Античные авторы о природе

Античные авторы о природе

Гармоничное тело — образ природы в античности

Историческому анализу развития отношений «человек-природа» в западной культуре следует предпослать одно важное замечание. Каждая историческая эпоха в качестве мировоззренческого основания системы интеллектуальной и нравственной ориентации имела свою концепцию природы и человека. Но концепция эта всегда являлась многослойной, содержащей разные аспекты рассматриваемого отношения, которые могут переплетаться и создавать противоречивую картину. На наш взгляд, можно выделить, по крайней мере, этический, деятельностный, религиозный, экологический аспекты отношения «человек-природа».

Так, деятельностный аспект обусловлен отношением человека к вещи в процессе своей деятельности. Поскольку природа есть система вещей, явлений и отношений между ними, то восприятие природы человеком будет зависеть от формы практической человеческой деятельности. В античной культуре ремесленник, создавая вещь, выражал в ней себя, свою индивидуальность, не случайно ремесло в мире античной культуры неотличимо от искусства. Такая деятельность сформировала и соответствующее отношение к природе — как одушевленной, живой.

Этический аспект взаимоотношений «человек-природа» в культуре античности проявляется в том, что люди еще чувствовали себя погруженными в природу и свое социальное поведение соизмеряли с законами природы. Считалось, что благополучия можно достичь, неукоснительно следуя законам природы. Идея блага, понимаемая как благо целого, стала звеном, связующим мир вещей и человеческих отношений. Идею единства мира Платон в диалоге «Зенон» выразил так: «Все, что возникло, возникает ради всего в целом, с тем, чтобы осуществить присущее жизни целого блаженное бытие, и бытие это возникает не ради тебя, а, наоборот, ты — ради него» [28].

В связи с вышесказанным о многоаспектности отношений «Человек-Природа», для дальнейшего исследования выберем более конкретную задачу — проанализировать динамику образов природы в западноевропейской культуре от античности до современности. Актуальность такого исследования сегодня, в эпоху глобального цивилизационного кризиса, очевидна.

Период смены культур — это время, когда наиболее актуальными становятся вопросы из сферы метафизики, где метафизика понимается как наука о сущем, об основаниях бытия. Именно метафизика призвана придать смысл бытию. Традиции метафизики никогда не умирали. Даже во времена «голого» методологизма» Лейбниц и Спиноза создают метафизику космического монизма. В XX в. метафизика в центре внимания в философии жизни А. Бергсона, у реалистов — А. Уайтхед, у неотомистов — П. Тейяр де Шарден и др. М. Хайдеггер связал судьбу европейской цивилизации именно с метафизикой. Трагичность западной цивилизации он видел в том, что она теряла смысл, стержень по мере прогрессирующего «забывания бытия» в результате растворения реальности в абстрактных понятиях.

С этим утверждением Хайдеггера удивительно резонирует отношение ряда современных философов к метафизической проблематике. «Пока мы не освободимся от мысли, что смысл вносит в мир только человек, пока не вернем природе ее онтологическое значение, каким она обладала до того, как технотронная цивилизация превратила ее в сырье, мы не сможем справиться ни с проблемой рациональности, ни с экологическими и прочими кризисами» [29].

М. Хайдеггер тоже погружал проблемы познания в метафизическую проблематику, отстаивая идею активности бытия. «События истории осуществляются как посланные истиной Бытия из него самого. Бытие светит человеку в экстатическом проекте, наброске мысли. Но бытие не создается этим «проектом». Сверх того, «проект», набросок смысла в своей сути «брошен» человеку. «Бросающие» в «проекте», набрасывание смысла — не человек, а само бытие. » [30].

Сегодня в метафизическую проблематику погружены не только проблемы познания, но и экологические, в совокупности обуславливающие выживание человечества. В меняющемся мире надо думать и действовать по-новому, но стратегия и деятельности, и мыследеятельности должна соответствовать ритмам бытия. В частности, способ познавательного отношения к природе обусловлен тем, что под природой понимается.

В условиях современной техногенной культуры, в момент истории, который оценивается как эпоха глобального кризиса цивилизации, с новой силой зазвучала тема природы. Это объясняется тем, что, говоря о философии природы сегодня, мы думаем о философии духа, рисуя картины природы — создаем портрет Человека, призывая сохранить природу — заботимся о выживании человечества.

Ретроспективный анализ образов природы в истории западноевропейской культуры важен не только в теоретическом смысле, но и как путь к новой практике обретения единства мира и человека, к «очеловечиванию» природы на уровне умудренного разума. «Наше видение природы претерпевает радикальные изменения в сторону множественности, темпоральности и сложности» [31], так начинают свою, ставшую знаменитой, книгу «Порядок из хаоса» И. Пригожин и И. Стенгерс. Выскажем свою версию того, как эти изменения стали возможны.

Анализу образов природы в западной культуре можно предпослать в качестве эпиграфа следующее высказывание А. В. Ахутина: «Природа» древнегреческого мыслителя, «природа» римского натуралиста, «природа» «натуральной магии» ХVI в. и «природа» физика-теоретика XVIII в. — не просто разные понимания одного и того же предмета или разные отношения к нему. Речь идет о совершенно разных предметах. Понять каждый из них — значит субстанциально различить их» [32].

Античное восприятие природы основано на изначальном, ничем не нарушаемом единстве сущего, где все — люди, вещи, боги. все едино, гармонично и естественно. Природа виделась как драма, в которой каждая вещь играет свою роль. А. Ф. Лосев так рисует образ античного космоса: «Космос, природа есть театральная сцена. А люди — актеры, которые появляются на этой сцене, играют свою роль и уходят. Откуда они приходят? С Неба, ведь люди — эманация космоса, и уходят туда же и там растворяются как капли в море. А Земля — это сцена, где они исполняют свою роль. Какую же пьесу разыгрывают эти актеры? Сам космос сочиняет драмы и комедии, которые мы исполняем. Философу достаточно знать только одно: что он актер и больше ничего» [33].

Космос есть абсолютное тело, прекрасное и божественное, космос — это абсолютизация природы. Анализируя аристотелевское толкование природы, М. Хайдеггер приходит к выводу: фюзис есть из самой себя и в самое себя путешествующее при-сутствие от-сутствия ее самой. Фюзис есть один из родов бытия, а именно тот, который в самом себе имеет начало своего бесконечного движения по пути к тому, что есть он сам. Природа соотносится с истиной самораскрывающегося бытия. Изначально, полагает М. Хайдеггер, философия понимала не природу как род бытия, но бытие как природу. Поэтому и стоит это слово в центре рассмотрения досократической натурфилософии. Аристотелевская концепция природного сущего явилась отзвуком первоначальной слитности природы, истины и бытия.

Образ природы в античности — гармоничное тело. Такой образ выражает чувство природы греков, которое столь отлично от чувства природы современного человека, что мы не можем признать его за таковое. Как показал О. Шпенглер, наше чувство природы, постоянно выражаемое живописью, музыкой и лирикой, некое могучее, страстное влечение к далям и горизонтам, а также ландшафту, небу, лесам, морю, есть строгая противоположность античному чувству природы, которое держится за отдельные формы, за близкое, осязаемое. «Природа» античного человека нашла свой высший символ в нагой человеческой статуе (рис.4), это чувство природы О. Шпенглер назвал аполлоновской природой, к ней принадлежат представления о веществе, форме и энтилехии Аристотеля.

Важной особенностью понимания природы в античности являлось представление о самодостаточности природы. Природа для античного мира есть то, что имеет причину своего существования в себе, не нужно привлекать никакие сущности для объяснения природы, все есть природа, и бытие — природа. Познавательное отношение к природе выражается в умном созерцании, реализацией этого знания является образ жизни мудреца. Ремесленник имеет дело с природой лишь косвенно, при этом он старается перехитрить природу, реализует ее потенции в случайных и противоестественных для самой природы формах. Умное созерцание природы считалось наиболее адекватным путем к истине. Мудрость поступка занимала ступень ниже.

В средневековом мировоззрении отношение к природе меняется с точностью до наоборот. Путь к истине рассматривается как результат особого поступка — акта веры, поэтому изучение природы становится второстепенным по отношению к истинам откровения. Вещь, трактуемая как выраженное слово, перестала иметь источник существования в себе. Природа в средневековом мировоззрении впервые начинает рассматриваться как прах, лишенный жизни.

Сознание греков историки называют космичным, где под космизмом понимается мировосприятие, в котором все события внутри и вне «Я» причастны космосу. А. Ф. Лосев отмечает, что греки сами в своем языке раскрыли тайну понимания личности, выразив термином «сома», что есть ни что иное как «тело», понятие личности. Личность — это хорошо организованное и живое тело. В этом и проявляется огромный внеличностный и, одновременно, возвышенный космологизм античности. Важно подчеркнуть, что единство человека и космоса не достигается в деятельности человека, оно не становится, не творится, а изначально и предзадано. Космос же представляется воплощением вечного закона круговорота.

Читайте:  Лучшее и худшее молоко по версии Росконтроля

Источник



ВОЗЗРЕНИЕ ДРЕВНИХ НА ПРИРОДУ

О первых философах Аристотель («Метафизика», кн. I, гл. 3) говорит, что они утверждают следующее:

«То, из чего все сущее состоит, из чего, как из первого, оно возникает и во что, как в последнее, оно возвращается, то, что, как субстанция (ouaia), остается всегда одним и тем же и изменяется лишь в своих определениях (nausai), — это есть элемент (aToi%siov) и начало (ap%r|) всего сущего. Поэтому они полагают, что ни одна вещь не возникает (outs yiyvsauai ouSsv) и не исчезает, так как всегда сохраняется одна и та же природа» (стр. 198).

Таким образом, здесь перед нами уже полностью вырисовывается первоначальный стихийный материализм, который на первой стадии своего развития весьма естественно считает само собой разумеющимся единство в бесконечном многообразии явлений природы и ищет его в чем-то определенно-телесном, в чем-то особенном, как Фалес в воде.

«Фалесиз Милета. утверждал, что вода есть начало вещей, а бог — тот разум, который образует все из воды» («О природе богов», I, 10).

Гегель совершенно правильно объявляет это прибавкой Цицерона и добавляет:

«Но вопрос о том, верил ли Фалес еще, кроме того, в бога, нас здесь не касается; речь идет здесь не о допущениях, верованиях, народной религии. и если бы даже он и говорил о боге, как об образователе всех вещей из воды, то мы бы отсюда ничего больше не узнали об этой сущности. Это — пустое слово, лишенное своего понятия», стр. 209 (около 600 г. [до хр. эры]).

Древнейшие греческие философы были одновременно естествоиспытателями: Фалес был геометром, он определил продолжительность года в 365 дней, предсказал, как говорит предание, одно солнечное затмение. — Анаксимандр изготовил солнечные часы, особую карту (nspiueipou) суши и моря и различные астрономические инструменты. — Пифагор был математиком.

У Анаксимандра из Милета, по Плутарху («Застольные беседы», VIII, 8), «человек произошел от рыбы, вышел из воды на сушу» [Подчеркнуто Энгельсом. Ред.] (стр. 213). Для него . . . ?? . [первоначалом и элементом было бесконечное (подчеркнуто Энгельсом). Ред.] причем он не определял (. ) его ни как воздух, ни как воду, ни как что-нибудь другое (Диоген Лаэрций, кн. II, § 1) [стр. 210]. Гегель (стр. 215) правильно передает это бесконечное словами: «неопределенная материя» (около 580 г.).

Анаксимен из Милета принимает за первоначало и за основной элемент воздух, который у него бесконечен (Цицерон, «О природе богов», I, 10).

«Из него все выступает и в него снова все возвращается» (Плутарх, «О мнениях философов», I, 3).

При этом воздух, . = . [дыхание, дух. Ред.] :

«Подобно тому как наша душа, которая представляет собой воздух, сдерживает нас, так дух (nvsu^a) и воздух сдерживают весь мир; дух и воздух означают одно и то же» (Плутарх)[363] [стр. 215—216].

Душа и воздух рассматриваются как всеобщая среда (около 555 г.).

Уже Аристотель говорит, что эти древнейшие философы полагают первосущность в некотором виде материи: в воздухе и воде (и, может быть, Анаксимандр в чем-то среднем между ними); позже Гераклит — в огне, но ни один из них не в земле из-за ее сложного состава (. . . ), «Метафизика», кн. I, гл. 8 (стр. 217).

Обо всех них Аристотель правильно замечает, что они оставляют необъясненным источник движения (стр. 218 и следующие).

Пифагор из Самоса (около 540 г.): число— основное начало:

«Число есть сущность всех вещей, и организация вселенной в ее определениях представляет собой вообще гармоническую систему чисел и их отношений [Подчеркнуто Энгельсом. Ред.] (Аристотель, «Метафизика», кн. I, гл. 5 passim [в разных местах. Ред.]).

Гегель правильно обращает внимание на «смелость подобного утверждения, которое сразу устраняет все то, что представление считает сущим или сущностным (истинным), и истребляет чувственную сущность», полагая сущность в логической категории, хотя бы очень ограниченной и односторонней [стр. 237—238].

Подобно тому как число подчинено определенным законам, так подчинена им и вселенная; этим впервые высказывается мысль о закономерности вселенной. Пифагору приписывают сведение музыкальной гармонии к математическим отношениям. Точно так же:

«В центре пифагорейцы помещали огонь; Землю же они рассматривали как звезду, обращающуюся по кругу вокруг этого центрального тела» (Аристотель, «О небе», II, 13) [стр. 265].

Но этот огонь не был Солнцем; тем не менее тут первая догадка о том, что Земля движется.

Гегель о планетной системе:

«. Математика до сих пор еще не в состоянии указать закон гармонии, определяющий расстояния [между планетами]. Эмпирические числа мы знаем точно; но все имеет вид случайности, а не необходимости. Мы знаем приблизительную правильность расстояний, и благодаря этому было удачно предугадано существование еще некоторых планет между Марсом и Юпитером, там, где позднее открыли Цереру, Весту, Палладу и т. д. Но такого последовательного ряда, в котором был бы разум, смысл, астрономия еще не открыла в этих расстояниях. Она, наоборот, относится с презрением к мысли о таком изображении этого ряда, которое вскрывало бы в нем определенную правильность; но сам по себе это крайне важный пункт, и мы не должны отказываться от попытки найти такого рода ряд» (стр. 267—268).

При всем наивно-материалистическом характере мировоззрения в целом, уже у древнейших греков имеется зерно позднейшего раскола. Уже у Фалеса душа есть нечто особое, отличное от тела (он и магниту приписывает душу), у Анаксимена она — воздух (как в Книге бытия)[364], у пифагорейцев она уже бессмертна и переселяется, а тело является для нее чем-то чисто случайным. И у пифагорейцев душа есть «отщепившаяся частица эфира (. . )» (Диоген Лаэрций, кн. VIII, § 26—28), причем холодный эфир есть воздух, а плотный образует море и влажность [стр. 279—280].

Аристотель также и пифагорейцев правильно упрекает в следующем:

Своими числами «они не объясняют, каким образом возникает движение и как без движения и изменения имеют место возникновение и исчезновение или же состояния и действия небесных вещей» («Метафизика», кн. I, гл. 8) [стр. 277].

Пифагор, как говорит предание, открыл тождество утренней и вечерней звезды, а также то, что Луна получает свой свет от Солнца. Наконец, он открыл пифагорову теорему.

«Говорят, что, когда Пифагор открыл эту теорему, он принес гекатомбу [жертву из ста быков. Ред.]. И замечательно, что его радость по этому поводу была так велика, что он устроил большое празднество, на которое были приглашены богачи и весь народ. Теорема стоила того. Это было веселье, радость духа (познания) — за счет быков» (стр. 279).

Левкипп и Демокрит[365]

«Левкипп и его сотоварищ Демокрит признают элементами полное и пустое, называя, например, одно сущим, другое же небытием, а именно: полное и твердое» (т. е. атомы) «сущим, а пустое и разреженное — небытием. Поэтому они и говорят, что бытие существует отнюдь не более, чем небытие. Причиною же вещей является то и другое как материя. И подобно тому как мыслители, утверждающие единство основной субстанции, все остальное выводят из ее состояний. так и эти философы считают основные отличия» (т. е. основные отличия атомов) «причинами всех других свойств. А этих отличий они указывают три: форму, порядок и положение. А отличается от N формой, AN от NA — порядком, Z от N — положением» (Аристотель, «Метафизика», кн. I, гл. 4).

Левкипп. «Он первый выставил атомы как первоначала. и говорил о них как об элементах. Он говорит, что из них возникают бесчисленные миры и снова на них распадаются. Возникают же миры следующим образом: по мере отделения от беспредельного множество тел всевозможных форм несется в великую пустоту. Собираясь вместе, они образуют один вихрь, в котором они, сталкиваясь и всячески вращаясь, разделяются таким образом, что сходное присоединяется к сходному. И так как они, будучи равновесящими, вследствие своего множества уже никак не могут вращаться кругом, то мелкие направляются во внешнюю пустоту, как будто просеиваемые через сито; остальные же держатся вместе и, переплетаясь, бегут вместе друг с другом и образуют прежде всего некоторое шарообразное целое» (Диоген Лаэрций, кн. IX, гл. 6).

Читайте:  В какое агентство Санкт 8209 Петербурга обратиться

Следующее — об Эпикуре:

«Атомы непрерывно движутся. Ниже он говорит, что они движутся и с одинаковой скоростью, ибо пустота всегда одинаково дает дорогу как самому легкому из них, так и самому тяжелому. И нет у атомов никаких иных свойств, кроме формы, величины и тяжести. Да и не всякая величина им свойственна: по крайней мере никто никогда чувственно не видел атома» (Диоген Лаэрций, кн. X, § 43—44). «И по необходимости атомы обладают одинаковой скоростью, когда они несутся через пустоту и не встречают на своем пути никаких препятствий. Ибо тяжелые атомы понесутся не быстрее, чем малые и легкие, по крайней мере когда им ничто не встречается, и малые — не быстрее, чем большие, так как все они имеют одинаковый путь, когда и тем ничто не препятствует» (там же, § 61).

«Итак, ясно, что во всяком роде [вещей] единое представляет собой какую-нибудь определенную природу и что ни для одной вещи само это единое не оказывается ее природой» (Аристотель, «Метафизика», кн. IX, гл. 2)[366].

Аристарх Самосский уже за 270 лет до хр. эры выдвигал коперниканскую теорию о Земле и Солнце (Медлер, стр. 44; Вольф, стр. 35-37)[367].

Уже Демокрит высказал догадку, что Млечный путь посылает нам объединенный свет бесчисленных небольших звезд (Вольф, стр. 313).

Данный текст является ознакомительным фрагментом.

Продолжение на ЛитРес

Читайте также

"Свою природу. "

"Свою природу. " Свою природу совершенствуя недавно — четыре дня на дружеских пирах усердно пил вино перемежая с брагой и преуспев настолько просветлел что дверь открыв мне нежная супруга опасливо спросила: «вам

Лекция 8 «РУССКОЕ ВОЗЗРЕНИЕ». ОТ СЛАВЯНОФИЛЬСТВА К РЕЛИГИОЗНОМУ РЕФОРМАТОРСТВУ

Лекция 8 «РУССКОЕ ВОЗЗРЕНИЕ». ОТ СЛАВЯНОФИЛЬСТВА К РЕЛИГИОЗНОМУ РЕФОРМАТОРСТВУ Специфика русского «самобытничества». Философия истории П.Я. Чаадаева. Славянофильство: И.В. Киреевский, А.С. Хомяков, К.С. Аксаков. Теория культурно-исторических типов Н.Я. Данилевского.

О ТОМ, ЧТО ЧЕЛОВЕЧЕСКУЮ ПРИРОДУ НЕ ИЗМЕНИШЬ

О ТОМ, ЧТО ЧЕЛОВЕЧЕСКУЮ ПРИРОДУ НЕ ИЗМЕНИШЬ У человека было множество странных идей о мире и окружающих предметах, но самые странные – о себе. То он считал себя жертвой случая или судьбы, то игрушкой в руках богов или демонов, то любимцем неба или природы, то "отребьем

Глава VII. Марксистский взгляд на природу

Глава VII. Марксистский взгляд на природу Мы уже говорили о том, что марксизм считает че­ловека, а следовательно, и человеческое общество частью природы. Поэтому происхождение человека следует искать в развитии мира; человек развился из предшествующих форм жизни, в

Труд как воздействие на природу (орудие, охота, огонь)

Труд как воздействие на природу (орудие, охота, огонь) Силой, направившей процесс морфологических изменений древних антропоидов в направлении телесной организации человека современного физического типа, явился, по Энгельсу, труд. Способность к труду он в свою очередь

A. Изучение древних авторов

A. Изучение древних авторов Когда стали в то время озираться вокруг, чтобы искать человечного в научной области, то ближайшим способом поисков этого человечного явилось возникновение на западе интереса и восприимчивости к античным авторам, к их ясности и красоте.

Понимать Природу

Понимать Природу Нашим желанием является пробудить в людях уважение к Природе, уважение к ней самой, к ее жизненной отваге, пробудить благодарность за все, чем мы ей обязаны, от нашего физического существования до невероятных, исполненных мудрости посланий, которые она

Не является ли трансгуманизм вмешательством в природу?

Не является ли трансгуманизм вмешательством в природу? Этот вопрос затрагивает самую суть трансгуманизма. Трансгуманисты считают, что это правильно вмешиваться в природу. Здесь нечего стыдиться. Нет абсолютно никаких моральных или этических причин, по которым мы не

Глава XVI. ЛЮБИТЕЛИ ПОПРАВЛЯТЬ ПРИРОДУ [89]

Глава XVI. ЛЮБИТЕЛИ ПОПРАВЛЯТЬ ПРИРОДУ [89] Любители поправлять природу, гордясь своими пустыми познаниями, хотят восстановить изначальные свойства вещей. Соблазненные пошлыми желаниями, гордясь своими пустыми понятиями, они стараются достичь просветления духа. Таких

Источник

Античная философия природы и ее основные характеристики

Др. гр.ф (дгф) возникла в ионийских городах зап. побережья мал Азии, основ. греками. Здесь раньше развилась раб., торговля и выросшая на их основе культура.(связана с культурами Вавилона, Финикии и Египта — более древние цив., пришедшая оттуда математика, астрономия, обработка мифологии в поэзии и искусстве). Произошло освобождение мировоззренческих представлений о природе и человеке из плена мифологических схем. А произошло это при развитии классового общества и государства. Возникли философские и в первую очередь космологические системы. При отсутствии средств экспериментальной проверки гипотез число систем было велико, что означало многообразие философских типов объяснения мира. Это сделало античную философию школой философского мышления для последующих поколений.

Первые учения — г. Милет VII-VI в. днэ — Фалес, Анаксимандр, Анаксимен. Задавшись вопросом, откуда все возникает и во что превращается, они искали начало происхождения и изменения всех вещей. Первовещество — живое в целом и в частях, наделенное душой и движением. Занимались и разносторонней практ деятельностью. таким образом, им свойственен философский материализм и стихийная диалектика.

ФАЛЕС. конец 7 начало, в до нэ. Купец, много путешествовал. Гидроинженер. Проект полит объединения малоаз. городов перед угрозой Персии. Знаком с достиж. науки Вав и Египта. Предсказал солн затмение в Г. -585 гднэ. Изобрел некот. астроном приборы.

Все произошло из некоего влажного первовещества или воды . Все рождается из этого первоисточника. Земля — плоский диск, плав. на пов. воды. Вода и все произошедшие из нее вещи — не мертвые. Вселенная полна богов, все одушевлено. Примеры — магнит и янтарь могут приводить в движ. др. вещи — они имеют душу. стоит у истоков демифологизации мира — Зевс — мировой разум, боги — действующие в мире силы.

АНАКСИМАНДР. ВВел понятие первоначала всего сущего — архе и считал таким первоисточником апейрон, из которого обособл. противоположности теплого и холодного, дающие начало всем вещам. Их борьба порождает космос, горячее — огонь, холодное — небо и земля. Апейрон не имеет границ, он беспределен. Дал первую формулировку закона сохранения энергии. Космология. Земля — цилиндр. вокруг три небесных кольца: солнечное, лунное и звездное. Все обособившееся от беспредельного должно вернуться в него. Поэтому миры возникают и разрушаются. высказал идею эволюции, человек, подобно другим существам, произошел от рыбы.

АНАКСИМЕН. Время завоевания Милета персами. Первовещество — воздух. Все вещества получаются посредством сгущения и разряжения воздуха. Воздух- это дыхание, обнимающее весь мир. Воздух вечен и подвижен, сгущаясь, образует облака, затем воду, затем землю и камни. Разрежаясь — огонь. Идея перехода количества в качество. Земля — диск, поддержив. воздухом. Звезды — огонь, только далеко. Дал близкое объяснение затмений Луны и Солнца.

ПИФАГОР И РАННИЕ ПИФАГОРЕЙЦЫ. Пифагор из Самоса 580-500гднэ.

При тиране Поликрате переселился в Ю.Италию в г. Кротон где основал полит и рел. союз представл. интересы аристократии. Сам ничего не писал. Учения его претерпели знач. эволюцию. Выдвинул реакц учение о порядке. В общ. жизни порядок — власть аристократов.

Последов П. объединились в союз. Боролись с демократией. В 5 вднэ этот союз был разгромлен демокр.

Отвергали материализм Милетцев. Основа мира не матер первоначало, а числа, кот образуют космический порядок — прообраз общ. порядка. Познать мир — значит познать управляющие им числа. Первая попытка постановки вопроса о роли колич. стороны явл. природы.

Математика, геометрия, теории архитектуры. музыки, скульптуры.( высота тона струны зав. от ее длины.) Движ небесных тел подчиняется мат. соотношениям — гармония сфер.

Пифагорейцы отрывали числа от вещей, превращали их в самостоятельные существа, абсолютизировали и обожествляли их. Свящ. монада(единица) — это мать богов, всеобщее первоначало и основа всех прир. явлений. Двойка — это принцип противоположности, отрицательности в природе. Природа образует тело (тройка), являясь триединством первоначала и его противор. сторон. Четверка — образ четырех элементов прир. ИТД. Мысль о том, что все в прир. подчинено опред. числ соотнош., благодаря абсол чисел приводила П. к идеалистическому утверждению, что именно число, а не материя явл. первоосновой всего. Все вещи состоят из противоположностей — чет нечет, предел беспредельное, единство множество, правое левое, мужское женское. Однако их противоположности не переходят друг в друга( в отличии от Гераклита). Особое значение — предел и беспредельное. Предел — огонь, беспред. — воздух.(пустота). Мир дышит пустотой, состоит из взаимод. огня и воздуха. Идеи бессмертия души и переселения душ.

Читайте:  2 Методы изучения живой природы Рабочие приборы биолога лупа микроскоп

ГЕРАКЛИТ. Родом из Эфеса. (530 — 470 ггднэ). Аристократ, отстранившийся от власти. Исходный пункт учения о мире — представление о преходящем, изменчивом хар. всего существующего.

Все сущ. вещи возникли из материального первоначала. Однако первовещ. — это огонь. Выбор огня в кач. первовещества обусловлен взглядами Г. на характер жизни природы. Мир нах. в постоянном процессе изменения, а из всех прир. вещей наиболее подвижен, изменчив огонь. " Этот космос один и тот же для всего существующего не создал никакой бог и никакой человек, но всегда был, есть и будет вечно живым огнем, мерами загорающимся и мерами потухающим". Причина вечного изменения — борьба противоположностей.

Мир остается в основе огнем, несмотря на все изменения. Душа тоже из огня, душа материальна — это наименее влажный огонь. Все вещи возникают из огня согласно необходимости.

Миром правит "логос".(закон, необходимость)"Даже Солнце не может переступить логос." Мир есть процесс в котором всякая вещь переходит в свою противопол.(холодное в теплое, Влажное в сухое и наоборот)"Нельзя дважды войти в одну реку" В челов. жизни превращ. в противопол. есть борьба. Она "отец всего, царь всего". Благодаря борьбе противопол. обнаруживается их внутреннее тождество: жизнь и смерть, путь вверх и вниз.

Всеобщность изменения и переход каждого качества в противоп. делают все кач. вещей относительными.(морская вода — чистейшая и вместе с тем грязнейшая: для рыб -питательна, для людей -негодна)

Логос — основа всеобщности и истинности чел. познания. В основе мышления лежат ощущения. Мышление предпочитает все, что доступно чувствам зрения и слуха. Мышление — общее всем людям, всем дано познать себя и быть разумными. Даже если что-то осталось скрытым от света, воспринимаемого чувствами, оно не могло бы укрыться от разумного света, "от того, что никогда не заходит"

Однако, считает Г., большинство людей не знают всеобщего и вечного, не ищут познания, принимают многознание за ум.

ЭЛЕАТЫ. В VI-V ввднэ центр дух. развития перемещ. в

Ю.Италию.(земледельческая область). Против изменчивой первоосновы вещей выдвинуто учение о неизменной сущности истинного бытия и иллюзорности всех видимых изменений и различий. В дальнейшем — источник идеализма. Принижение чувственного опыта. Зенон — апории против диалектики. Это метафизика.

КСЕНОФАН. VI-5 вднэ. Поэт фил. побывал в Ю. Италии вообще много путешествовал. В конце жизни поселился в Элее, где под его влиянием возникла школа элеатов. Критиковал представления о множестве богов.(Если бы лошади могли рисовать то они изобразили бы своих богов в виде лошадей) . Он пантеист. Мир вечен и неуничтожим, представляет собой нечто единое и это единое и есть бог. Природа не божественна. Все что рождается и растет, есть вода и земля. О природе богов не может быть истинного знания, только мнение. В теории познания — недостаточность чувственных знаний. Материалист, но дошел до ровня абстракции, что бытие одинаково и тождественно себе, однородно.

ПАРМЕНИД. Элея. 6-5 ввднэ. Составил законы для Элеи, которые даже там долго действовали. Мир — вещ. шар, в котором нигде нет пустоты и, следовательно возможности движения. (все заполнено) Всякая мысль есть мысль о существующем. Поэтому несуществ. никак нельзя мыслить как несущ., откуда несуществ. нет. Отсюда невозможно возникновение и уничтожение.

Из абс. заполненности следует, что мир не имеет частей. Он един. Множество — обман чувств. Отсюда же следует вывод о невозможности движения, возникновения, уничтожения. Представления о движении — лишь мнение, повседневные представления, от которых следует отличать фил., как учение о истине, недоступной восприятиям. Противопоставляет "учение истины" (бытие вечно, не содержит пустоты, неделимо, неподвижно) "учению мнений", куда входили физические, астрономические и др. гипотезы. Вносит элементы рационализма, родоначальник метафизики.

Учение П. полно ненаучных, мифол. представлений, В центре мира — богиня-правительница (или правда и необходимость). Она держит жребий и правит всеми неб. движениями.

ЗЕНОН. Ученик Парм. Выдвинул ряд положений в защ. учения П.(апории) Доказывал невозможность движения(метафизика). Предположение, что движ. мыслимо приводит к противоречиям — оно не может осуществиться. Парадоксы

1) логически невозможно мыслить множественность вещей;

2) допущение движения приводит к противоречию (невозможно и быть в этой точке, и не быть в ней же).

В этих апориях впервые в истории человечества обсуждаются проблемы непрерывности и бесконечности. Апории дали толчок развитию диалектики. Единство прерывности и непрерывности пространства и времени делают возможным движение.

СТОИКИ. конец 4 вднэ. В связи с распространением космологии, математики, развитием техники. Главная задача философии — в этике (это плоды науки). Знание — средство приобретения мудрости и умения жить сообразно природе. Счастье — в свободе от страстей, в равнодушии. Все предопределяется судьбой. В понимании природы — материалисты. Отличали истину (воистину существуют только тела) и истинное — бестелесно и не существует. Создали логику высказываний, в отличие от логики предикатов.

Объединить многочисленные древнегреческие школы и направле­ния, существовавшие до Сократа, позволяют их единая натурфило­софская направленность, синкретичность сознания, особый инте- рес к происхождению мира и его целостной сущности. Синкретич­ность выражается не только в представлениях о нерасчлененности Космоса, но и в гносеологии: как и в мифологическом мышлении, чувственно-рациональный способ мышления является здесь преоб­ладающим.

Но в отличие от мифологии, досократики не ограничиваются при столкновении с грозными и непонятными явлениями введением deus ex machina, т.е. отсылкой к богам. Они ищут иные, доступные познанию причины этих явлений, иные первоосновы мира. Неко­торые из них доходят даже до примитивного атеизма.

Одно из делений досократических школ может быть таким:

• ионийская (милетская) — Фалес, Анаксимандр, Анаксимен, Ге­раклит;

• пифагорейская — Пифагор и его ученики;

• элейская — Парменид, Зенон;

• физиологическая — Эмпедокл, Анаксагор, Левкипп, Демокрит;

• софисты — Протагор, Продик, Гиппий, Горгий.

В этих школах за первооснову мира принимались: у Пифагора — | число, у Левкиппа и Демокрита — атомы, у Гераклита — огонь и т.д.

Из этих школ резко выделяются софисты — своей ориентацией на человека, на социальные вопросы, на практические действия в обыденных повседневных ситуациях. Они обучали приемам и фор­мам доказательства и в конкретных случаях, и обобщая их как об­разцы политической деятельности и философствования. По их мне­нию, доказывать и доказать можно все что угодно. Это говорит об относительности истины и многозначности языка. Взгляды софис­тов сыграли существенную роль и в теории познания, а также в линг­вистике.

Источник

Античные авторы о природе

  • Главная
  • Библиотека
  • Книги по философии
  • История науки
  • Философия природы в античности и в средние века. Сборник переводов и исследований

Философия природы в античности и в средние века. Сборник переводов и исследований

Философия природы в античности и в средние века. Сборник переводов и исследований

Работы, представленные в этой книге, дают читателю возможность на большом временном протяжении проследить рефлексию философской традиции в отношении природы и естественных феноменов, изучение которых теперь относится к ведению частных наук — к оптике, геомет­рии, физике твердого тела и т. д. В книге рассматриваются взгляды и подходы атомистов, Аристотеля, представителей последующих платонов­ской, аристотелевской и стоической школ, как они изложены у Плутарха, Александра Афродисийского, Плотина, Макробия, Прокла, Симпликия, а также их трансформация у средневековых ученых — Досточтимого Беды, Алкуина, у Эриугены и его последователей, у Фомы Аквинского. Мы полагаем, что достоинством книги является наличие снабженных комментариями переводов оригинальных работ этих мыслителей.
Сборник исследований и переводов посвящается памяти замечательного историка науки Ивана Дмитриевича Рожанского, который изучал именно историю античной науки и философии. В его многочисленных трудах и, прежде всего, в монографиях Развитие естествознания в эпоху античности. Ранняя греческая наука о «природе» (1979), Античная наука (1980), История естествознания в эпоху эллинизма и Римской империи (1988) дан глубокий и обстоятельный анализ античного понимания природы, культурно-исторических предпосылок и конкретных научных результатов этого понимания. Настоящая книга будет интересна и полезна как профессиональным философам — исследователям, препода­вателям и студентам — так и всем, кто интересуется историей философии, как частью истории культуры.

Источник