Художник иллюстратор Карлов Георгий Николаевич

Карлов г н изображение птиц и зверей 1976

Войти

Авторизуясь в LiveJournal с помощью стороннего сервиса вы принимаете условия Пользовательского соглашения LiveJournal

Художник-иллюстратор Карлов Георгий Николаевич

Однажды сделала я пост о книге, иллюстрированной чудесным художником-иллюстратором Георгием Карловым "Посмотрите, какие котята!" и народу понравилось. И тем, кто в детстве засматривался картинками из книг, иллюстрированных этим мастером, и те, кто их никогда ранее не видел.
Сегодня мне о том посте напомнила grimzaldina, и я решила покопаться и найти что-нибудь об этом художнике и, конечно, его работы.

И нашла. И в который уже раз столкнулась с тем, что делать мне ничего и не надо, вполне достаточно дать одну ссылку, и все, кому станет интересно, пойдут по ней и всё увидят сами. :)) Это ссылка на серию постов от shaltay0boltay . В этой серии каждый пост посвящён одной из детских книг, иллюстрированных Карловым.
Но, конечно, я нашла то, чем можно дополнить шикарный иллюстративный материал, созданный shaltay0boltay , с чем и спешу вас познакомить.

О художнике:
Гео́ргий Никола́евич Ка́рлов (10.10.1905 — 1991) — художник, заслуженный деятель искусств (1944).

Художник-иллюстратор. Признанный мастер в изображении животных. Автор книги-учебника «Изображение птиц и зверей», «Рисование животных и птиц».

Книга Георгия Карлова «Рисование животных и птиц» обобщает более чем полувековой опыт художника и восполняет немаловажный пробел в учебной литературе об изображении животных.

Книга представляет собой подробное руководство, раскрывающее шаг за шагом все этапы изображения животных с учетом техники и жанра изобразительного искусства. Схемы анатомического построения животных дают представление о внутреннем устройстве животных и птиц и делают рисование животных занятием понятным и интересным. Издание богато иллюстрировано рисунками автора и других художников-анималистов. Специальное приложение содержит интереснейший изобразительный материал, который дает наглядное представление о возможностях анималистического жанра.

Родившись в творческой семье, тягу к искусству Георгий Николаевич впитал буквально с молоком матери. Ольга Коржинская была скульптором, чьи работы до сих пор украшают многие города бывшего СССР. Отец Николай Карлов – заслуженный деятель культуры, художник-график, имя которого известно всем, кто изучал технику рисунка по его учебнику.

В 12 лет Георгий Карлов потерял отца и остался старшим мужчиной в семье в суровые годы гражданской войны, голода и разрухи. Недоучившийся кадет, он не только сумел сам, своей волей и своим талантом, научиться рисовать, но и изучал пластическую анатомию животных, жизнь животных и стал известным художником–анималистом.

Нелегкое детство, тяжелые годы войны, людское горе и страдания, которые вставали перед чутким взором художника, научили его особенно ценить в человеческой жизни самое радостное и безоблачное время – детство.

Георгий благодаря воле и усердию стал прекрасным художником-анималистом, удивительно точно передающим пластику животных.

Не меньшую славу он снискал и как иллюстратор книг, известный широкой аудитории в первую очередь остроумными картинками к знаменитому роману И. Ильфа и Е. Петрова «12 стульев». Мастерство сатирического художника проявилось и в серии рисунков к рассказам «Баллада о пылающем сердце» и «Удачный улов». В настоящее время это редкое искусство заменила культура комиксов, а жаль — мастера «старой» школы обладают особым восприятием сюжета и умением воплотить его в художественных образах.

Чтобы понять это, достаточно увидеть графический лист Георгия Карлова под названием «Коты», на котором художник мастерски передал настроение. Преподаватель художественной школы им. Е.И. Камзолкина Вера Маркина считает его образцом отображения мимики животного: «Профессионализм художника заключается в том, что он видит, как животные передают свои чувства, и умеет отобразить это на бумаге.

У нас в школе книга Георгия Николаевича «Рисование животных» — настольная на уроках композиции. Этот труд обобщает более чем полувековой опыт мастера и восполняет немаловажный пробел в учебной литературе об изображении животных».

Более 40 лет своей творческой жизни художник посвятил детской печати, создавая яркие и запоминающиеся образы животных – героев русских сказок, стихов и басен.

Не одно поколение ребят выросло на замечательных книжках со смешными и яркими рисунками, которые свидетельствуют о неповторимом почерке талантливого анималиста и юмориста. Сам Карлов называл свои рисунки «мультяшками», вкладывая в это слово весь детский искренний восторг, которым их награждали юные почитатели его таланта.

Его рисунки и книги любили во всем Советском Союзе: Георгий Николаевич был активным художником и успевал работать со многими издательствами России, Украины, Молдавии и Узбекистана.

Автор воспоминаний, следующих далее — Кирилл Георгиевич КАРЛОВ Художник-живописец, член Союза писателей России

О МОЕМ ОТЦЕ, источник: galerieserge.ru

Мой отец Георгий Николаевич Карлов — дворянин, сын надворного советника. Это был недоучившийся кадет, беспризорник, который вместе с братом ос¬тался "один на один" с жизнью, в Ташкенте. И он не только сумел сам, своей волей, своим талантом, научиться рисовать, но и изучал пластическую анатомию животных, изучал жизнь животных, стал известней¬шим художником-анималистом.

Отец был признанным гитаристом, его уважали Иванов-Крамской, Орехов, его любил Николай Сличенко и почти все в Цыганском театре; он выступал с гитарой в телепередачах; любил русскую семиструнную гитару, у него были гитары одиннадцати струнные, шестнадцати струнные. Он их коллекциониро¬вал.

Это был необыкновенно одаренный человек, одаренный во всем. Имея один, всего лишь один глаз (другой в детстве выбил пьяный казак), он водил мотоцикл, легковые машины, ему дали водительские права, в виде исключения, причем за подписью К.Е.Ворошилова.

Вот такой необыкно¬венный человек был мой отец, и меня он воспитывал с самого-самого детства и примером, и тру дом, и ремнем. И вот сейчас уже за порогом 60-летия, я художник-живопи¬сец, профессионал, с большой любовью и благодарностью хочу рассказать вам, хотя бы коротко, об отце.

Мой отец более 60 лет работал в советской печати художником, из них 40 лет отдал работе с детьми. Он на студиях страны создал-нарисовал множество "мультяшек". Это любимое его слово — "мультяшки", — сколько любви к детям в этом слове!

Георгий Николаевич был активным художником и успевал работать со многими издательствами России, Украины, Молдавии, Узбекистана.

Как-то, уже будучи семидесятилетним, он сказал моей жене: "Нина, передай Кириллке: пусть не распыляется, а выбирает что-то конкретное — пейзаж, портрет. Во всем нельзя достичь совершенства.

Я всю жизнь работаю анималистом — рисую зверей, мне это дело нравится, и оно у меня получается отлично. Я бы с удовольствием занялся живописью, да. глаз-то работает всего один — ракурс не тот! М-да. Ну, ничего — зато в своем деле я один из самых первых мастеров! Запомнила? Вот так и передай: каждый должен не скакать, как блоха, а четко определиться!".

Отец искренне считал, что человек делается себя сам. Он мне и брату Мише не раз приводил примеры того, как люди с совер¬шенно одинаковым "стройматериалом" создавали из себя разных людей.

Георгий Николаевич в своих воспоминаниях писал: "Самое интересное, полезное и поучительное в художнике — это его ошибки, его неудачи, его муки, когда он работает, сомнения, которые его мучили. А еще интересно и полезно знать — жизнь художника, гущу событий и влияний, где он жил, то есть узнать, как жил человек, общество, в котором жил и созревал, творчески мужал художник".

Мой отец был необыкновенно смелым человеком и из всех "передряг" выходил победителем. Он два раза тонул — выплыл, не раз бывал в смертельных схватках с бандитами — победил их. Никогда его не покидало мужество!

С детства отец любил все объяснять. Вот его, шестилетнего, первая философская мысль: "Жизнь это накопления действий, движений. Сейчас я сделал движение рукой — на одно движение моя жизнь стала больше. И вот так из тысяч, из миллионов движений и набирается жизнь. Руки, лица и все остальное изнашиваются от накопления движений, а потом человек стареет". После этого открытия, у отца была первая бессонная ночь. И пришла ему в голову мысль, что человек в горе и сомнениях всегда один!

Он с детства был очень наблюдательным. Отец говорил сыновьям — мне и Мишке: "Надо быть очень внимательным в жизни, ничего не пропускать интересного: ни слова, ни поступка. Особенно если хочешь стать художником, поэтому рисовать надо начинать рано. Я рисовать, сынки, начал с пяти лет, рисовал сначала пауков. Бралась бумага, затем химический карандаш, слюнявил карандаш и крутил большую кляксу — это тело паука, подрисовывал восемь лап, последние 2 — 3 лапы рисовал уже со страхом, нарисовав их, быстро отдергивал руку. Для меня паук был живой.

И сейчас, когда я работаю над образом, когда ищу ему психологическую базу, самая тяжелая фаза создания образа, — я попадаю в мир тех самых первичных ощущений — я иду к их истокам. Это стало одним из компонентов моих поисков образа. Так же я рисовал и пчел. Делал много-много точек и называл эти рисунки "Первый полет пчел". Мне это казалось нежным и поэтичным".
Вспоминая первые уроки отца, я думаю: "Стал ли бы я художником, не имея рядом такого учителя. Не знаю!"

Читайте:  Все виды птиц и как они кричат

Наш Георгий Николаевич всю жизнь самозабвенно любил технику. До 40-го года у него был мотоцикл " Харлей — Дэвидсон" обменялся на автомобиль. Это была не машина, а развалина. Отец был остроумным человеком, мог отлично пошутить. И чтобы его не мучили насмешками художники, он сделал сам на себя карикатуру, — отец лежит под машиной с гаечным ключом. И надпись: "Под любимой".

Целых восемь месяцев "бился" Георгий Николаевич над реконструкцией машины, из четырех, подаренных профессором консерватории Васильевым, моторов — собрал один! Машина стала прилично "фурыкать". Вот что писал отец по этому поводу: "Но как ни странно, я стал активнее и глубже работать как художник! Эта старая развалина, обласканная мной, помогала мне в моей работе. Она наполнила радостью мою душу, и я работал с большим творческим напором. Я рисовал, читал, много думал, искал. "

Наступил 1941 год. В жизнь нашей Родины, а значит, и в жизнь отца вошла война! Рухнули мечты и планы.
С самого начала войны мой отец мучился тем, что не мог участвовать в боях на фронте, с одним глазом это было очень сложно, но он не мог не участвовать в этой грандиозной борьбе, поэтому сидя дома, не видя ни одного фашиста, сердцем чувство¬вал все, — вдруг начал делать целые серии: "Я обвиняю", "Не пройдет", "Великое одичание" и другие, — антифашистские плакаты.

Отец выполнил более трехсот рисунков, они были сделаны на каких-то старых чертежах, с бумагой-то было трудно, — просто карандашом, масляной краской — так называемой "растиркой" черная масляная сажа бралась, потом пальцем растирался рисунок. Эти рисунки были потрясающей силы. Они и сейчас хранятся в музее Советской Армии. К сожалению, у меня сохранилось только несколько этих работ и фотографий.

Отец рассказывал мне о том, с чего все началось. Он прочел в "Известиях" гневный памфлет Ильи Эренбурга о фашистах "Великое одичание". Само солнце отцу стало казаться "горящей кровью". Георгий Николаевич решил проиллюстрировать статью серией злых, самых жестоких, самых страшных рисунков.
Одна старушка, увидев их, сказала: "Рисуй их людьми, а иногда даже красивыми. Вот это будет по-настоящему страшно. Я вижу человека со звериным нутром. Вот где страх-то!" Это открытие отца ошеломило. С того дня он и начал создавать произведения огромной силы. Бывало: сделан рисунок, а под¬пись рождалась через неделю, или наобо¬рот: была в голове тема, а рисунок не "проклевывался".

Помню, отец не раз говорил слова, сказанные ему его матерью, моей бабушкой: "Помни, Георгий, похвала — это признание, а признание налагает на тебя ответственность, — и ты должен теперь воспитать в себе беспощадность и бескомпромиссную требовательность к себе. И чем больше тебя будут замечать, тем строже будь к себе — успех в строгости и требовательности к себе".

После войны Георгий Николаевич продолжал работать в издательствах; собрал материал, сделал рисунки для учебника "Пластическая анатомия", для художников. Много отец статей написал в разные журналы, о том, как и что рисовать.

Георгий Николаевич много писал не только о художестве, но и о воспитании и перевоспитании молодого поколения. Непосредственно обращался не только к воспитанным и благополучным детям, но и к подросткам с трудной судьбой, попавшим в колонии для несовершеннолетних. Он им не читал нотации, а как старший товарищ, друг рассказывал о жизни, — что бывает после неблаговидных поступков, как их избежать, а если уже случилось "гадкое", как исправиться. Все было написано интересно, с юмором — легко и читается, и понимается!
У меня сохранились отдельные записи, высказывания отца.

Г. Карлов – лицо войны

Настало время оглянуться на прошедший век и осмыслить его, и вспомнить людей-творцов — наших учителей, мудрых, смелых и умелых. Двадцатый век называют "кровавым": войны и различные перевороты наполнили его горем и страданием, но в эти десятилетия были сделаны и великие открытия. А мой отец — Георгий Николаевич жил для детей: смеялся и шутил, очень любил зверей, и звери любили его. Я, Карлов Кирилл, хорошо помню детство свое с моим отцом.

Мы почти никогда не расставались надолго. Вот уже несколько лет я перебираю его записи и рисунки и набираюсь от них радостного ожидания чуда. У меня готова целая серия рассказов-воспоминаний о моем детстве и моих друзьях животных.

А сейчас исполняется 95 лет со дня рождения моего отца ((написано в 2000 году — прим. АГ), и надо вспомнить этого человека, ровесника века минувшего, с благодарностью и уважением!
Надеюсь еще встретимся с вами, дорогие мои читатели, на страницах любимого журнала "Детская литература". Я очень надеюсь на то, что мне выпадет возможность более подробно рассказать и о своих путешествиях по белу свету, и о творчестве художника. Мой отец мечтал о путешествиях по разным странам, но не получилось — не то время было, и поэтому в своих поездках я старался смотреть на мир его глазами добрыми и мудрыми. Вперед идти можно только тогда, когда знаешь откуда ты вышел. Это и есть путь художника.

Огромную помощь в создании этой статьи о Заслуженном деятеле искусств, художнике-анималисте Георгии Николаевиче Карлове, мне оказала моя жена Нина Петровна Карлова.

Источник



Скачать.

Изображение птиц и зверей (Карлов) 1976

Книга Г. Н. Карлова, обобщающая большой опыт художника-анималиста, восполняет немаловажный пробел в литературе об изображении животных. Она предназначается учителям изобразительного искусства в школе, но может принести пользу учащимся школ, художественных училищ и студентам вузов, а также художникам.

С глубоким чувством изумления, уважения и любви смотрю я на мир животных. Отвергнуть такое отношение может лишь тот, кто незнаком с этим миром, не обращал на него внимания. Я не перестаю изумляться перед неисчислимым разнообразием форм, всегда неожиданно новых, неповторимых, всегда прекрасных. Перед моими глазами проходят формы простейших животных с совершенной симметрией их крошечных тел, целый мир прекрасных существ, неведомый нам до изобретения микроскопа. Бесчисленны прекрасные формы и краски беспозвоночных животных: медузы в переливах радужных красок; кораллы, строящие фантастической формы колонии; актинии, подобные живым цветам; раковины моллюсков, построенные по строжайшим законам кривых поверхностей, изукрашенные рельефами всевозможных вариаций, переливами перламутра. Необыкновенны, иногда страшны, если увеличить их, формы ракообразных, жуков и других членистоногих. Я не могу спокойно смотреть на богатство цвета и узоров, сверкающих на крыльях бабочек.

Перед мысленным взглядом моим проходят многообразные виды прекрасных по формам позвоночных. Это бесчисленные виды рыб, блистающих окраской своих причудливых тел. Я представляю себе необыкновенных ящериц, птиц и зверей.

Как прекрасны переливы цвета на мехе зверей, на оперении птиц, на чешуе рыб или змей, на крыльях насекомых! Какая смелость и гармония сочетаний, какая роспись и узоры! Я не говорю уже о блеске и роскоши нарядов тропических животных; глядя на них, вы нигде не встретите ничего некрасивого, даже в самых скромных окрасках.

Сколько всюду строгой гармонии и красоты в распределении тяжести в момент покоя, какая выразительность в движениях нападения или защиты! Каждая деталь строения, каждая чешуя рыбы, перо птицы — чудо совершенной формы. В них совершенная структура, пластика, неисчерпаемый источник свободных движений. Сколько ритма, легкого, быстрого, скользящего, тяжелого, монументального, можно увидеть в походке и беге различных животных!

Стоит посмотреть животное в его родной стихии — страуса или антилопу, бегущих по степи, попугаев или обезьян в тропическом лесу, морских птиц на прибрежных скалах, верблюда в пустыне, волка или лося в наших лесах, рыб в прозрачной воде среди водорослей — перед вами возникает великолепный синтез, когда животное, растение, земля, вода и небо сливаются вместе и проявляется чудесная, единая живая природа.

Как художник, я преклоняюсь перед животным миром — мощным проявлением красоты.

Как биологу, мне известно, что за многие сотни миллионов лет жизни Земли мириады живых существ населяли ее, что задолго до человека необъятные волны животной жизни сменялись одни другими на поверхности Земли. Развитие менее совершенных животных обусловливало появление более совершенных, более сложных, более приспособленных к вечно меняющимся условиям окружающего мира.

Появление человека — этой высшей формы развития жизни на Земле — результат развития и совершенствования бесчисленных животных форм. Из биологии мне известно, что физиология и анатомия человека построены на той же основе, что физиология и анатомия животного, что психика человека, его творческий разум, его моральные качества зависят от совершенства его человеческого мозга, возникшего в процессе эволюции мозга животного.

Как биолог, я признаю в животном собрата человека и преклоняюсь перед стихией животного — предшественника человека на Земле.

Как человек, я не могу забыть огромной жертвенной роли животного в построении человеческой цивилизации.

Новая эпоха в развитии человечества началась с тех пор, как дикий охотник, пожиравший убитых им животных, понял, что животное не только добыча охоты. Начало приручения животных знаменует конец эпохи древнего каменного века и возникновение эпохи нового каменного века, начало оседлой жизни, домашнего очага, земледелия — начала цивилизации.

Читайте:  Работа с детьми в течении недели

В прирученных животных человек находит самоотверженных помощников и преданных друзей. Затерянный в первобытных пространствах Земли, неспособный к быстрому и далекому передвижению, человек, приручив коня, овладевал пространством, приручив верблюда, смог освоить пустыни; олень сделал доступными для него тундры Севера. Вьючная лошадь, як, осел и лама помогли преодолеть человеку неприступные горы и поселиться среди них. С помощью животных человек завязал и расширил культурные связи между племенами. Домашний скот — коровы, овцы, свиньи и козы — кормил и одевал его, избавил от необходимости опасной и неверной охоты, привязал к оседлой жизни, к земледелию, развитие которого стало возможным при помощи тех же животных. Защитника своего благополучия и преданного друга человек нашел в прирученном волке.

Так велико и жизненно необходимо было значение животного на заре человеческой цивилизации.

И дальше, в эпоху блестящего расцвета великих культур, значение животного также было значительно. Великие военные походы, торговые связи и экономические основы жизни опирались на помощь, силы и кровь животных.

Человек, многим обязанный животным, всегда забывал об этом, жадно и безжалостно эксплуатировал их, жестоким насилием заставлял животных жертвовать собой для человеческого благополучия. Даже слонов, этих покорных могучих великанов, человек заставил участвовать в его войнах.

Никому не приходило в голову подсчитать и немногие представляют, сколько страданий претерпели животные на службе человеку.

С того времени, когда человек овладел стихийными силами природы в эпоху пара и электричества, в наступающую эпоху атомной энергии жизненное значение животного во многом утрачивается, наступает в некоторой степени раскрепощение животного. Все более спортивным и любительским значением ограничивается роль лошади и собаки; «лошадиная сила» остается лишь единицей для измерения мощи паровых и газовых двигателей.

Техника заменила живую силу, но и теперь никакие ее достижения не могут заменить мясо, молоко, сало и шерсть, по-прежнему получаемые от животных.

Много необходимого получает и отнимает у животного человек, но он редко помнит и сознает, что животное не только кусок мяса или физическая сила, что в его руках живое существо, покорно переносящее насилие, глубоко чувствующее страдание и вместе с тем трепетно принимающее всякое доброе отношение к нему и отвечающее человеку чувством привязанности, глубокой преданности, чувством любви. Те чувства доверия и влечения к человеку, которые проявляются у молодых животных или у животных, впервые встретивших человека в странах, куда еще не ступала его нога, очень скоро исчезают, заменяются чувством страха и ужаса перед ним. Только защищая свою жизнь и жизнь детенышей, зверь нападает на человека. Зверь убивает свою жертву по необходимости, так как природа предназначила ему питаться мясом. Никакой зверь не станет мучить или понапрасну убивать свою жертву.

Какую, однако, иногда истребительную, жестокую роль играет человек по отношению к животным! Какой огромный кровавый счет могла бы предъявить человеку природа за множество хищнически истребленных прекрасных видов животных, созданных ею! Истреблены морские коровы, гигантские птицы моа, дронты. Многие виды птиц истреблены только ради их красивого оперения. Истреблены бесчисленные стада бизонов в Америке, диких лошадей, зубров, сайгаков в Европе, каланов, китов.

Необходимо с детства прививать любовь к животному, обращать внимание ребенка на красоту животного, на его пользу, на материнскую заботу о детенышах, на то чувство привязанности, которым оно отвечает на всякое доброе отношение. Необходимо развивать интерес к животному, к его жизни, сочувствие к нему.

Школа и семья, художественная литература, изобразительное искусство, кино и радио принимают в этом значительное участие. Но они должны в еще большей степени развивать эту тему, находить должные формы для пропаганды доброго отношения к животным.

Когда в художественной литературе, в произведениях живописи и скульптуры, на экранах кино будут изображены красота животных, их увлекательная жизнь в природе, их привязанность и преданность человеку, это, несомненно, вызовет ответное чувство интереса, любования, симпатии, сочувствия и любви к животным.

Анимализм в широком смысле, и в частности изображение животного, сыграет свою гуманную роль.

Глава первая. Основы пластической анатомии животных

Мир животных богат самыми разнообразными видами и формами. Среди них есть очень много таких, с которыми вам, вероятно, никогда и не придется встретиться. Едва ли когда-нибудь вам понадобится рисовать гаттерию, церемонию, ихневмона, ку-хиду, бантенга, долгопята или монгау, сайпари, мангуста и многих других. Даже среди известных групп и семейств есть очень много видов, подвидов и пород: антилоп — 60 видов, собак — 300 пород, змей — 2000 видов. Малайский калао, тукан с клювом-гигантом, нарядный удод, балунова (австралийский зимородок), яркие арамалао, кружевные какаду, голубой лори, новозеландский кеа, колибри, американский козодой, свирепая, но красивая гарпия, райские птицы, птица лира — до 10 000 видов насчитывает мир пернатых.

Все это наделено сказочным многообразием форм и цвето-сочетаний. Можно «потонуть» среди такого обилия материала, достойного внимания художника-анималиста.

Однако мы знаем, что те, кто знакомы с законами «автомобильной анатомии», не растеряются среди огромного количества марок — «пород» автомобилей. Хорошо усвоив эту общую «анатомию», не так уж трудно разобраться в «породах» — марках, в деталях и отклонениях, в новых подробностях.

При всем многообразии видов и форм животного царства в нем есть общие законы, общие конструкции, общие планы устройства внутренних органов, определяющих внешность зверя. Например, существует общая схема строения тела у всех плацентарных животных, прошедших внутриутробную стадию формирования органов тела (все травоядные, хищники и т. д.). Основные части скелета — череп, позвоночник, грудная клетка, передний и задний пояс конечностей, конечности повторяются у всех позвоночных животных и у человека. Разница только в пропорциях, в соотношениях отдельных костей, рычагов и углов их движения по отношению к туловищу. Разница — в степени развитости (в зависимости от образа жизни) мускулатуры, в длине конечностей, шеи и хвоста, в строении глаз, ушей, в окраске и фактуре внешних покровов.

Бытует представление, что термин «животное» относится только к домашним животным, а «зверь» — к диким. Это неверно. Под термином «животное» в науке принято понимать все живое: млекопитающие, птицы, рептилии, амфибии, рыбы, насекомые.

Чтобы грамотно изображать животное, надо научиться под покровом внешних форм мысленно видеть основы, их образующие, видеть механизм работы тела животного, представлять, что у него происходит под кожей, как внутренние органы и мускульные наплывы влияют на внешний его облик, создают глубокие рельефы, как работают основные конструктивные узлы при различных движениях зверя.

А для этого надо знать, как строится тело животного, т. е. вооружиться сведениями, добытыми анатомами.

Анатомия — наука о строении живых организмов, их органах и тканях, об их взаимоотношениях, взаимосвязях и взаимозависимостях. Само слово «анатомия» произошло от греческого anatome — «рассечение», т.е. рассечение тела на части для научного исследования.

Анатомия — одна из древнейших наук. Ее истоки — в Древнем Египте, Индии. Большое значение в развитии медицины и анатомии принадлежит ученым Древней Греции и Рима. Они начали изучать кости, составляющие скелет. Именно с этой целью философ-материалист Демокрит (около 460 — 370 гг. до н. э.) собирал на кладбищах остатки костей. «Отец медицины» Гиппократ (460 — 377 гг. до н. э.) анатомировал трупы животных и оставил заметки по анатомии. Мыслитель и ученый Древней Греции Аристотель (384 — 322 гг. до н. э.) первым разработал классификацию животных, основываясь на общности признаков их строения, обнаруженных им при вскрытии трупов животных. Он положил начало сравнительной анатомии, которая с течением времени выделилась в самостоятельную научную дисциплину в комплексе наук о живой природе, о происхождении и развитии жизни на Земле.

Древнеримский врач и естествоиспытатель Клавдий Гален (130 — 210 гг. н. э.) поручал своим ученикам собирать кости на полях сражений в качестве анатомического материала, крайне необходимого для познания строения человеческого тела. Он отправился в Александрию, узнав, что там находится единственный целиком собранный скелет человека. Гален изучал и трупы животных, главным образом собак. Анатомические сочинения Галена в течение тридцати с лишним веков составляли основу анатомических представлений. В средние века в анатомии не было сделано существенных открытий. От владычества церкви в период средневековья пострадали многие науки. В эпоху Возрождения анатомические суждения и выводы ученых

древнего мира подвергались основательному пересмотру и проверке. Много ценных сведений по анатомии содержится в трудах великого художника и ученого Леонардо да Винчи (1452 — 1519). Сохранились его записки по гипотонии (анатомия лошади). И не будет ошибкой считать его основоположником пластической анатомии животных. Подлинным реформатором в области анатомии стал Андрей Везалий (1514 — 1564), знаменитый анатом эпохи Возрождения.

Читайте:  Все о птице соловье легенды

В дальнейшем, на базе естествознания, получившего большое развитие, родилось эволюционное учение Ламарка и Дарвина о постепенном развитии живых организмов (от простейших к сложным) и естественном отборе. К этому времени описательная анатомия накопила настолько обширный запас проверенных данных, что от нее обособляются такие науки, как гистология (микроскопическая анатомия), эмбриология (раздел биологии, изучающий зародышевое развитие организма человека и животных) и пластическая анатомия.

Большие заслуги в развитии анатомии принадлежат русским ученым и медикам. Вопреки запрету православной церкви пользоваться «мерзкими и богопротивными» анатомическими препаратами в России были сделаны очень важные открытия в. области собственно анатомии и медицины. Труды Н. И. Пирогова (1810 — 1881) принесли ему мировую славу выдающегося ученого, анатома и хирурга. Без преувеличения можно сказать, что он создал практическую анатомию (хирургическую, или топографическую). Значительная роль в прогрессе нашей отечественной анатомии принадлежит П. Ф. Лесгафту (1837 — 1909), В. П. Воробьеву (1876 — 1937), автору книг по макро- и микроскопической анатомии человека и животных.

Размежевание анатомии человека и животных относится к первой половине XVIII столетия, когда в России появилась Хорошевская ветеринарная школа — первая в Европе. Начиная с середины XIX столетия возникают ветеринарные институты в Варшаве, Дерпте, Харькове, Казани, Москве, Новочеркасске, Киеве, Омске и других городах, Во всех этих учебных заведениях учреждаются кафедры анатомии животных. Здесь работают выдающиеся ученые — авторы и составители учебников и учебных пособий по анатомии животных.

Такого рода книги носят узкоспециальный характер и лишь частично касаются пластической анатомии. По собственному многолетнему опыту художника-анималиста автор этих строк хорошо знает, как трудно из строго научных трудов, изобилующих деталями и специфической терминологией, извлекать анатомические сведения, нужные художнику. Мне всегда вспоминается изречение русского врача прошлого века Ефрема Мухина: «Врач-неанатом не только бесполезен, но и вреден». То же самое можно сказать и о художнике, который, не зная анатомии зверей, берется их рисовать.

Те, кто хочет избежать такого упрека, кто по-настоящему любит животных и начинает осваивать анималистическое искусство, должны внимательно изучить основы пластической анатомии.

В процессе изучения сходства и различий между животными ученые установили, что животный мир связан узами сравнительно близкого или отдаленного родства. Они составили классификацию, расчленив представителей фауны на классы, отряды, семейства, роды и виды. Ученые открыли и другую закономерность — постепенный переход от простых форм к более сложным, от беспозвоночного (земляного червя) к животным позвоночным (рыбы, земноводные, пресмыкающиеся, птицы, млекопитающие). И чем ближе родство, тем больше сходства в строении. Все живые существа имеют общий план строения, но бесконечно варьирующийся в деталях. Особенно ясно это прослеживается у позвоночных.

Анатомическая основа высших позвоночных — скелет состоит из костей, которые образуют черепную коробку, позвоночник, грудную клетку, плечевой (или передний) пояс, тазовый (или задний) пояс, передние и задние конечности (рис. 1).

У более примитивных животных скелет проще; к примеру, у рыб он делится всего на три отдела — голову, туловище и хвост, у наземных позвоночных, в частности у млекопитающих, скелет сложнее, в процессе эволюции он претерпел значительные изменения.

Скелет многих животных имеет кости, носящие одни и те же названия, например плечевая кост, лопатка, предплечье, запястье, пясть есть у человека и лошади, у кошачьих и собак, у птиц и ящериц. Одни и те же мускулы, скажем дельтовидный, есть у человека, лошади, собаки, птицы. Разница лишь в степени развития и конфигурации. Лопатки у птицы саблевидной формы, узкие и длинные, а у лошади они широкие. В скелетах бывают и более существенные различия, и нетрудно понять, как решительно они влияют на внешний вид животного. Прежде всего это касается длины костей, пропорций, отношения конечностей к телу.

У рептилий (ящерицы, крокодилы, черепахи) локтевой и коленный суставы отходят в стороны от контура тела, конечности их слабые; тело поэтому прижимается к земле, пресмыкается. Отсюда и название класса рептилий — пресмыкающиеся (рис. 2). У млекопитающих же локтевой сустав отошел назад, а коленный выдвинулся вперед, и оба они находятся в контуре или районе тела. Тело высоко поднялось над землей.

Все это результат приспособления животных к условиям обитания, которые изменялись на протяжении миллионов лет. Животные должны были или приспособиться к изменившимся условиям жизни, или исчезнуть с лица земли. В процессе борьбы за существование животные, не сумевшие приноровиться к новой обстановке, вымирали, а приспособившиеся выжив.али и воспроизводили себе подобных. Этот процесс бесконечен. И в наши дни наблюдаются изменения в мире животных, в окружающей природе.

Источник

Карлов Георгий Николаевич

Карлов Георгий НиколаевичГеоргий Николаевич Карлов (10 октября 1905 — 1991) — известный художник-анималист, иллюстратор, заслуженный деятель искусств (1944).

Родился 10 октября 1905 года во Владивостоке. Г.Н. Карлов – дворянин, сын надворного советника, рано потерял отца и в 12 лет остался страшим мужчиной в семье в суровые годы гражданской войны, голода и разрухи. Недоучившийся кадет, он не только сумел сам, своей волей и своим талантом, научиться рисовать, но и изучал пластическую анатомию животных, жизнь животных. Георгий Николаевич, будучи подростком, в годы Гражданской воины потерял глаз и несмотря на это увечье, стал известным художником–анималистом, который успешно работал в жанре анималистики, графики, карикатуры, книжкой иллюстрации. В годы Великой Отечественной войны большими тиражами выходили о карикатуры на гитлеровских вояк, а после войны он участвовал в создании антифашистских музеев в бывших нацистских лагерях уничтожения. Нелегкое детство, тяжелые годы войны, людское горе и страдания, которые вставали перед чутким взором художника, научили его особенно ценить в человеческой жизни самое радостное и безоблачное время – детство.

Автор книги-учебника «Изображение птиц и зверей» (Просвещение, 1976 г.) / «Рисование животных и птиц» (Ижица, 2002 г.), которая обобщает большой опыт художника-анималиста, восполняет немаловажный пробел в литературе об изображении животных. Книга представляет собой подробное руководство, раскрывающее шаг за шагом все этапы изображения животных с учетом техники и жанра изобразительного искусства. Схемы анатомического построения животных дают представление о внутреннем устройстве животных и птиц и делают рисование животных занятием понятным и интересным. читать

Георгий Николаевич благодаря воле и усердию стал прекрасным художником-анималистом, удивительно точно передающим пластику животных. Не меньшую славу он снискал и как иллюстратор книг, известный широкой аудитории в первую очередь остроумными картинками к знаменитому роману И. Ильфа и Е. Петрова «12 стульев». Мастерство сатирического художника проявилось и в серии рисунков к рассказам «Баллада о пылающем сердце» и «Удачный улов».

Более сорока лет своей творческой жизни художник посвятил детской печати, создав яркие и запоминающиеся образы животных — героев русских сказок, стихов и басен. В общей сложности он проиллюстрировал более 400 книг для детей, выходивших в издательствах России, Украины и Молдавии. Г.Н.Карлов был блестящим иллюстратором книг К.Чуковского, С.Маршака, А.Барто, С.Михалкова и других классиков детской литературы, а так же книг «Будем знакомы», «Отчего и почему», «Приключения Тяфа», «Тяп и Ляп» и других.

Не одно поколение детей выросло на замечательных книжках со смешными и остроумными рисунками, которые свидетельствуют о неповторимом почерке талантливого анималиста и юмориста. Сам художник называл свои рисунки «мультяшками», вкладывая в это слово весь искренний восторг, которым награждали эти книжки юные почитатели его таланта.

IMG_9389

Ракитина Е. В. «Приключения Стёпы и Клепы» в Лабиринте, в Риде, в Озоне

Аналогичное издание с другим текстом:
в Лабиринте, в Риде, в Озоне

IMG_9108

IMG_8095

IMG_8250

IMG_0908

Рекомендую следующие книги с иллюстрациями Карлова Г. Н.
в Лабиринте, в Риде, в Озоне
/> в Лабиринте, в Риде, в Озоне

Источник

Изображение птиц и зверей: Пособие для учителя

Дополнительно: МИНИМАЛЬНАЯ СУММА ЗАКАЗА — 500 руб.
МИНИМАЛЬНАЯ СУММА ЗАКАЗА ОТПРАВКОЙ ПОЧТОЙ — 1000 руб.
Книги хранятся в загородном доме. Ближайшее метро — «Новокосино», где и встречаюсь по договоренности, на другие станции метро стараюсь не выезжать (в отдельных случаях м.Площадь Ильича под бюстом Ленина). Самовывоз из Балашихи (мкр. Салтыковка), в пешей доступности от платформы «Салтыковская» или 3,5 км от . [подробнее]

Условия доставки и оплаты

Способы оплаты: наличными; банковской картой

Дополнительно: Вниманию заказчиков!
Оформляйте заказ, только если на 100% уверены, что книга Вам НУЖНА и Вы ее выкупите. Из-за Вашего отказа продавец несет материальные потери. Отправка почтой по России возможна только лишь после 100-% предоплаты за книги и почтовые услуги. Книги по почте высылаю в тот же или на следующий рабочий день после поступления средств (стоимость книги+почтовые расходы на бандероль по. [подробнее]

Условия доставки и оплаты

Дополнительно: Все книги, представленные мною на этом сайте, можно посмотреть здесь: http://www.libex.ru/ppl/usr9627/

Большая просьба — обмен книгами не предлагать!
НЕ встречаюсь, «самовывоз» ТОЛЬКО из КП «Марсель»!
Книги высылаю почтой ТОЛЬКО после 100% предоплаты (стоимость книг(и) + почтовые услуги (от 300 р., включая прочную упаковку гофрокартоном ) на мою карту СберБанка!
ВНИМАНИЕ: НАЛОЖЕННЫМ ПЛАТЕЖО. [подробнее]

Источник