имена не отражают понятий.

Законы логики – законы общечеловеческие, люди мыслят принципиально одинаково, но выражают эти мысли на разных языках по-разному. Лексические, грамматические, фонетические формы высказывания в отдельных языках разнообразны, но могут соответствовать одной и той же логической единице. Язык и мышление образуют единство, так как без мышления не может быть языка и мышление без языка невозможно.

Это не означает, что человек мыслит только в языковых формах. Различают иные формы мышления, о которых подробнее мы поговорим в следующей лекции. Тем не менее, для того чтобы научиться мыслить, человек должен овладеть языком.

3.Социолингвистика, её методы и задачи

Связь языка и общества стала предметом специального научного исследования. Социолингвистика – направление языкознания, изучающее общественную обусловленность строения, возникновения, развития и функционирования языка, воздействие общества на язык и языка на общество. В центре внимания социолингвистики – причинные связи между языком и фактами общественной жизни.

Ø как социальный фактор влияет на функционирование языков;

Ø как он отражается в языковой структуре;

Ø как взаимодействуют языки.

Социолингвистика интегрирует данные социологии, социальной психологии, этнографии и лингвистики. В центре внимания этой науки не столько сам язык как таковой, сколько его носители.

В настоящее время в рамках социолингвистики можно выделить следующие направления: общая социолингвистика, синхроническая социолингвистика, диахроническая социолингвистика, проспективная социолингвистика (лингвистическая футурология), сопоставительная социолингвистика и др.

У истоков социолингвистики стоял замечательный лингвист Евгений Дмитриевич Поливанов. Огромная заслуга в разработке теоретических основ социолингвистики принадлежит Александру Давидовичу Швейцеру.

Социолингвистика разрабатывает свои методы и методики. Основной исследовательский метод социолингвистики – корреляция языковых и социальных явлений. Она дополняется и усиливается такими приемами как анкетирование, использование данных статистики и переписи населения.

Важный вопрос социолингвистики: что считать в языке социальным? Социальна ли его связь с экстралингвистическими факторами (влияние общественных явлений) или сама природа языка?

Второй подход, по-видимому, является более обоснованным. Если признавать, что языковая система имеет социальную природу, необходимо понимать неодинаковую социальную обусловленность разных уровней этой системы. Например, лексический уровень обнаруживает прозрачную связь с жизнью общества, но фонологический связан с нею опосредованным образом. Слово – наиболее чуткий показатель социальных изменений, оно способно фиксировать любые формы социальных изменений.

Основная общетеоретическая проблема социолингвистики (исследование природы языка как социального явления) включает и другие частные вопросы, связанные с понятиями языковой ситуации, языковой политики, языкового строительства.

4.Понятие языковой ситуации, языковой политики,

языкового строительства. Актуальные проблемы

языковой политики на современном этапе

Под языковой ситуацией понимается взаимоотношение используемых на данной территории (обычно в пределах государства) различных средств коммуникации.

Языковую ситуацию можно рассматривать шире. При этом различают:

Ø Национальную языковую ситуацию (например, чешскую);

Ø Государственную (бельгийскую);

Ø Определенную географически (европейскую);

Ø Обусловленную политическим и идейным сотрудничеством (страны Западной Европы).

Языковая ситуация включает следующие компоненты: 1) социальные условия функционирования языка; 2) сферы и среды их употребления; 3) формы существования языка.

К социальным условиям существования языка относятся: а) социально-экономические формации; б) формы этнической общности; в) уровень суверенитета; г) уровень культурного развития; д) численность народа; е) этническое окружение.

Сферы использования языка – самый важный компонент языковой ситуации. Они обусловлены тематикой коммуникации, временем и местом общения, областью общественной деятельности. Важнейшими являются сферы: а) хозяйственной деятельности; б) общественно-политической; в) быта; г) организованного обучения; д) художественной литературы; е) массовой информации; ж) устного народного творчества; з) науки; и) религиозного культа и некоторые другие.

Средами использования языка является общение: внутри семьи, производственного коллектива, социальной группы, населенного пункта или региона, внутри временно организованного средоточия людей, внутри целого народа, межнациональное общение, общечеловеческое общение.

Формы существования языка делятся на (1) объединяющие всех говорящих и (2) обособляющие всех говорящих.

К формам существования языка, объединяющих всех говорящих, относятся литературная форма, диалектная, наддиалектная, языки межнационального общения, мировые языки. Часто говорят о языке этнического коллектива или о языке как об этническом признаке. Под литературным языком понимают вариант общенародного языка, понимаемый как образцовый. Диалекты – территориальные варианты языка – могут значительно различаться даже на небольшой территории (ср. также говоры).

К формам, обособляющим всех говорящих, относятся мужские и женские языки, ритуальные, кастовые языки, жаргоны и арго (профессиональные языки и неофициальные языки обозначения тех или иных понятий).

Язык говорящего коллектива существует не как «непосредственная данность», но как то, что повторяется в речи этого говорящего коллектива. Напомним, что язык функционирует и непосредственно дан в речи.

Выделяют простые и сложные языковые ситуации. Простая языковая ситуация характеризуется диглоссией (одновременным использованием литературной и диалектной или наддиалектной форм одного языка). Сложная языковая ситуация отличается полилингвизмом (многоязычием). Типичный случай сложной языковой ситуации – билингвизм (двуязычие).

Государств со сложной языковой ситуацией гораздо больше чем с простой. Сложная языковая ситуация наблюдается во многих странах Азии, Африки, Америки и Европы. В Китае 50 народностей говорят на разных языках, здесь сосуществуют тибетская, уйгурская и монгольская письменности. Индия (около 720 языков и диалектов, на многих из них развивается литература). Папуа-Новая Гвинея (862 языка). В африканских государствах сосуществуют этнические общности разных типов: первобытнообщинные, феодальные и современного типа. Здесь функционируют языки миллионов (суахили, хауса, амхарский) и в то же время языки небольшого племени (100 – 150 человек). Например, в Эфиопии (древнейшем государстве Африки) живут 42 миллиона человек, говорящих на 85 языках; широкое распространение получили английский, арабский, итальянский языки; обучение ведется на 15 языках основных народностей страны. В Камеруне (10 миллионов человек) около 247 языков. Эта цифра не окончательна, так как до сих пор выявляются неизвестные языки.

В странах Азии и Африки языковая ситуация осложняется широким распространением европейских языков (английского и французского в первую очередь). Авторитет этих языков определяется следующими факторами: существует большой объем информации на этих языках, они унифицированы и в общественном сознании воспринимаются как языки элитарные.

Читайте:  Защитим природу рисунок простой

Во многих странах Европы языковая ситуация тоже непростая. В Швейцарии сосуществуют 4 языка, 3 из них государственные (немецкий, французский, итальянский). На Британских островах типичная ситуация билингвизма: исконный кельтский (ирландский, шотландский и валлийский) и английский языки. Языки распределяются функционально: родной кельтский используется в повседневной коммуникации, также в общественной и производственной деятельности в пределах этнической территории. Литературная форма английского языка используется в различных сферах общегосударственной коммуникации (система образования, СМИ, общественно-политическая деятельность).

Учет и изучение языковой ситуации важны, прежде всего, для осуществления разумной языковой политики. Игнорирование сложной языковой ситуации в конкретном государстве чревато национальными конфликтами. Эффективное языковое строительство требует объективного и полного знания языковой ситуации в том или ином государстве. Точно определить диалектную базу формируемого языка могут только квалифицированные специалисты-лингвисты. Социолингвистическое изучение территорий преследует практические цели – определение языков начального, среднего и высшего образования, выбор языка для средств массовой информации, подготовка кадров переводчиков и многое другое.

Итак, учет сложившейся языковой ситуации важен при разработке и проведении языковой политики. Этот термин употребляется в двух значениях: 1) языковая политика как часть национальной политики того или иного государства, класса, той или иной партии; 2) совокупность мер, предпринимаемых для целенаправленного воздействия на языковое развитие.

Так как язык – важнейший признак нации, то, естественно, национальная политика, в первую очередь, должна касаться языков и их развития. Языковая политика любого многонационального государства может проявляться по-разному. Например, языковая политика может носить характер навязывания единого господствующего языка для общения, как было в СССР. Подобная политика ускоряет процесс исчезновения и деградации языков малых народов. Языковая политика навязывания одного языка, одной культуры может породить культурно-национальное противостояние, национальные конфликты и привести к серьезному кризису в стране.

Языковые реформы не заканчиваются с принятием законов о языке. Необходимо предусмотреть весь комплекс мер по культурно-языковому строительству и обеспечить сохранение тех народов и языков, которые ещё можно сохранить. Одна из первоочередных задач современного языкознания – фиксация исчезающих языков для потомков в виде словарей, текстов, грамматических очерков, магнитофонных записей живой речи и фольклора.

Одной из сфер реализации языковой политики является сфера образования. Именно здесь наиболее наглядно видны результаты этой политики: предпринимает ли государство целенаправленные меры по сохранению языка, заботится ли о его статусе и пр.

5.Язык и культура, язык и этнос.

Современные проблемы этнолингвистики

В истории и современном языкознании выделяется проблема связи языка и культуры. Культура – это совокупность достижений человеческого общества в производственной, общественной и духовной жизни; различают культуру материальную и духовную. Чаще термин культура относится к духовной жизни народа: говорят об античной культуре, культуре феодального общества, культуре современного западного мира и т.д. Можно по-разному представлять культуру отдельного народа: культура может проявляться в культуре труда и быта, культуре поведения, культуре речи и т.д.

Язык связан, прежде всего, с духовной культурой – с художественной и научной жизнью общества, с философией и другими формами общественного сознания. Язык самым непосредственным образом связан с фольклором, литературой. Когда говорят о языке как форме национальной культуры, имеют в виду, прежде всего, художественную литературу. Язык как первоэлемент культуры определяет национальную принадлежность произведения, созданного на нем.

Овладение родным языком – это не только приобретение средства общения, это ещё и обязательное приобщение к художественному творчеству, которое происходит одновременно с овладением языком. Существует диалектическая связь трёх элементов – языка, культуры и духа народа (Вильгельм фон Гумбольдт). Язык – это продукт, составная часть и условие культуры. Язык и культуру объединяет человеческий дух, но дух сам по себе строится культурой и выражается в слове.

Национальный язык, помимо прочего, играет большую роль в формировании социальных образований. Люди объединяются в группы, сообщества, государства на основе единства территории, традиций, вероисповедания и т.д. Единство социального бытия и быта определенного народа (этноса) укладывается в понятие культуры.

Этносы – это группы людей, объединенные одной культурой и, как правило, одним языком. Можно говорить о французском, немецком, русском и других этносах. Язык человека зависит от той культуры, к которой он принадлежит. На стыке лингвистики и этнографии возникает новая дисциплина – этнолингвистика. Этнолингвистика изучает взаимодействие лингвистических этнических факторов. Она ставит и решает вопросы языка и этноса, языка и культуры, языка и народного менталитета. Этнолингвистику интересует роль языка в формировании и функционировании народной культуры, психологии и творчества.

В широком плане этнолингвистика включает в себя диалектологию, язык фольклора, часть истории языка, связанную с исторической диалектологией, с культурной и этнической историей народа, а также почти все аспекты изучения языка как социального явления.

Проблема соотношения языка и этноса (культурных и бытовых особенностей народа) включает в себя большое количество сложных вопросов: проблема взаимоотношения между структурой языка, семантической стороной речи и особенностями природы, окружающей носителей данного языка. Этнолингвистику также интересует то, как национальный характер и дух народа выражается в языке, проблема адекватности перевода художественных произведений, устной речи, взаимоотношение языка и этнические процессы (процессы ассимиляции культур и языков).

Источник

Сущность языка в современной лингвистике. Социальная и психофизиологическая природа языка. Условия возникновения языка. Языковые универсалии.

«Термин «Язык» имеет по крайней мере 2 взаимосвязанных значения: 1) язык вообще, язык как определенный класс знаковых систем; 2) конкретный, так называемый этнический, или «идиоэтнический», язык – некоторая реально существующая знаковая система, используемая в некотором социуме в некоторое время в некотором пространстве».

Язык в первом значении – это абстрактное представление об едином человеческом языке. Удивительно, но при всех различиях между языками мы можем говорить о языке, имея в виду человеческий язык вообще. Почему? Потому что все языки в самом главном и существенном имеют много общего. Это принято называть языковыми универсалиями.

Во-первых, языки объединяет общность функций. Для чего служит язык? Зачем он нужен человеку? Этот вопрос логично задать в любом случае, когда мы имеем дело с каким-либо инструментом, будь то пила, микроскоп, удочка или язык. На первый взгляд, ответ очевиден и известен любому: язык служит для того, чтобы общаться. Но что значит общаться? Этот процесс не ограничивается передачей информации. Конечно, бывают ситуации, где эта функция является ведущей: например, при объявлении на вокзале о прибытии поезда или в прогнозе погоды. Однако значительно чаще люди пользуются языком не только для того, чтобы передавать информацию. Нередко они говорят, чтобы заставить человека думать и действовать определенным образом, чтобы показать свою власть, чтобы вызвать какие-то эмоции у адресата, а иногда – просто чтобы не чувствовать себя одиноким. Более того, люди не всегда говорят то, что думают, а иногда говорят даже то, что всем известно. Одним словом, говорят по разного рода причинам, многие из которых отнюдь не связаны с передачей информации «в чистом виде».

Каждый язык – это средство общения, средство формирования мысли, средство познания мира, средство регулирования деятельности людей и т.д. В акте вербальной коммуникации эти функции, как правило, сочетаются. Например, в рекламном сообщении присутствует и информация о товаре (коммуникативная функция), и воздействие на сознание адресата, его представления о мире и эмоциональную сферу (когнитивная и экспрессивная функции), и побуждение его к действию (регулятивная функция), и стремление сделать сообщение забавным, запоминающимся (поэтическая функция языка). Проблема заключается не в том, чтобы разделить функции, а в том, чтобы показать, какая из них является доминирующей, какие задачи решает говорящий при помощи языка. См. об этом подробнее в [Ягелло М. Алиса в стране языка. Тем, кто хочет понять лингвистику. Пер. с франц. М., УРСС, 2003. Гл.1]

Во-вторых, каждый естественный человеческий язык использует звуки. Во всех языках существуют гласные и согласные (гласных – не менее 2-х, в языке аранта — 1). Как вы думаете, каких звуков во всех языках больше – согласных или гласных? И почему?

В-третьих, каждый язык членоразделен, т.е. высказывание членится на какие-то смысловые элементы, повторяющиеся в других комбинациях в составе других высказываний.

В-четвертых, во всех языках есть имена собственные, люди говорят предложениями (высказываниями).

Это далеко не все языковые универсалии. См. об этом подробнее в Лингвистическом энциклопедическом словаре. (М., 1990 и др. издания)

Конкретные языки — это многочисленные реализации свойств Языка вообще. В разных языках – разный инвентарь элементов (фонем, морфем, слов) и своя система правил, по которым эти элементы соединяются в осмысленные высказывания. Наш объект анализа – язык в первом значении, т.е. как феномен человеческого общества. Но понять его сущность, устройство (структуру), формы существования и функции можно, лишь опираясь на факты конкретных языков.

Социальная природа языка.

Язык не может существовать вне общества. Язык – зеркало, в котором отражается общество. Общество реализует регламентирующую функцию по отношению к языку.

Источник



О социальной определенности философского языка.

Я хотел бы начать с цитирования одного философа. Это цитирование – совершенно случайно, как всякое начало, как всякое открытие темы. Все новое начинается ex nihilio – для Бога, для человека – из in-der-Welt-Sein, из «в-мире-быть». Итак, уже находясь среди всего этого, я хочу процитировать Морица Шлика: «… не будет необходимости обсуждать какие-то особые «философские проблемы», ибо можно будет по-философски говорить о каких угодно проблемах, то есть обсуждать их ясно и осмысленно». Это высказывание, заключающее статью «Поворот в философии», легко отсваивается от неопозитивистской программы и в своем простом и ясном смысле отмечает несомненное: «по-философски говорить о каких угодно проблемах, то есть обсуждать их ясно и осмысленно». Вопрос же, который я попытаюсь поставить, в следующем: что такое эта специфически философская и, тем самым, универсально-значимая, ясность и осмысленность? Как она возможна, и какова ее невозможность, стало быть, – действительность. И только ли с программой неопозитивизма связано это пророчество Шлика: «не будет необходимости обсуждать какие-то особые «философские проблемы»…». Философия не имеет своего предмета, но по-философски можно говорить о любом настоящем, то бишь, нефилософском, предмете.

Каким же образом тогда возможно обратное, то, что происходило в «метафизике» до позитивного прояснения, как возможно говорить о чем-то не по философски и какой предмет окажется тогда философским, то есть фикцией? Не по-философски говорится в самой философии, поскольку говорится о несуществующем – о философском предмете. Не вдаваясь в подробности позитивизма, вернемся к философии и проанализируем сказанное Ницше о Гераклите, прозванном «Темным»: «От таких-то недовольных и слышатся многочисленные жалобы на темноту стиля Гераклита: вероятно, ни один человек никогда не писал яснее и ярче. Конечно, очень кратко и поэтому, разумеется, темно для тех, кто читает его бегло. Каким образом философ мог намеренно писать неясно, – как в этом обвиняют Гераклита, – совершенно непонятно: если только он не имеет основания скрывать свои мысли, или не шут, скрывающий за обилием слов отсутствие мыслей. И если даже иногда в практической жизни приходится, как говорит Шопенгауэр, опасаться затруднений, которые могут произойти от недостаточной ясности, – то какое право имеет человек выражаться темно и загадочно в этих труднейших, едва достижимых областях мысли, составляющих задачу философии?» . Здесь, у Ницше, мы находим указание на предмет философии, точнее, на ее задачу: это «труднейшие, едва достижимые области мысли», и привносить в них нарочитую неясность, во-первых, неэтично, во-вторых, вряд ли возможно. Но, с другой стороны, что дозволяется, и даже, пожалуй, предписано, так это краткость («чтобы убогие духом лучше сочли это великое безумным, чем перенесли бы его в свое пустосмыслие», – Ницше цитирует Жан-Поля, – «Ибо пошлые люди имеют некрасивую способность в самом глубоком и богатом изречении видеть не что иное, как свое собственное повседневное мнение»), краткость, противопоказанная беглому чтению. Речь Гераклита не была обсуждением: «Я искал и вопрошал себя самого», – сказал он о себе словом, которым обозначают вопрошение оракула… Эта речь исключает возможность обсуждения, но назначение оракула – предсказание и пророчество.

Читайте:  Влияние природы на жизнь человека примеры из жизни

Работу «Философия в трагическую эпоху Греции», из которой взята эта цитата о Гераклите, Ницше заканчивает рассмотрением философии Анаксагора. «Великим последователем Анаксагора» называется Перикл, действие речей которого – «бурный вихрь мыслей, носящийся со страшной силой, но в порядке, – вихрь, охватывавший своими концентрическими кругами ближних и дальних, и преобразовывавший весь народ, направляя и разделяя его» – подобно действию Nus’а*, обладающего свободной волей, которая не определена ни со стороны причин, ни со стороны целей, и которая выводит мир из состояния хаотического смешения всех вещей и возбуждает всеобщую распрю, первым результатом которой должно явиться отделение эфирных масс от аэрических. «Эту абсолютно свободную волю можно мыслить только бесцельно, почти в ряде детской игры или творческого побуждения художника». Ницше объясняет, что Анаксагор ценил «в своем Nus’е» «именно возможность поступать согласно своим желаниям». Ведь речь Перикла также – не обсуждение. Ее назначение – политика.

«Труднейшие, едва достижимые области мысли, составляющие задачу философии» имеют социальное назначение. Назначение оракула и назначение политики: что это такое? Как социальное, – оно совершенно разное, несравнимое. Но как философия – оно едино. Может быть, как философия Ницше. Может быть, как философия Анаксагора и Гераклита. И то, что объединяет всех троих, это и есть предмет – или задача – философии. Что позволяет нам говорить это, – так это почтение, чтение и прочтение, – нужно произнести ряд слов, чтобы услышать корень.

Марку Аврелию, римскому императору-стоику, принадлежат слова: «… человек никакой другой жизни не теряет, кроме той, которой жив; и не живет он лишь той, которую теряет». Прошлое уже не существует, будущего еще нет, а настоящее, в сущности, – ничто. Почему, если все три – прошлое, будущее и настоящее – одинаково несущественны для человеческой жизни и смерти, Марк Аврелий все же как-то выделяет настоящее? В каком смысле настоящее более реально, чем прошлое и будущее, все же будучи ничто? Ясно, что мысль о времени – о настоящем, прошлом и будущем, его модусах, – не является ответом, что «человек со смертью ничего не теряет». Марк Аврелий с самого начала чувствует себя в определенном этическом отношении к миру, и приведенные мысли, – всего только напоминание об этом особом человеческом переживании.

Снова Марк Аврелий, и снова о смерти: «Достаточно представить как твое мертвое тело, разлагаясь в земле, дает жизнь траве, становясь перегноем, и то, что когда-то было твоим телом, продолжает жить в жизни жабы или червя, и страх смерти успокаивается». А если представить, что человек со смертью не превращался бы в труп, а просто растворялся в воздухе?

Делез говорит о философии стоиков как о мире грубых тел, деформирующих друг друга, и легкой зыби инфинитивов – «умирать», «идти», «белеть» и т.д., как бы испаряемой миром тел. «И не живет он лишь той, которую теряет», – Марк Аврелий не говорит «той и тогда», он говорит о жизни, которой живут, и которую теряют, о слове «жить». «Непосредственность обмана» и «блеск метафорических наблюдений» трагического философа, «всегда попадающего в ту же яму, в которую он уже попадал раньше» и «громко кричащего», ничем не утешаясь, Ницше различает от стоика, «который в других случаях ищет лишь откровенности, истины… теперь, в несчастьи, доказывает свое мастерство в притворстве, как тот это доказывает в счастьи; если над его головой разверзается грозовая туча, он завертывается в свой плащ и медленными шагами продолжает идти под дождем». Стоик – «выучившийся на опыте и господствующий над собой с помощью понятий». Назначение стоической философии – утешение и воспитание.
«Esse est percipi», – этот принцип епископа Беркли также не являет собой какого-то логического следования, это также не определение или объяснение, с чисто логической точки зрения, это скорее тавтология, представляющая лишь знаковую ассиметрию. Только лишь произнося «быть», мы уже знаем, что это значит. Это не предмет обсуждения, а его условие. И «Быть – это быть воспринимаемым» никоим образом не указывает на бытие, а намекает на определенное этическое отношение к миру.

Гуссерль, считавший себя бергсонианцем, и весьма почитавший «Трактат о человеческом сознании» Беркли, работая над выявлением в своем опыте всеобщих структур сознания, концептуализирует трансцендентальный субъективизм, в котором формируются и устанавливаются все смыслы вообще. Это смыслы, делающие возможным ясное и осмысленное обсуждение каких угодно проблем. Но восприятие структуры, по словам Ж. Деррида, происходит «под углом грозящей опасности, когда нависшая угроза сосредотачивает наше видение на краеугольном камне институции, замыкающем и возможность, и хрупкость ее существования». Начинается «греза смерти» Ницше, призывающая ясность. Но пока облака закрывают солнце, их края начинают раскаляться и светлеть. И трансцендентальная субъективность, конституирующая социальность мира культуры, снимается в индивидуальности желания, конкретизирующего социальность. «Желание, – пишет Делез, – это система неозначающих знаков, которыми потоки бессознательного производятся в поле социальности». «Каждый раз, как в поле имманентности, или на уровне плотности, производятся континуумы интенсивностей, соединения потоков, эмиссии частиц, мы имеем сборку желания». Желание – это абстрактная машина, социальная в своем первичном смысле, и первичная по отношению к структурам, пересекаемым ею, к людям, используемым ею, к избираемым ею инструментам и к технологиям, которые она развивает.

Что же такое в действительности «философский понятийный аппарат»? «Обоняющая статуя» Кондильяка, «осязающий моллюск» – гипнотическое животное Лотце, «Левиафан» Гоббса, составленный из маленьких человеческих фигурок, «человек-машина» Ламетри, «мыслящий тростник» Паскаля, – все эти образы составляют целую мифологию философии. Бернард Больцано сравнивает истины с виноградинами; оживляя метафору, мы можем заметить разницу между виноградною кистью, висящей на лозе и лежащей на блюде. Для Ницше между субъектом и объектом существует «самое большее, – эстетическое отношение, то то есть своего рода передача намеками, как при сбивчивом переводе на чужой язык: но для этого нужна, во всяком случае, посредствующая сфера и посредствующая сила, свободно мыслящая и свободно изображающая».

«Вечные вопросы ходят по улице», – это и есть философская ясность и осмысленность, но не структурная ясность, не обсуждение структуры улиц, потому что «структуры не выходят на улицу». Необходима именно гетерогенность улицы и вечных вопросов, интенсивность желания в поле напряжения между ними. Только так возможна философия как созидание ценностей; но эти ценности – условия существования и роста воли к власти, а не ее цель.

Ницше, конечно, говорит о социальной природе языка, как средства коммуникации, но сам по себе язык не заслуживает внимания, поскольку социальная природа – еще не политика, не «коммуникативная стратегия» (В. Подорога). За видимостью власти языка стоит преодоленная воля к власти – стиль, как вечное возвращение, в котором «чувство свободы творится уже не из противоположности принуждения». Язык должен еще стать самим собой, своей социальной природой. Вечное возвращение и есть переоценка всех ценностей: чем бы ни представал мир во всяких философских и религиозных системах, – все это теряет свой собственный смысл, посредством которого присваивается значение истинности трансцендентного принципа, – если это лишь вечно возвращается. И также как вихрь Анаксагорова Nus’a ярче всего проявляется в речи Перикла, так и вечное возвращение обнаруживается, прежде всего, в стиле Ницше. Критика воли к истине показывает: мысль не идеальна, не является репрезентацией присутствия, что означает: мысль множественна. В то же время мысль есть соединение, с-мысл. Ницше не терпит «дурных бесконечностей» в мышлении, – это знаки «дурного тона». Сознание и время, смысл и множественность совпадают как возвращение, Избыток Случая, – против метафизической неразлучности. Субъект и субстанция, деистическая воля и сущность стираются, исчезают в возвращении того же самого, и Ницше добавляет: «…падающего – толкни». Сознание, вновь возвращаясь к имманентности жизни, рефлектирует не реактивно, но активно, черпает не из размышления-исчисления и из становления; из переживания жизни как относящейся к себе настолько хорошо, что желающей вечного возвращения.

Делез понимает смысл имени собственного как такового на примере медицины, когда имя врача используется для обозначения группы симптомов: Паркинсон, Роджер… Идея Ницше: писатель и художник, как врач и пациент цивилизации в одном лице. Ницше до конца испытал возможности своей философии: «философствование молота», в конечном счете, приобретает такую траекторию размаха, что, оказывается, так сказать, «философским луддизмом», разгоняющим «машину стиля», пока та не разлетается на куски… «Мир просветлен, и небеса сияют». Гиперреальность предмета осмысления, в котором при помощи стиля, активно апеллирующего к источнику силы творческого воображения, открывается структурная беспредельность под одним именем, ясность, не объемлемая никаким определенным бытием. А это и есть – безумие.

И в завершение моего доклада, посвященного теме социальной определенности, ясности и осмысленности философии, я хочу процитировать слова Жиля Делеза из статьи «Разговор: Что это? Для чего он?»: «Спрашивающие не перестанут возвращаться к вопросу, чтобы выбраться из него. Но освобождение никогда не происходит подобным образом. Движение всегда совершается за спиной мыслителя, или в тот момент, когда он моргает. Разрешение вопроса уже является достигнутым. Иначе оно не будет достигнуто никогда».

*Nus — Нус (др.-греч. — мысль, разум, ум), или Ум, одна из основных категорий античной философии; обобщение всех смысловых, разумных и мыслительных закономерностей, царящих в космосе и в человеке.

(Текст доклада на научной конференции, проходившей в 1998 г.)

© Copyright: Андрей Вячеславович Безуглов, 2013
Свидетельство о публикации №213051101307 Список читателей / Версия для печати / Разместить анонс / Заявить о нарушении Другие произведения автора Андрей Вячеславович Безуглов По существу гооворить трудно. На самом деле по поводу каждого абзаца можно откликнуться отдельным рассуждением.
Скажу только, что во всех суждениях чувствуется самостоятельная и небанальная мысль, которую нужно аргументировать в стиле «гиперреализма» автора. Читать трудно, но интересно.
Как жаль, что уходят талантливые люди.
Спасибо, что поместили здесь его работы, узнаем и оценим.

Эль Фаустова 18.11.2013 23:42 Заявить о нарушении Спасибо, Эль, и особая благодарность за приписку, слышать мнение специалиста — вдвойне ценно.

Источник