Дмитрий Быков Я совершенно не собираюсь строить свою жизнь исходя из попыток разных организаций меня убивать

Если я был бы птицей дмитрий

Помнишь, нас учили быть птицами

03 December 2018 @ 12:00 am

История одной песни.

Нет, всё-таки прав был классик, когда говорил, что не дано нам предугадать, как отзовётся наше слово. Особенно, если воплощено оно в стихах.

Стихи, они ведь и правда как дети: ты можешь родить их, «воспитать», но над их дальнейшей судьбой ты почти не властен. Уходя в большой мир, они начинают жить своей жизнью, и жизнь эта порой откалывает причудливые коленца.

Небо… Крылья… Полёт… Эти образы были близки мне с детства. Увлёкшись поэзией, я включил их в свой творческий инструментарий. В конце 1988 года у меня появилось стихотворение «Помнишь, нас учили быть птицами». Тогда я и представить не мог, какая занятная судьба ему уготована.

Впервые оно увидело свет приблизительно через год, в октябре 1989-го, в моей первой стихотворной подборке на страницах журнала «Парус». Был в советские времена такой популярный молодёжный ежемесячник.

Издавался он в Минске, но распространялся по всему СССР и имел огромную читательскую аудиторию. Например, номер, в котором публиковались мои стихи, был издан тиражом. 1 миллион экземпляров. Кто-нибудь может сейчас вообразить себе такие тиражи? (Кстати, в «Парусе» тогда работали многие, известные сегодня в Беларуси писатели и публицисты. К примеру, Александр Класковский, только-только закончивший журфак БГУ. Или Миша Володин, с которым мы вскоре сдружились в студии авторской песни «Аллея АП».)

Позже стихотворение было опубликовано ещё и в газете «Знамя юности», тоже очень популярной — а главное, прогрессивной — в то время, и в литературном журнале «Идиот», удостоенном, кстати, малой Букеровской премии, как «лучший русскоязычный журнал ближнего зарубежья».

Но в народ «Птицы» ушли не из журналов и газет — хотя многие люди рассказывали мне, что прочли их именно там — а из скромного методического пособия для учителей старших классов, где кроме прочего давались рекомендации по проведению выпускных. Кто-то из составителей, наверное, увидел мою публикацию в «Парусе», и ему приглянулись «Птицы». Не знаю, что уж такого школьного в них он узрел — наверное, слово «учили» — но только стих мой был рекомендован для включения в программы выпускных вечеров. После чего тысячи школ по всему СССР — а затем и экс-СССР — ежегодно читали «Птиц», провожая во взрослую жизнь своих выпускников.

Было бы странно, если бы при таком охвате рано или поздно кто-нибудь не попробовал переложить стих на музыку. За эти годы я переслушал десятки таких проб, как профессиональных, так и любительских. Некоторые исполнители поступали нечестно, выдавая слова за свои — но их быстро одёргивали сами слушатели. Помню, скандальчик на одном из сайтов, где некий малый лет 16-ти утверждал, будто это он автор «Птиц». В ответ на что комментаторы — явно не забывшие публикацию в «Парусе» — язвительно спрашивали, сколько же ему лет было в конце 80-х.

В 2007 году я услышал версию московской рок-группы «Ключевая». Мелодию к ней написал Пётр Каминский, а спел лидер группы Максим Аншуков. Мне она понравилась, и я оставил на их сайте одобрительный отзыв. Через неделю ребята вышли со мной на связь и спросили авторское добро на исполнение песни. Под названием «Помнишь» она вошла в их альбом «Ноты в воздух».

Но не только «Ключевая» держала «Птиц» в своём репертуаре. Многие группы и исполнители, независимо друг от друга, сочиняли к ним музыку и пели на концертах — «Обаяние невовлечённости», «Форрест Гамп», Мила Скорнякова и другие.

В декабре 2012 года «ВКонтакте» со мной связалась известная рок-певица Ольга Кормухина. «Дмитрий, мне понравились ваши стихи. Вы не против сотрудничества? — поинтересовалась она. — Друзья прислали мне песню — «Помнишь, нас учили быть птицами» — и я сразу услышала в ней потенциальный хит. Мой муж Алексей Белов, лидер группы «Парк Горького», уверена, сделает бомбу!»

Работа над новой версией длилась несколько месяцев, а её гранд-премьера состоялась в мае 2014 года — на Красной площади в Москве.

Источник

Если я был бы птицей дмитрий

Какая кокетливая весна выдалась в этом году. Идёшь по улице и жмуришься от яркого солнца, предвкушая, как скоро твоя спина перестанет быть сухой. Срочно расстёгиваешься, но пронизывающий ветер только этого и ждал! Они поспорили с солнцем, кто из них двоих сможет достать тебя первым.

О, десять копеек! Мелочь, а приятно. Вспомнились слова моего друга, который всюду подбирает монетки, независимо от их номинала. Объясняет это тем, что, если он перестанет за ними наклоняться, то их у него никогда и не будет.

Собственно, к нему на студию я и держу путь. Через несколько часов там появится Дима Птицами, чтобы записать своё стихотворение. Это один из молодых и подающих огромные надежды поэтов из Днепропетровска, у которого я собираюсь украсть несколько минут жизни для интервью.

С чем бы ты ещё хотел связать свою жизнь помимо поэзии?
Моя мечта – озвучивать фильмы и мультики. Если такое каким-то образом произойдёт, то будет очень круто, и так я проработаю до конца своей жизни.

Поэтому ты решил не просто публиковать свои стихи в виде текстов, а делать из них треки?
Да нет, всё само собой вышло. У меня была учительница по украинскому языку, с которой мы ездили на конкурсы выразительного чтения. Спустя много лет я начал сам писать стихи и на первом выступлении читал их без музыки. А друг сказал, чтобы я попробовал подложить звук, и пошло-поехало. Записал свой первый альбом «Вспоминай» в 2011 году, он был очень «ванильным». И эти «сопли» разлетелись по сети, как какая-то инфекция (улыбается).

Читайте:  Подготовка молодых бакланов для рыбного промысла в Китае

Ты переслушиваешь свои записи?
Нет, мои записи мне всегда кажутся убогими. Это пошло ещё лет с 17, когда я начал читать рэп. Папа закачал мои треки себе на телефон и слушал. При мне! Очень хорошо помню, как мы лежим с ним на даче, и папа включает этот рэп, я прошу выключить, а он увеличивает громкость. Я бы не стал слушать свои стихи на «повторе» и не знаю, зачем люди это делают. Хотя чужие слушаю.

Ты читаешь стихи под свою музыку?
Ну, она заимствованная, я просто взял попользоваться (смеётся). Есть такой парень Антон, который написал музыку для трёх моих стихотворений. И недавно он говорит: «Димон, представь, что ты вышел на большой уровень, много людей ходят на твои выступления, и тут приезжает какой-нибудь “интертеймент” и подаёт на тебя в суд»…

Тебе до сих пор никто ничего не предъявил?
Да кому это надо? Знаете, сколько таких Дим Птицами читает свои стишули? Пока не ловят, а там посмотрим. Если что, скажу, что это не я, меня с кем-то спутали, и возьму себе другой псевдоним (смеётся).

Какой?
Что-нибудь намного лучше, чем Дима Птицами. Мой материал разлетелся под этим именем, и я подумал, что не стану ничего менять. Но если бы была такая возможность три-четыре года назад, то поменял бы.

Другие поэты обращаются к тебе за рецензиями на их произведения?
Типа: «Скажи, что ты думаешь о моих стихах»? Да, постоянно какие-то люди пишут. Не понимаю, что им это даст, ведь ничего не изменится от того, что я скажу «хорошо». А, если скажешь, что произведение плохое, человек обидится, напишет «да сам ты говно» – так обычно и происходит. Поэтому в какой-то момент я просто перестал читать то, что присылают. Людей не хочется обижать, но тратить своё время на такие вещи, особенно, когда их много, не нужно.

Дима приехал со своими друзьями и по совместительству организаторами выступления в Брянске – Настей и Викой. Поэт выглядел слегка потрёпанным, с герпесом под носом и фотоаппаратом «Зенит» на шее. Позже Дима расскажет, что фотография – это его второе увлечение после стихов. А пока он оказался не слишком-то доволен всем происходящим.

«Это я такой страшный буду стихотворение на видео читать? – вопил Птицами. – Настя, почему ты меня не предупредила?! Я хоть бы оделся понарядней, а то в чём спал, в том и пришёл».

Можешь описать себя пятью словами?
Ленивая задница, неуверенный, ребёнок, ещё раз ленивая задница, потому что моей лени просто нет границ, читатель и раздаватель.

А доверчивым тебя можно назвать?
Да, я очень доверчивый человек! Это плохо, я знаю, но ничего не могу поделать. Жизнь меня ничему не учит.

Что ты предпринимал, чтобы победить свою лень?
Я в блокнотике писал себе задания и вычёркивал их! А то, что не вычеркнул, переносил на следующий день. Но меня не хватает надолго. Каждый раз хочется заводить новый блокнотик.

Ты выбираешь бумажные книги или их электронный вариант?
Конечно, бумажные. Но, когда у меня не было денег, а читать хотелось, то очень помог планшет. С него я прочёл всего Паланика и Буковски. А сейчас в турах мне надарили много книг, и я понимаю, что всё-таки круче читать «бумагу». Да и вообще не умею пользоваться всеми этими электронными штуками.

Получается, лучший подарок для тебя – это книга?
Да. Когда дарят книгу, то вместе с тем дарят целый мир. Ты видишь только название и понимаешь, что тебя ждёт какая-то история и новая вселенная. Но я рад любой милости, например, открыточке. Короче всё, что с душой, то ништяк.

Дима был настроен несколько скептически. А может, просто делал вид. Но такие суетливые фразы, как «Час мы с Вами сидеть не собираемся», «Давайте быстренько отстреляемся» и «Я не знаю, как вести себя на интервью» сделали своё тёмное дело – я окончательно и бесповоротно свыклась с мыслью, что передо мной абсолютный мудак. Какое всё-таки странное это первое впечатление и как хорошо, что есть ещё второе и даже третье…

Заметила у тебя на руке татуировку.
Это наклейка (смеётся). На самом деле, у меня есть татуировки, но я не скажу, что они значат.

Я и не собиралась об этом спрашивать.
Это хорошо. Моя первая татуировка была неким бунтарским жестом.

Для родителей что ли?
Для родителей и для всех, кто меня этим попрекал. Но для родителей в первую очередь, потому что они относятся негативно к татуировкам, и я сделал её, скорее, против их желания. А потом мне просто понравилось – после первой не можешь остановиться. Я не особо люблю показывать свои татуировки, но для меня они значат определённые вещи.

Значения татуировок ты скрываешь, значение псевдонима «Птицами» тоже не разглашаешь ни в одном интервью. К чему такая скрытность?
Понимаете, словами ведь не всё можно объяснить. Вот я покажу какой-нибудь рисунок, например, кита и скажу, что это кит. Но я же не смогу передать словами то, что чувствую, глядя на него. В конце концов, вы так и не поймёте, что он значит, а я не смогу объяснить. Поэтому не вижу смысла показывать свои татуировки – это личные вещи. По поводу «Птицами». О том, как произошёл этот псевдоним, знают несколько человек, а другим просто не хочу разглашать. Тайн-то немного, я могу ответить на любой вопрос. Кроме «Почему “Птицами”?».

Читайте:  Короткие приколы с птицами

Ты до сих пор преподаёшь?
Нет, я больше не хочу преподавать, это абсолютно неблагодарный труд. Мне жалко людей, которые работают в школах. Я работал в основном частным образом, типа репетитором английского языка. Родители сейчас очень тугие, трудно донести до них, что нужно помогать ребёнку, проверять домашнее задание и контролировать его выполнение. Потому что, если этого не делать, ребёнок постоянно приходит не готовым на занятие. Последний раз я преподавал в Харькове, когда жил там, и из восьми детей был всего один, который всё делал сам, потому что ему нравилось заниматься. Иногда дети и нагрубить могли. Тогда мне хотелось долбануть их головой об стол! Есть просто неуправляемые школьники, особенно в 10-11 классах. Притом, мой заработок был небольшой, и я подумал, что лучше пойду продавать кеды в магазине, чем преподавать.

И куда же ты пошёл?
Читать стихи (смеётся).

О своих детях и семье ещё не задумываешься?
Таких мыслей нет. Мне кажется, что, прежде чем заводить детей, жизнь надо вдохнуть целиком, а семья тебя ограничивает, приземляет, останавливает в одной точке. Обычно так. Ну, вот как я поеду в тур, если у меня будет ребёнок? Что я своей женщине скажу?

Неужели у тебя такие длинные туры?
Около месяца, но это не длинный. Осенью я планирую сделать большой тур по России, так он месяца на два затянется. Но на самом деле, это всё отговорки. Просто не хочу пока иметь свою семью. Я немножко пожил семейной жизнью и мне это не очень понравилось.

Когда ты едешь в туры, то обычно задерживаешься в городах на несколько дней?
Нет, я останавливаюсь только там, где мне хочется. Вот еду, например, в Ростов и знаю, что ждёт меня Мишка, который скажет: «Димон, давай затопим баню!». И я понимаю, что не смогу приехать, выступить и уехать, потому что это не красиво. Да и Мишка хороший, с ним приятно проводить время. В общем, везде, где заводятся дружественные связи, я стараюсь остановиться на два-три дня. А где нет смысла тратить время, то уезжаю на следующий день после выступления. Поэтому по Беларуси у меня каждый день выступления – там я никого не знаю, только в Минске есть несколько знакомых. А тут приезжаешь в Брянск, и тебе варят борщ, представляете! Да мне его в последний раз бывшая девушка три года назад варила. И борщ без мяса!

Ты вегетарианец?
Да, почти полгода уже. В этом плане, наверное, на меня повлиял Димка Олейник (Молодой поэт тоже родом из Днепропетровска. – N.P.). Бывало, зайдём мы с ним в «Макдональдс», я говорю: «Два чизбургера», сижу, ем, а он начинает рассказывать про коров, которых зарезали. Ещё я очень люблю сладкое, но мне его нельзя много есть. Однажды я сказал маме: «А давай не будем месяц есть сахар» и вдруг почему-то ляпнул: «И мясо!». Вот так мы с ней договорились и месяц ели только рыбу. А потом я посмотрел пару фильмов на тему вегетарианства, прочёл книгу Джонатана Сафрана Фоера «Мясо» и подумал, что не надо кушать животных. Со временем я и рыбу перестал есть, но мне сложно отказаться от сыра. А ещё пообещал бабушке, что не буду больше пить и только в туре понял, как тяжело не набухаться с ребятами (смеётся). Но от алкоголя я отказался всего пару месяцев назад.

…В итоге мы, сами того не замечая, проговорили почти полтора часа. За это время произошла настоящая трансформация Димы Птицами. Из закрытого и надменного гения-раздолбая он превратился в простого парня с окраины, которого, казалось, знаешь всю жизнь. Но на «вы» ко мне обращаться так и не перестал.

Источник

Дмитрий ГАЛИЦКИЙ

Дмитрий ГАЛИЦКИЙ

Дмитрий Львович ГАЛИЦКИЙ (род. 4 января, 1956, Тюменская область, РСФСР, СССР) – советский / российский музыкант, аранжировщик, композитор, исполнитель. Один из участников «золотого» состава ВИА «Синяя птица».

Вырос в творческой семье: отец – режиссёр массовых представлений, мать – оперная певица. Позже семья переехала в Калугу.

С детских лет с огромным интересом обучался игре на фортепиано в музыкальной школе, что явилось следствием безмерной любви к классической музыке.

С 14-ти лет периодически работал в калужских ресторанах в качестве клавишника. Далее – учёба в музыкальном училище по классу фагота и работа в ансамбле «Калужанка» (позже переименован в «Орион»).

В августе 1978 года получает приглашение в ВИА «Синяя птица», где и работает в качестве клавишника, солиста, аранжировщика и композитора до 1988 года.
Автор нескольких песен ансамбля – «Листопад», «Кафе на Моховой», «Мальчик с одуванчиками» и других. В качестве солиста записал песни «Твой сон», «Ушло наше лето», «Листопад», «В зоопарке», «Наедине с собой» и другие.

В 1988-90 гг. работает в ансамбле Вячеслава Малежика «Саквояж» в качестве клавишника, солиста и аранжировщика (первая песня, которую он ему аранжировал, – «Провинциалка»).

В 1989 году в качестве вокалиста группы «Саквояж» записывает магнитоальбом с песнями «Фантазия», «Феодосия», «Медовый месяц» и др.

С 1990 года – работа со Светланой Лазаревой в качестве композитора, аранжировщика и руководителя аккомпанирующего состава. Записан диск «Давай поженимся».

В 1991 году выпускает магнитоальбом с песнями «Дым твоей сигареты», Прости», «Голуби», также сюда вошли некоторые вещи из предыдущего альбома в новых аранжировках.

С 1993 по 1997 гг. работа с Валерием Ободзинским. В качестве композитора были написаны несколько песен на диске «Колдовские ночи», сделана аранжировка песен диска «Дни бегут».

Читайте:  Композиция птицы своими руками

В 1994 году был выпущен сольный диск «Любовный роман».

В 1996-97 годах – работа в «ДДТ» в качестве клавишника. Участие в записи диска «Любовь». Далее работа с Евгением Осиным и сольная работа.

В настоящее время, как экс-солист ВИА «Синяя птица», является лидером собственной группы, ведёт активную творческую жизнь и гастрольную деятельность.

Дмитрий, вы согласны, что ВИА «Синяя птица» красиво умерла в 1991-м, с уходом последнего из могикан – Сергея Дроздова, чей голос был визитной карточкой всенародно любимого коллектива?

Безусловно! «Синяя птица» – это детище братьев Болотных, Сергея Дроздова и, может быть, еще пары-тройки музыкантов, работавших в «Синей птице» более 10 лет. К сожалению, нет уже с нами Дрозда. Еще раньше ушел из жизни Левкин. Без них никогда бы не взял на себя смелость называться ВИА «Синяя птица». Поэтому на афишах мы всегда пишем: «Синяя птица» Дмитрия Галицкого». Это то же самое, как если бы в кино или в литературе сказали: по мотивам такого-то произведения. На это я имею право: «Синяя птица» – часть моей жизни.

Дмитрий Галицкий – это неотъемлемая часть истории «Синей птицы». Как-то в одном из самых, наверное, подробных интервью Сергей Дроздов сказал о вас: «Галицкий очень много сделал для «Синей птицы»! Он аранжировал, много солировал и писал. «Твой сон», например, или «Листопад» – очень красивые песни…» А почему вы не собрались вместе, когда интерес к такой музыке начал возрождаться?

Мне хотелось этого, и мы говорили с Сергеем, но как-то все откладывали… В итоге так и не случилось.

Сейчас в вашей ностальгической «Синей птице» Галицкого» вы исполняете только старые вещи или и новые песни показываете зрителю?

Конечно, основной репертуар – наши хиты 70-х и 80-х. Но без новых песен не обходится ни один концерт. Я сейчас пишу вторую сольную пластинку и, конечно, проверяю песни на наших поклонниках.

(По материалам официального сайта «СИНЯЯ ПТИЦА Д. ГАЛИЦКОГО» и KR40.RU)

  1. Фантазия
  2. В гости к Грину (Феодосия) (Л. Федин)
  3. Медовый месяц
  4. Волна
  5. Горизонт (с ВИА «Синяя птица», 1986)
  6. Кафе на Моховой (с ВИА «Синяя птица», 1986) (С. Огарков)
  7. В зоопарке (с ВИА «Синяя птица», 1983) (В. Малежик)
  8. Прости (В. Малежик)
  9. Возьми меня, ветер крылатый
  10. Я свободен всю субботу…
  11. Одни теряют, другие находят
  12. Music non-stop
  13. Дым твоей сигареты
  14. Дарите ветер
  15. Наш день (1991) (С. Огарков)
  16. Феодосия (1991) (Л. Федин)
  17. Не вспугни голубей моих
  18. Не держи на сердце камень (Л. Поливода)
  19. Исповедь

Музыка: Д. Галицкий, кроме – (7) – муз. В. Малежик, (18) – муз. Л. Поливода

Записи 1983, 1986, 1989-92 гг.

Размер архива: 109,3 МБ
Качество: МР 3 (192 кб/с)
Общее время звучания: 79 мин. 36 сек.

Источник



Дмитрий Быков: Я совершенно не собираюсь строить свою жизнь, исходя из попыток разных организаций меня убивать

Ну и, конечно, я должен поблагодарить всех, кто написал мне всякие добрые слова в связи с расследованием «Инсайдера». Благодарю Доброхотова и Грозева, которые проделали, на мой взгляд, колоссальную работу. Работу, которую сам я не проделал бы никогда. И спасибо всем, кто написал всякие добрые слова.

Я не собираюсь уделять этой истории какое-либо внимание. Причина происходящего, мне кажется, проста. Я думаю, шли по Координационному совету, по списку. Если посмотреть на этот совет, видно, что судьбы его участников как-то сложились не очень радостно. Более того: многие тяжело заболели — разумеется, от излишеств.

В принципе, я не очень люблю и не очень привык ощущать себя жертвой. В этом, пожалуй, мое абсолютное согласие с известной цитаты Бродского: «Делайте всё, чтобы не ассоциировать себя с жертвой». Но как-то у меня особенно и не было в жизни таких поводов.

Я не хочу сказать, что рассматриваю себя как триумфатора, как конкистадора в панцире железном. Но как-то большую часть своих обстоятельств я мог рассматривать как такую борьбу с обстоятельствами, в которой обстоятельства далеко не всегда побеждали. А иногда и мне случалось как-то что-то с ними сделать. Поэтому рассматривать себя как жертву, тем более недоотравленную, я совершенно не собираюсь и уделять много внимания этому не буду.

То есть я строю свою жизненную стратегию, не исходя из этого. У меня есть другие поводы для тревог, беспокойств, надежд. Другие планы — прежде всего литературные. Я как-то всё-таки ассоциирую себя более с литературой. Мне бы хотелось, чтобы меня знали более как литератора, нежели как персонажа политических дискуссий или скандалов, с этим связанных.

Конечно, некоторые люди тут же вылезли с разговорами о том, что вся моя литературная слава как раз основана на пиаре такого рода. Но это настолько глупо и настолько не соответствует действительности! Как раз наоборот: мне кажется, литературная слава, какая есть (как говорил Окуджава, слава — вещь посмертная; назовем это известностью), как раз и привлекла ко мне некоторое внимание. Всем лучшим во мне я обязан этой скромной способности немного запоминаться.

Это приятно, это любопытно. Но я совершенно не собираюсь строить свою жизнь, исходя из попыток разных организаций меня убивать. А что убить могут кого угодно, так, я думаю, для нас ничего нового в этом нет. Потому что российская власть не знает никаких сдерживающих факторов. У нее отсутствуют сдерживающие центры. Она такая интересная метафизическая загадка.

Источник