Древние традиции камчатской рыбалки

Древние традиции камчатской рыбалки

Люди появились на полуострове примерно 15 тысяч лет назад. Сейчас коренные жители Камчатки – это ительмены, коряки, эвены и чукчи.

Коряки живут на севере Камчатки в национальном Корякском округе. Их насчитывается меньше 7000 человек. Чукчи – прирожденные мореходы, они выходили в море для охоты и рыбалки на больших байдарах, куда помещалось до 30 человек. Их по данным 2010 года живет на Камчатке всего полторы тысячи человек. Эвенов меньше 2000 человек. Ительменов сейчас всего около 2500 человек, свой язык знает только старшее поколение.

У ительменов рыболовство всегда было главным занятием, большое значение оно имело и для остальных аборигенов. Археологические раскопки показали, что в основном ловили рыбу лососевых пород. Для ловли использовали сети, которые плели из крапивы, ловушки-запоры, также били рыбу острогами. На плетение одной сети требовалось около двух лет, а использовать ее можно было только год.

Первооткрыватель Камчатки Крашенинников писал, что рыба – практически единственная пища местных жителей и их верных помощников, собак. Даже летние месяцы называли по видам рыб, которые идут в это время на нерест.

Для хранения рыбу вялили, квасили, солили, коптили и, конечно, замораживали. Чаще всего рыбу квасили, такая рыба называлась «кислой». В яму, обложенную травой, помещали свежую рыбу, сверху, поверх травы засыпали землей. Через месяц блюдо считалось готовым. Такой способ заготовки был в ходу до XX века. Запах у этого блюда был нестерпим для непривычного человека. Из всех видов лососей, но чаще из кеты и кижуча, делали вяленую рыбу, юколу. Рыбу разделывали, потом развешивали на воздухе на специальных сушилах. Ительмены вялили также мойву, корюшку.

Лососевую икру в основном сушили. Сушеная икра была самой удобной и сытной пищей в путешествии. Из сушеной рыбы также делали порошок – порсу, которую обычно ели, смешивая с местными ягодами: брусникой, голубикой, морошкой.

Боги, обряды и приметы

Ительмены почитали хозяина моря Утлейгана, считалось, что рыбу-основной продукт питания, в реках поселил дух Митг; в честь него устраивали праздник очищения в ноябре. Камчатское божество Хантай – полурыба, получеловек, что-то вроде русалки. Считалось, что он оберегал ительменов от невзгод. Каждый год проводился обряд очищения, для которого делали нового Хантая. Его 3 раза обносили вокруг ритуального костра, с песнями и танцами. Поставив затем на землю, фигуру украшали и подносили рыбу, ягоды, грибы. Во время праздников исполнялись ритуальные танцы, в которых отражалась вся жизнь: охота на медведя, рыбалка, жизнь чавычи, которая приходит с моря в свою реку, чтобы оставить в ней потомство.

Ительмены считались весьма любвеобильным народом, исследователи считают, что это связано с их рыбной «диетой».

Чтобы летом в реке было много рыбы, коряки весной «вызывали» ее из моря. Первую пойманную кету тащили вдоль берега, приговаривая при этом: «Появись много кеты!». Так же поступали и с чавычой, кижучем, горбушей.

Чтобы рыба не исчезла навсегда, нельзя было бросать ее с одного берега реки на другой.

Еще примета: если кижуч не зайдет в реку до 25 августа, то в этом году его уже не будет.

Коряки и чукчи поклонялись «хозяину моря», полуморжу-получеловеку.

Как жить дальше

Современная жизнь и прогресс – не всегда благо для коренных народностей Камчатки.

Веками налаженный образ жизни, включающий оленеводство, охоту и рыбалку, оказывается под угрозой, людей лишают пастбищ и морских угодий, пусть и для потребностей государства. Современные аборигены, как встарь, преимущественно питаются рыбой: сушеной, копченой, свежей, вяленой. Участки для рыболовства коренным жителям дают не всегда хорошие, они часто попадают под общие мероприятия по борьбе с браконьерством, хотя для них добыча рыбы и икры – не предмет наживы, а жизненная необходимость. К тому же, люди нуждаются и в других продуктах питания, а цены на них очень высокие, даже на хлеб из-за удаленности большинства поселений, безработица высокая, а зарплаты низкие.

Вот о чем пишет житель Камчатки в письме Президенту, его письмо размещено на сайте express-kamchatka.com. «При Советской власти были созданы национальные предприятия для коренных народностей, где они могли зарабатывать и кормить свои семьи, сейчас рыбокомбинаты работают по три месяца в году, местное население не имеет постоянной работы, массово спивается. Квоты на вылов рыбы предоставляются в недостаточном объеме: камбала и навага по 10 килограммов в год на человека».

В Государственную программу Камчатского края «Реализация государственной национальной политики и укреп­ление гражданского единства в Камчатском крае на 2014-2018 годы»включена подпрограмма «Устойчивое развитие коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока, прожи­вающих в Камчатском крае».

Читайте:  Используемые оборудование и приборы для рыбы

В официальном документе сказано: «Целью подпрограммы является создание условий для устойчивого развития коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего востока (КМНС), проживающих в Камчатском крае, на основе укрепления их социально-экономического потенциала при сохранении исконной среды обитания, традиционного образа жизни и культурных ценностей этих народов.

Задачи Подпрограммы: развитие традиционных форм жизнеобеспечения (промыслов) КМНС; … обеспечение укрепления здоровья КМНС; сохранение культурного наследия КМНС. Общий объем бюджетных ассигнований на реализацию Подпрограммы 276857,73080 тыс. рублей».

Будем надеяться, что эта подпрограмма будет выполнена и выделенные государством средства позволят аборигенам Камчатки успешно заниматься своими традиционными промыслами и ремеслами, и у малых народов будет большое будущее.

Источник

Как на севере страны люди рыбу ловят. Котец — хитрость, о которой еще помнят в дальних уголках страны.

Издревле для того, чтобы поймать рыбу, применялись всевозможные ловушки и заградительные сооружения(такие, как закол, учуга, забойка, еза и так далее). Однако для того чтобы их возвести необходимо устанавливать специальные ловушки, такие как верша, морда, вентель(вентерь), мережа и так далее.

Но существует забытое многими рыболовами устройство, которое при своей установке уже само является ловушкой. Данным способом добычи рыбы пользуются в дальних уголках нашей страны.

В частности этот способ применяется на севере, где подобная добыча рыбы является единственным средством для существования людей.

Котец или котцы (где-то называют коты) — это самая натуральная ловушка для рыбы, которая представляет собой воткнутые в дно реки или протоки загородительные стенки, выполненные из связанных между собой кольев, досок, реек. Главное предназначение котца — задержать рыбу, которая в него зашла.

Источник изображения: Данилевский Н. Я. «Описание рыболовства в Черном и Азовском морях»

Обычно котец состоит из открылка(еще называют забором) и непосредственно самой ловушки, которая напоминает лабиринт. Зачастую форма лабиринта напоминает некую спираль, края которой закручены внутрь, образуя тем самым довольно узкий коридор. Через эти коридоры заходит рыба, которая плывет вдоль открылки.

Ввиду того, что форма частей этой ловушки напоминает спираль и является округлой, рыба, двигаясь вдоль стенки по своеобразной окружности, высвободиться оттуда в большинстве случаев не может.

Такие ловушки устанавливались(и устанавливаются), как правило, на мелких речках или протоках, ериках, а также в устьях речушек, которые впадают в большие реки. В большей степени ими перегораживают небольшие участки водоемов, однако встречаются в книгах очень объемные конструкции, благодаря которым рыболовы прошлого века добивались огромного улова.

Добывать рыбу котцами можно на протяжении всего года. В данные ловушки попадались щуки, язи, караси, окуни и другие виды рыб, обитающие в облавливаемых водоемах.

На севере это устройство именуют котец, а на юге страны эта ловушка получила название — кОты. Делали их из подручных материалов. Брались колья и втыкались в дно водоема, к ним привязывали связанный между собой тростник(его еще многие камышом называют). Подобная стенка и тростника имела название лИсы(или лЯсы), а вход в ловушку — устенок. Устанавливались коты на водоемах, где медленное течение или его нет вообще — на затонах или ериках.

Для того чтобы рыба, которая попала в ловушку, не уходила через верх (не выпрыгивала), высоту ловушки подбирают исходя из глубины места ее установки. Она должна примерно на 30 — 50 сантиметров(а то и больше) быть выше уровня воды.

Для того чтобы достать рыбу из котца, используют сачки(или, как говорят на севере, сак). Из подобных ловушек рыбу ловят по нескольку раз за день.

Опытные северные рыболовы котцы изготавливают таким образом, чтобы их можно было свернуть в рулон и запросто перенести и в дальнейшем установить в другом месте водоема.

Вы не поверите, но что-то отдаленно напоминающее котцы(связанные между собой рейки и планки) не раз находили археологи. Некоторые из которых ученые относят аж к эпохе неолита.

А в нашем видео можно наглядно увидеть, как на севере нашей страны добывают рыбу, используя котцы.

Источник

Как северные народы ловили рыбу?

В традиционном хозяйстве большинства северных народов большое значение занимает рыболовство. Ещё в третьем тысячелетии до нашей эры оно было одним из основных занятий коренных народов. Их материальная культура в значительной степени зависела от данного промысла.

Читайте:  Здоровое питание диетические блюда из минтая

Это напрямую касалось коренных жителей Амура и Оби, Камчатско – Охотского региона и острова Сахалин. Рыба была основной пищей и кормом для упряжных собак. Кроме того, одежду и обувь шили из рыбьей кожи. Ведя оседлый и полуоседлый образ жизни, народы, занимающиеся рыболовством, в летний период совершали переселения. Добываемую во время сезонного лова рыбу коренные северные народы заготавливали на зиму в виде юколы. А на корм собакам шли отходы.

В период палеолита (20 -25 тысяч лет назад) рыболовными орудиями были костяные крючки и наконечники гарпунов. Среди простейших рыболовных орудий были остроги, сачки, силки. Острогой, являющейся ударным или метательным орудием, били мелкую частиковую рыбу. А с помощью сачков чукчи с байдар добывали навагу. Корюшку таким образом добывали нивхи, негидальцы и ульчи. Что касается чукчей и шорцев, стоит отметить, что они пользовались силками. А из лука рыбу били лесные ненцы, ханты, манси, селькупы, эвенки. У хантов были специальные стрелы для щук, сначала с костяными, а затем с железными наконечниками. Жившие на Амуре коренные народы пользовались примитивными удочками – махалками, имевшими короткое удилище и крючок, насаженный на грузило.

Во время зимнего подлёдного лова с удочкой над прорубью устанавливали укрытие. Использовались самоловные орудия – перемёты и самоловы, которые заимствовали у русских. К длинной верёвке «хребтине» привязывали несколько десятков крючков, привязанных на «поводках». Всю конструкцию протягивали по воде или под водой. А саамы укрепляли к шесту леску с крючком, вбивая сам шест в дно реки или озера.

Источник

Коренные жители Камчатки пожаловались Путину на запрет ловить рыбу

Представители Коренных малочисленных народов Севера (КМНС) написали письмо президенту России Владимиру Путину с жалобой на запрет рыбной ловли от Северо-восточного территориального управления Росрыболовства. Лов рыбы является частью их традиционного образа жизни, сообщает портал «Кам 24».

«Объемы, которые представителям коренных народов разрешают выловить в год, на самом деле небольшие. Это примерно 100 килограммов лосося, столько же корюшки, 200 килограммов наваги и камбалы, иногда выделяют около полутора десятков килограммов палтуса и мойвы», — посетовал старейшина объединения Константин Гордеев.

По его словам, отказ обосновали тем, что жители стойбища Эрвэн, которое находится на берегу Охотского моря в Усть-Большерецком районе края, прописаны в других районах. По его мнению, это основание является незаконным, а чиновники «намеренно превращают аборигенов в изгоев» и создают в регионе конфликтные ситуации.

«В свете этого запрета, представители коренных народов будут вынуждены выйти на водоемы, согласно своим традициям и образу жизни, вследствие чего будут подвергнуты притеснениям со стороны правоохранительных органов. Будет изыматься улов, который является традиционным питанием, а также орудия лова, лодки и другое имущество», — говорится в письме президенту.

Ранее Камчатка была признана одним из самых желанных мест для путешествий. Полуостров занял третье по популярности место, наряду с Байкалом и Сахалином.

Источник



Кета в заложниках

Наука прогнозирует, что нынешняя лососевая путина в Хабаровском крае будет крайне сложной из-за невысоких подходов рыбы. В критической ситуации окажется традиционное рыболовство: представители коренных малочисленных народов Севера могут остаться без кеты и горбуши. Так считает президент ассоциации КМНС Хабаровского края, лауреат всероссийской общественной премии «Гордость нации» Любовь Одзял. Почему — она рассказала в интервью «РГ».

Любовь Александровна, вы много раз говорили, что от лоббирования интересов рыбопромышленников страдает коренное население. Сегодня ситуация не улучшилась?

Любовь Одзял: Наоборот. Надо сказать, что в мире уже постарались свести к минимуму популяции лосося. Последним оплотом остался Дальний Восток, но и здесь варварски истребляют красную рыбу. Ее становится все меньше и меньше из-за неконтролируемого вылова. Для коренного населения, основу питания которого составляют кета и горбуша, это катастрофа. Обманутые ожидания людей могут обернуться социально-экономическим напряжением.

В 2021 году разрешили заездки и плавные сети. В низовьях промышленники выловят все подчистую, а в верховьях не будет рыбы…

Летнюю путину на Амуре запретили. Осенняя стартует 20 августа. К вылову предназначили 13 тысяч тонн лососевых. Откуда они возьмутся? Почему разрешили такие большие объемы? По моему мнению, надо приостановить промышленный лов и на какое-то время разрешить лишь традиционное и любительское рыболовство.

Насколько я понимаю, кроме промышленного прессинга, есть и браконьерский?

Любовь Одзял: Да. Это еще одна беда. Нелегалы ничего не боятся. Хорошо, что сейчас выстроили многоуровневый контроль. Одно время создавалось впечатление, что представители нескольких структур договаривались, кого можно трогать, кого нет. И всегда оказывалось, что безопасно задерживать и обижать именно коренных. Сейчас силовики работают независимо друг от друга. Очень эффективны рейды полиции в период путины. Я высоко ценю действия транспортной полиции, они действуют справедливо, жестко. Это же касается, например, Амурской бассейновой природоохранной прокуратуры. Уверена: должна быть ротация сотрудников теруправлений Росрыболовства. Когда инспекторы долго находятся на одном месте, они обрастают коррупционными связями.

Читайте:  Жареная рыба с картофелем по казачьи

Конечно, не все. Есть и те, о которых коренные жители отзываются очень хорошо. Они справедливы, при этом с рыбаками ведут себя строго, учат их, контролируют. И не «крышуют» бригады нарушителей. Последние — настоящее зло. Никакого отношения к КМНС они не имеют, но взяли моду подавать на своих «сотрудников» заявку как на представителей коренных народов. Получают квоты, под их прикрытием опустошают реки. При этом в нарушениях обвиняют настоящих представителей КМНС. Но настоящие — совсем другие, они послушные. Инспектор дал команду прекратить лов, и лодки разворачиваются к берегу. Могут не выполнить распоряжение только очень обозленные люди, которые видят, что их контролируют, когда браконьеры спокойно рыбачат.

Я часто слышу: «Ваши коренные ловят по десять тонн рыбы!». Да покажите мне хоть одного нанайца, который получил квоту на 100 килограммов и выловил в сто раз больше! Понятно, что проверка нужна. В Амурском районе несколько лет назад насчитывалось 3400 представителей КМНС, а в 2020 году вдруг подали заявки больше 7000. Но в этом не коренные виноваты!

Как часто приходится сталкиваться с административными преградами?

Любовь Одзял: Постоянно. Начнем с комиссий по регулированию добычи (вылова) анадромных видов рыб. Каждую уступку у них нам приходится выбивать с боем. Кстати, даже если комиссия принимает какие-то решения в пользу коренных, свести их на нет, не утвердив, могут территориальные управления Росрыболовства. Добычу часто закрывают раньше установленных сроков. Корюшку нам обычно давали ловить до 20 мая, потому что лед в низовьях всегда уходил только к середине месяца. Сейчас велели успевать до 12-го.

А что касается заявительного принципа, мне сложно понять, зачем его вообще ввели. Пусть коренные выходят и рыбачат без всяких регламентов! Они не должны ни у кого выпрашивать эти 50-100 килограммов рыбы.

Насколько сложна система выделения квот?

Любовь Одзял: Пока человек получит возможность выловить несколько килограммов рыбы, пройдет немало времени: подача заявок коренными, их обработка чиновниками, выпуск распоряжений Росрыболовством и прогнозов отраслевой наукой, распределение в соответствии с заседаниями комиссии по анадромным рыбам. Только после этого выходит приказ Амурского теруправления о разрешении такому-то и такому-то добыть кету или горбушу, чтобы накормить семью. Да и неужели нельзя один раз на годы вперед издать список представителей КМНС? Мы что, национальность каждый год меняем?

Сейчас сложилась критическая ситуация в связи с вводом в действие новых регламентов в сфере наделения объемами традиционных пользователей. Их как будто специально приняли, чтобы навредить! Ввели нотариальное заверение документов. А это большие расходы: каждая страничка паспорта — 300 рублей, свидетельство о рождении — еще 100, 200 рублей. Если в семье несколько человек, за каждого понадобится отдать 400-500 рублей, а за всех — две-три тысячи. Рыба покажется золотой.

При этом руководству Росрыболовства представили недостоверные данные, что заверение документов стоит копейки. Мы объяснили, как все происходит на самом деле. 26 апреля наши предложения ушли в Росрыболовство. Запущена процедура по внесению изменений в административный регламент. Но до их внесения пройдут три месяца. Сейчас отправляем в районы образцы заявок на 2022 год, там собирают документы и ждут августа. Если люди подадут заявки раньше, чем выйдут изменения, будет нарушен срок и получится несоответствие регламенту.

А как обстоят дела с лимитами для общин?

Любовь Одзял: Это особая боль. Из-за постоянно меняющихся регламентов их то выделяют, то не выделяют. Общины — юридические лица, хозяйствующие субъекты, платящие сборы за ВБР, причем в стопроцентном объеме (а не 15 процентов, как промышленные предприятия), налоги, госпошлины, ведущие бухгалтерию, сдающие отчетность, подключенные к системе «Меркурий». Выделять им квоты только для обеспечения населения рыбой неправильно. Часть общин — градообразующие предприятия в отдаленных национальных селах. Они оказывают поддержку бюджетным учреждениям, содействуют в проведении национально-культурных мероприятий. Как можно лишить их квот? Если сейчас не решить проблему, нас ждет массовое закрытие общин.

Источник